Знаменитую ярмарку Казюкаса, которая в эти выходные проходила в Вильнюсе, посетил и гость из соседней Беларуси – златокузнец Юрий Адамович, который в своих работах пытается возродится дух и технику обработки металла Великого княжества Литовского. Оригинальные работы мастера находятся не только у глав стран Восточной Европы, но и у самого Папы Римского.
Юрий Адамович, фото artfolk.by

Свободный художник, как он говорит о себе, ремесленник, мастер по художественной обработке дерева и металла Ю.Адамович известен в своей стране как редкий мастер своего дела.

Он применяет оригинальную технологию обработки материалов с использованием старинных традиций мастеров Великого Княжества Литовского, переосмысливает традиционные технологические процессы и дальнейшее их развитие и усовершенствование.

Художественной обработкой дерева и металла вплотную занялся с 1972 г. Его работы находятся более чем в 100 странах мира.

«Что касается традиций ВКЛ, то слово «мастер» происходит от немецкого слова «магистр», и каждый мастер ценил в себе, как и я ценю, честный подход к работе. Когда мне предлагают работу, которую я сделать не могу, я говорю честно: хорошо сделать не могу, а плохо не буду. И в ВКЛ был такой же подход, а мастер, допускавший брак, наказывался штрафом», - сказал в интервью DELFI Ю.Адамович, который на этот раз в ярмарке участие не принял по чисто техническим причинам – ремесленные организации не выслали ему приглашения, однако на следующего Казюкаса он обещает приехать «во всеоружии».

- Юрий Иосифович, вы не первый раз в Вильнюсе, какие у вас впечатления от ярмарки?

- Ярмарка замечательная. Я всегда восхищался умением литовцев устраивать праздники, и белорусам этому у них можно поучиться. Ярмарки и у нас проводятся, но у вас не просто праздник хороший, но и хорошая организация, продуманная, причем местные власти идут навстречу ремесленникам и продавцам. Например, вы можете перекрыть весь проспект Гедиминаса, и никто не умирает, что он перекрывается на несколько дней, ведь прибыль идет не только людям, но и государству.

Что касается участников, то я всегда восхищался литовской лозой, литовская лоза очень выделяется, и я даже должен отметить, что самые лучшие лозоплетельщики России родом из Литвы.  Один из них живет в Санкт-Петербурге, а другой – под Красноярском. И таких настоящих мастеров немного.

То же самое я хочу сказать и о литовских кузнецах, правда, на ярмарке были представлены скорее их коммерческие работы, которые можно продать, но качество и этих работ очень высокое. Я с удовольствием походил по Казюкасу, познакомился с мастерами, которые не только показали свои работы, но и рассказали о принципе построения ремесленничества в Литве. И думаю, я с ними еще не раз свяжусь, ведь у нас есть друзья и в Вильнюсском союзе ремесленников, надеюсь в следующий раз мы сможем полноценно участвовать в Казюкасе, для чего от местных необходимо получить приглашение. Приглашение позволяет через таможню перевозить свои изделия, чтобы не было придирок, ведь могут сказать: вот, везешь товар, и прочее. А с приглашением все вопросы снимаются.

-У вас редкая профессия – злотник, и в Беларуси вы известный мастер, продолжающий традиции самого Великого княжества Литовского….

- Да, злотник – это редкая профессия, нас таких в Беларуси всего трое. Надо сказать, что мои работы есть в разных странах мира, в том числе и у Папы Римского, и у великого магистра мальтийского ордена, а также практически у всех президентов Европы.

Когда -то я делал корпуса часов, деревянные, резные, а сейчас работаю в технике холодной ручной чеканки – именно в такой технике делали иконостасы еще в XV-XVI веке на территории Великого княжества Литовского . Это утраченная техника и очень трудоемкая.

Кстати, через несколько лет исполнится 500 лет с того момента, как в Минске цех злотников, в который входили кузнецы, мастера, которые делали ободья на колеса, медники, ювелиры. И исполнится 500 лет с того момента, как ему было присвоено звание цеха, на него распространялось и Магдебургское право. Это означало, этому ремесленнику давалось право голоса, когда решались какие-то городские дела, он платил меньшие налоги, и у него в каких-то вопросах было решающее право голоса.

- Что подразумевает под собой техника старинных мастеров ВКЛ?

- Ее суть в холодной ручной чеканке, которая делается на различных металлах, но в основном на бронзе, так как серебро и золото – это все-таки дорогостоящие металлы. Это также может быть и мельхиор, и нейзильбер, и латунь, и медь, и даже кованая жесть. И все эти металлы можно обработать так, что это будет очень красивое изделие. Лично я в своих работах чаще всего использую латунь и медь, кроме того, я работаю и с деревом, у меня смешанная техника.

Делать приходится самые разные вещи: медную посуду и винные бутылки, а также детали рыцарской или военной одежды XIII или XVII веков, которые заказываются рыцарскими клубами, которые используют как элементы декора. Бывает, что восстанавливается военная форма XVIII-XIX веков - эполеты, знаки отличия, кирасы, головные уборы и их элементы. То есть круг моих работ самый широкий.

Несмотря на то, что многие из этих работ имеют прикладное значение, я каждую работу делаю оригинально, с душою, даже если это копия. Новая работа никогда не будет повторять предыдущие, это будет и другое дерево, и металл будет по другому обработан. В точности работы никогда не повторяются, а в год я делаю от 180 до 260 изделий. Можно даже сказать, что я плодовитый мастер.

Что касается традицией ВКЛ, то мы, белорусы и литовцы, близки и думаем по-другому. Белорусы вроде бы близки русским, но у нас нет мата, у нас более культурные люди, у нас в Минске пешеход – главный человек, его всегда пропустят, так же как и в Литве. И машину, выезжающую из двора, пропустят, а в России этого нет. Это какая-то историческая память еще того времени - ВКЛ, именно поэтому русские нас называют «западными».

- Кроме того, вас называют и литвинами, и даже великолитовцами…

- Да, верно. У меня есть старые карты 18 века, там Минск – это Литвиния, а вот Литва – это Жмудь. А минчане - это литвины, и идет это от Великого княжества Литовского. Вильнюс долгое время был польским, еврейским городом, а потом он уже стал литовским городом. А вот Каунас – это уже такая настоящая Литва.

Я езжу в Литву с 1974 года и признаюсь, что приезжаю сюда как к себе домой. И ездил в Каунас, где всегда не очень хорошо воспринимали русский язык. Но когда ты говоришь, что ты из Беларуси, все меняется. Как-то в этом городе я зашел в книжный магазин на Ласвес аллее. И там были продавщицы, пожилые литовки, так они меня минут 40 не отпускали, у нас было столько общих тем – о книгах, о Литве, о Беларуси.

Что касается традиций ВКЛ, то слово «мастер» происходит от немецкого слова «магистр», и каждый мастер ценил в себе, как и я ценю, честный подход к работе. Когда мне предлагают работу, которую я сделать не могу, я говорю честно: хорошо сделать не могу, а плохо не буду. И в ВКЛ был такой же подход, а мастер допустивший брак, наказывался штрафом, а уже после третьей погрешности его исключали из мастеров и выгоняли из города. Все это говорит о том, что мастерство и честный подход к работе были превыше всего.

- Дело только в подходе или есть какой-то и число технический секрет?

- Дело тут вот в чем. Каждая деталька отдельно обрабатывается, полируется, потом это все собирается и получается такая объемная, барельефная работа – как маленькая скульптура. В этом весь секрет, из сплошного листа металла такого эффекта не получишь. Чтобы это получилось, нужно, во-первых, в голове представить то, что должно получиться.

А дальше делаются отдельные детали. Когда-то, скажем, я делал иконостасы, делался он из отдельных деталей, которые особым образом крепились. В те времена не было сварки, как и не было пайки, детали крепились на специальных маленьких зажимах. Вот если разобрать старинную книгу, на которой бывает декоративное украшение из серебра, то оно крепилось именно этими зажимами, я разобрал одну такую книгу, чтобы посмотреть, как она устроена.

Хорошие мастера и в тем времена не были бедными… Например, мой дед происходил из обедневшего польского шляхетского рода, работал он столяром, краснодеревщиком, в одном из владений Радзивиллов. И как он зарабатывал. Он себе купил место на старом католическом кладбище, у нас в Минске, за три столбика золотых десятирублевок, то есть за триста золотых рублей! Шутка ли, это ведь была вторая могила от костела. Представьте, как хорошо в то время мог заработать хороший мастер. И честно говоря, я вообще не понимаю, как мастер даже в наши времена может быть бедным.

- Одна из Ваших последних больших работ, если не ошибаюсь, как раз как бы продолжает эту тему, да и название у нее «Перст судьбы»…

- Да, это одна из моих последних глобальных работ. Это старушка, мудрая женщина, раньше у нас таких называли ведуньями, ведьмами. И вот эта старуха как бы пальцем грозит: как бы ты ни крутился, как бы ты ни зарабатывал, все равно придет время, когда тебе придется подвести итоги. И кто-то тебя спросит – а что ты сделал в жизни? Жил ты с пользой или прожил впустую? Ведь как бывает, один на кладбище лежит уже лет четыреста, и к нему не зарастает, так сказать, народная тропа, а другой умер, и через год могила уже заросла травой.

- Как в вашем случае идет подготовка к работе? Есть ли у Вас своя библиотека?

- Когда я делаю какую-то работу – заказную или творческую - я обращаюсь, конечно, к историческому материалу. Да, должен признаться, что собственную библиотеку я собираю с 6-го класса. В ней уже порядка 5000 томов по истории и по искусству. И в таком случае обращаюсь и к энциклопедиям, а если работаю над фигурой животного, то ищу максимальное количество снимков в разных ракурсах. Очень важно, чтобы все это было исторически или анатомически достоверно.

Например, только работая над циклом «Знаки зодиака», я узнал, что Козерог – это животное женского рода. Оказывается, когда Зевс был маленький, его воспитывала коза по имени Агнетта, и когда он стал верховным жрецом Греции, он поднял козу на небо и сделал из нее знак Козерога, а из ее рога – рог изобилия.

Я очень люблю и по литовским музеям ходить… Меня очень потряс частный музей под Друскиникай, где резчики выставляют свои работы, в частности фигурки Христа.

- Какие у вас планы на весну? Ведь и в Беларуси уже открывается ярмарочный сезон…

- Да, на май намечается ярмарка, где будет отмечаться 20-летие нашего Союза Мастеров народного творчества. Это мероприятие напоминает вашу ярмарку Казюкаса, но отличие в том, что там не будет продаваться мясо и хлеб, это будет чисто ремесленническое мероприятие. Это очень красивое мероприятие, на которое съезжаются со всей страны, ожидается, что человек 300 в нем примут участие.

Кроме того, я сейчас работаю над созданием символа Беларуси - зубра, у нас это очень популярные существа. У президента Венесуэлы моих зубров уже, наверное, штук пять. (смеется) Сделан он будет из латуни и сосны и, надеюсь, попадет к кому-нибудь другому.

Строго запрещено копировать и распространять информацию, представленную на DELFI.lt, в электронных и традиционных СМИ в любом виде без официального разрешения, а если разрешение получено, необходимо указать источник – Delfi.

Печальный конец самозванца Деспота - голова, набитая соломой (6)

Как показала практика, Якоб Базиликос Деспот Гераклид...

Иоанн Якоб Деспот Гераклид, которого в гробу многие видали (3)

При дворе Яноша II Запольяи для человека отважного и...

Несвижский костел: место уникальной усыпальницы Радзивиллов (1882)

В Вильнюсе в библиотеке Врублевских представлены...

В Вильнюсе открыта выставка о старинном роде ВКЛ Вышневецких (14)

В МИДе Литвы открыта выставка "Вышневецкие - забытая...

"Острые слова" короля Сигизмунда Августа о пармезане, или сыр в большой политике (4)

Посол его величества Фердинанда I, императора Священной...

TOP новостей

Беларусь-Россия. Спусковые крючки глубокой интеграции (285)

Затягивает ли Россия удавку на независимости Беларуси...

Как литовские торговые центры будут работать в дни зимних праздников

Представители крупных торговых сетей в Литве Maxima , Norfa ,...

В Аникщяй рождественскую елку установили прямо на реке (1)

В субботу вечером в Аникщяй зажгли рождественскую елку....