Грюнвальдская битва больше не вызывает распрей между народами и актуальна уже не столько для Литвы, Польши и Германии (все это уже в прошлом), сколько для белорусов и отчасти украинцев. Об этом шла речь в ходе презентации книги «Кто выиграл битву при Грюнвальде? Раздел исторического наследия в Центральной и Восточной Европе» на Вильнюсской книжной ярмарке, которая закончила свою работу на прошедших выходных.
© DELFI / Tomas Vinickas

Один из авторов книги историк Дарюс Сталюнас в ходе презентации говорил, что в новейшей истории Грюнвальдская битва (Жальгирисская) была необходима для мобилизации против врагов. Однако за последние 20 лет такой потребности не осталось.

По его словам, ни для Германии, ни для Польши в данный момент эта битва не имеет идеологической подоплеки. Он отметил, что Грюнвальдской битве придавалось значение в конфликте поляков и немцев, поскольку, как известно, после раздела Речи Посполитой часть земель этнических поляков стали частью Пруссии и Австрии. В свою очередь немцы трактовали эту битву как урок: где нет единства, там – поражение. Именно таким образом немецкие земли призывали к объединению в XIX-м веке.

«Это историческое событие было актуализировано в польско-немецком конфликте не как составная часть историографии, а как важное событие для общества. Для немцев это было уроком, который нужно выучить. Говоря более конкретно, речь шла о недостатке единства(…) Для поляков, часть земель которых находилась под властью немцев, это было инструментом антинемецкой мобилизации. Вместе с тем, для поляков изображение Грюнвальдской битвы было необходимо и для того, чтобы формирующийся польский национализм смог прикрыть крылом и другие народы, которые не хотели видеть поляка в качестве старшего брата», - добавил историк.

Однако, по его утверждению, "младшие братья" литовцы с такой трактовкой битвы не могли согласиться, поэтому для Литвы Грюнвальд был инструментом сведения счетов с поляками.

«Тогда и возник основной вопрос: кто победил – Йогайла (это поляки) или Витаутас (литовцы)», - утверждал ученый.

Однако, как отметил другой соавтор книги Римвидас Петраускас, сейчас Грюнвальдская битва больше актуальна для белорусов.


«В наше время Грюнвальд вдохновляет новый политический народ – это белорусы. Я бы сказал, что народом, для которого Грюнвальд является актуальным, который интересуется этой битвой и хочет найти свое место – это белорусы», - считает Р.Петраускас.

Кроме того, он утверждал, что для литовцев и поляков название битвы стало торговым знаком: «Посмотрите сами, сколько мы используем и испробовали продуктов, названных именем "Жальгирис"? Начиная от конфет, заканчивая сырами и крепкими напитками».

По словам участника дискуссии, историка Альвидаса Никжентайтиса, поляки начали относиться с юмором к этой битве еще в советские времена. Он напомнил анекдот, когда в Польше времен социализма в одном из магазинов, где торговали дефицитными товарами, повесили табличку: «Участникам Грюнвальдской битвы – без очереди».

Историк: у Грюнвальдской битвы – транснациональное значение

По словам историка Альвидаса Никжентайниса, это сражение имеет транснациональное значение. «У этой битвы – транснациональное место памяти. Память об этой битве играла важную роль для нескольких государств, самосознания нескольких народов. Если мы говорим о начале 20-го века, то, без всяких сомнений, нужно упомянуть о поляках, немцах, литовцах. Позже к разделу это битвы присоединились и другие народы. В ходе двадцатого столетия эта битва актуализировалась в первую очередь в Беларуси и Украине».

А.Никжентайтис говорит, что в последнее время в Украине много говорят о Грюнвальдской битве, особенно о смоленских полках и участию в них украинцев.

«Именно желание конструировать свое самосознание и определяет то, что раздел Грюнвальдской битвы продолжается и далее», - утверждает ученый.

Отвечая на вопрос о важности этой битвы для Беларуси, А.Никжентайтис отметил, что, когда мы иной раз говорим об определенном событии, то автоматически подвергаем его переоценке.

«Если говорить о белорусской идентичности, то эта битва - вторичный или даже третичный элемент ее конструкции , поскольку, если мы говорим об этом, то ее составляют в первую очередь три мифа: миф партизанской республики (связанный с Великой отечественной войной), миф о ВКЛ (в этом контексте для белорусов, скорее, важна не Грюнвальдская битва, а битва при Орше) и миф о идее панславизма».

В советское время был создан концепт о решающей роли в Грюнвальдской битве смоленских полков, как сейчас обстоят дела с этим вопросом? Историк отметил, что в последний раз эта тема поднималась российской стороной в Польше.

«На официальном уровне российская сторона говорила об этом пару лет назад, когда министр Сергей Лавров был с визитом в Варшаве. Тогда он вспомнил о смоленских полках. На самом деле это остается, но в Польше роль этих полков никогда не была актуализирована, а в Литве мы видим определенную дезактуализацию этого эпизода», - заключил историк.

Строго запрещено копировать и распространять информацию, представленную на DELFI.lt, в электронных и традиционных СМИ в любом виде без официального разрешения, а если разрешение получено, необходимо указать источник – Delfi.

Печальный конец самозванца Деспота - голова, набитая соломой (6)

Как показала практика, Якоб Базиликос Деспот Гераклид...

Иоанн Якоб Деспот Гераклид, которого в гробу многие видали (3)

При дворе Яноша II Запольяи для человека отважного и...

Несвижский костел: место уникальной усыпальницы Радзивиллов (1882)

В Вильнюсе в библиотеке Врублевских представлены...

В Вильнюсе открыта выставка о старинном роде ВКЛ Вышневецких (14)

В МИДе Литвы открыта выставка "Вышневецкие - забытая...

"Острые слова" короля Сигизмунда Августа о пармезане, или сыр в большой политике (4)

Посол его величества Фердинанда I, императора Священной...