Любому правителю волей-неволей приходится мириться с существованием недовольных, а также с опасностью от всех этих недовольных происходящей. В ВКЛ княжение можно было смело назвать профессией вредной. Впрочем, традиция заговоров и убийств правителей существовала почти повсеместно.
© DELFI (K.Čachovskio nuotr.)

Смерть Миндовга стала результатом прекрасно спланированной и подготовленной акции его противников. Успешно реализованный план однако не решил главных проблем и стоил участникам почти «семейной» драмы весьма дорого. По большому счету, только Довмонту удалось выйти из сложных взаимоотношений живым, да и то ценой вынужденной смены места жительства. Все остальные родственники-соперники умирали исключительно насильственной смертью и, что показательно, порой в результате покушений.

Покушение на князя Свидригайла должно было быть завершающим актом вооруженного переворота в ВКЛ. Откровенное нежелание Свидригайла подчиняться польской короне, столкновения и пограничные споры, пленение короля и, наконец, попытка опереться на Орден – все это привело к тому, что польская элита была готова любыми способами избавиться от беспокойного соседа. В качестве замены был выбран Сигизмунд Кейстутович.

В феврале 1432 года Свидригайла нанес Польше еще одно оскорбление - отказался участвовать в съезде с поляками. В мае 1432 серадзский каштелян Лаврентий Заремба прибыл в ВКЛ с официальной миссией: склонить Свитригайла к примирению с королем. Неофициально Заремба должен был встретиться с потенциальными заговорщиками и сообщить им о положительном отношении короля к перевороту. Нападение на князя было совершено в ночь с 31 августа на 1 сентября. И, несмотря на то, что Свидригайле удалось бежать, немедленно Великим князем был провозглашен Сигизмунд Кейстутович. Неудачное покушение снова положило начало кровавой внутренней войне.

Сигизмунд Кейстутович, начав свое правление с покушения на жизнь соперника, сам боялся заговоров и покушений, но был убит как раз в результате заговора вельмож. Убийцы великого князя хоть и действовали в интересах Свидригайла, но цели своей добиться не смогли. Престол оказался занят Казимиром, что сделало невозможным возвышения заговорщиков.

Сын Сигизмунда Кейстутовича, Михаил, пытался бороться за власть в княжестве. Любой претендент на трон опасен, даже если с ним подписаны самые выгодные условия. Следуя этой логике, жизнь Михаила постоянно подвергалась опасности. Претендент на престол, после ряда военных неудач, оказался в Москве. По наиболее распространенной версии, вполне ожидаемая смерть наступила от отравления.

Жизнь Казимира Ягеллона тоже не прошла без попыток его физического устранения. Во главе заговора встали князья Федор Бельский, Иван Гольшанский и Михаил Олелькович. Покушение предполагалось совершить во время свадебного пира (женился как раз князь Федор) в Кобрине. Только счастливая случайность уберегла Казимира – заговор был раскрыт. Бельский бежал в Москву, его молодую жену наскоро выдали замуж за другого, а двух других вельмож ожидала плаха.

5 мая 1523 года Сигизмунд Старый по своему обыкновению подошел к окну подышать воздухом и полюбоваться на любимый Краков. Монарх был искренне удивлен, когда в окно влетела пуля. Это было, пожалуй, наиболее качественно спланированное покушение – преступник скрылся совершенно бесследно и в самый короткий срок. И хотя королевские слуги и проявили максимум сноровки, даже на след стрелка напасть не удалось. Самого «снайпера», похоже, подвело низкое качество огнестрельного оружия. Однако факт покушения с применением именно огнестрельного оружия сам по себе интересен – новое время, новая мода.

Со времен Сигизмунда Старого все чаще стал использоваться «передовой» европейский опыт - противников стали чаще травить ядами. Версии об отравлении королев (Барбары Радзивилл и Боны Сфорца) до сих пор находят своих поклонников.

К удачным покушениям на Великих князей Литовских и королей польских можно отнести и покушение Жака Клемана, которому удалось нанести смертельный удар королю Франции Генриху III Валуа. Знаменитое "Méchant moine, tu m'as tué !" означало не только смерть короля Франции и последнего Валуа, но и гибель еще одного, хоть и бывшего, но все же правителя Речи Посполитой.

17 ноября 1620 года, король Сигизмунд Ваза молился в костеле св. Иоанна в Варшаве. Прямо в костеле на него и было совершено дерзкое нападение: неизвестный дважды смог ударить короля чеканом. От смерти монарха спасла блестящая реакция его сына, королевича Владислава и отчаянные действия Лукаша Опалинского. Опалинский закрыл короля, бросившись между Сигизмундом и убийцей, а Владислав саблей оглушил нападавшего. В шляхетской среде событие вызвало настоящий шок. Предполагали заговоры буквально со всех сторон. На деле все оказалось достаточно прозаично: молодой шляхтич Михал Пекарский решил отомстить королю за несправедливое к себе отношение. Дело в том, что после травмы, у пана Михала появились некоторые проблемы с восприятием реальности и настолько серьезные, что суд установил над ним опеку. На допросах следователи, желавшие узнать о соучастниках заговора, довольно скоро поняли, что Пекарский просто больной молодой человек. Его показания иначе как бредом назвать было нельзя, даже появилась поговорка «плести (чушь), как Пекарский». Тем не менее, Михал Пекарский был осужден, и, после публичных пыток казнен четвертованием.

Когда во время Северной войны шведский король Карл XII одобрил выборы на трон Речи Посполитой Станислава Лещинского, он поставил шляхтича в опасное положение. Даже отречение Лещинского от престола сильно ситуацию не меняло – он оставался опасным конкурентом для Саксонской династии. За дело взялся Якоб фон Флемминг. План был прост: Станислава Лещинского предполагалось похитить по дороге из Цвайбрюкена в монастырь Гравенталь. Убивать бывшего короля в планы не входило, разве что в самом крайнем случае. Но саксонцам не повезло. В тот день, 15 августа 1717 года, в карете оказался не король, а его дворянин Телембский, да и рядом, как на беду, оказался вооруженный отряд. Вместо похищения вышел большой международный скандал. После смерти Августа Сильного, Лещинский попытался вернуть себе трон, началась война за Польское наследство, но и в этот раз удача оказалась не на стороне претендента.

Последнее покушение на короля Польского и Великого князя Литовского произошло 3 ноября 1771 года. Сама по себе попытка похитить короля напоминала водевиль с благородством, комичными ситуациями, нелепыми случайностями и счастливым финалом. Станислава Августа Понятовского похитили сторонники барской конфедерации. Небольшими группами, в крестьянской одежде заговорщики пробрались в Варшаву. Возвращавшийся от больного Михаила Чарторыйского конвой Понятовского подвергся нападению. Один из охранников был убит, другой - тяжело ранен. Сам король попытался бежать, но был слегка оглушен сабельным ударом по голове, а лицо опалил выстрел из пистолета. Легкими ударами холодным оружием (вполне безопасными для здоровья, так как его величество был облачен в толстую шубу) монарха принудили сесть верхом на коня. Дальше похищение проходило совсем не по плану: похитители слабо ориентировались в Варшаве, стали отставать и теряться. Закончилось это тем, что с королем остался только один - поручик Ян Кузма. Ночь похищенный и заговорщик провели на мельнице, а утром король сам вызвал отряд гвардии, причем с полного согласия своего похитителя. В память об этом событии осталось замечательное полотно Марчелло Бачиарелли.

Строго запрещено копировать и распространять информацию, представленную на DELFI.lt, в электронных и традиционных СМИ в любом виде без официального разрешения, а если разрешение получено, необходимо указать источник – Delfi.
Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии
Рассылка новостей

Иоанн Якоб Деспот Гераклид, которого в гробу многие видали (3)

При дворе Яноша II Запольяи для человека отважного и...

Несвижский костел: место уникальной усыпальницы Радзивиллов (1882)

В Вильнюсе в библиотеке Врублевских представлены...

В Вильнюсе открыта выставка о старинном роде ВКЛ Вышневецких (14)

В МИДе Литвы открыта выставка "Вышневецкие - забытая...

"Острые слова" короля Сигизмунда Августа о пармезане, или сыр в большой политике (4)

Посол его величества Фердинанда I, императора Священной...

Наследие ВКЛ в Беларуси: Любча - место единения (7)

На протяжении последних нескольких лет Беларусь всё...

TOP новостей

Президент: после решения соцдемов переходим на этап нестабильности (69)

Решение социал-демократов выйти из правящей коалиции...

В Литве установится сухая и теплая погода

В ближайшие дни дождя не прогнозируют, установится...

В Тракай открыт Татарский сквер (2)

На этой неделе в Тракай, около здания районной мэрии,...