Смерть польского короля и великого князя Яна Собесского вновь поставила Речь Посполитую на грань внутренней войны. И если в коронных землях некоторый компромисс еще был возможен, то на территории ВКЛ началась настоящая война.
© Shutterstock nuotr.

Проблема управления ВКЛ заключалась в отсутствии четкой структуры власти. Как результат - большинство ключевых должностей оказались в руках одного клана: Сапег. Последние свое влияние употребляли исключительно в личных целях. Происхождение и значимость рода, тем не менее, не делало Сапег неуязвимыми. Свободолюбивая шляхта и конкурирующие магнатские роды постоянно находились в оппозиции «фамилии».

Раскол в обществе был достаточно велик. Для укрепления своих позиций Сапеги использовали совершенно разные методы: подкуп, устрашение, прямой террор. Как и в любой период междуцарствия, роль подобных временщиков многократно возрастала. Тем не менее, Сапегам удалось наладить неплохие отношения с избранным на престол Августом Сильным. В Варшаве новому королю была обещана полная лояльность армии ВКЛ, которую как раз и пытались реорганизовать по западно-европейскому образцу представители клана. Эта поддержка оказалась весьма кстати, учитывая сложность выборов Августа.

Противостояние между Сапегами и другими группировками нарастало, начались столкновения со стрельбой и жертвами. Наконец Григорию Огинскому удалось в 1697 году поднять мятеж в части войска ВКЛ, но в столкновениях с войсками Сапег его преследовали неудачи. В результате во главе мятежа встал кастелян витебский Коцелл, который объявил против Сапег «посполитое рушение» - практически всеобщую мобилизацию.

Позиция короля в вопросе управления краем была достаточно гибкой. Несомненно, Август решил использовать грозящие беспорядки в своих целях, но поначалу ограничился введением небольшого количества саксонских войск в ВКЛ. К этому времени в планах короля была война со Швецией, и умиротворить край в преддверии нового конфликта было необходимо. Однако, не приняв четко ни одной стороны в конфликте, король на полумерах и остановился. Как ни странно, Сапеги это восприняли как выражение поддержки.

В декабре 1697 король прибыл в Гродно, и неподалеку начались переговоры между конфликтующими сторонами при посредничестве епископа Бжостовского и генерала Флемминга. Хрупкий мир был подписан, но обе стороны были недовольны компромиссом. В перспективе же мир означал начало конца партии Сапег: по договору войско ВКЛ, прекрасно себя показавшее в боях со шляхтой Огинского под современными Брестом и Юрбаркасом, было ограничено до 3000 человек.

Новый виток конфликта пришелся на 1700 год. Во время каденции трибунала обе стороны проявили явное нежелание договариваться. Имели место ссоры и стрельба. Выбор маршалком Кароля Радзивилла - большого неприятеля Сапег - только обострил ситуацию. С обеих сторон начались провокации. Напряжение достигло своего апогея, когда произошел случай приведший к самым серьезным последствиям.

Шляхтич минского воеводства Себастьян Цедровский стрелял в карету, в которой ехал гетман Сапега. По некоторым данным, выстрел был холостым. Но, схваченный на месте преступления, он сообщил, что несомненно найдется кто-нибудь более удачливый. Сторонники Сапег в отместку немедленно обстреляли и карету, которую приняли за карету главного неприятеля Сапег - Коцелла. На их несчастье, в ней ехали князья Михаил и Януш Вишневецкие. В результате нападения оба получили ранения. Стан противников Сапег пополнился влиятельнейшим семейством. Стало понятно, что на этот раз кровопролития избежать не удастся.

Сапеги, пользуясь начавшейся Северной войной, стали собирать войска. В ответ и шляхта, основываясь на универсале Августа, объявила о посполитом рушении. Михаил Вишневецкий принял командование над шляхетским войском и наемниками. Обе армии стали готовиться не к поддержке короля, а к столкновению между собой. Посланец короля не смог примирить стороны. Показательна расстановка сил в противостоянии. В коалицию против Сапег вошли поветы: Ошмянский, Лидский, Брацлавский, Троцкий, Гродненский, Упитский, Новогрудский, Слонимский, Волковысский, Витебский, Оршанский, Брест-Литовский, Пинский, Мстиславский, Минский, Полоцкий, а также часть жмудского староства. За Сапег стояли Вильна (Вильнюс), Ковна (Каунас), Вилькомир (Укмерге), Мозырь и Речица.

Обе армии встретились неподалеку от современного городка Валькининкай. Епископ Бжостовский предпринял очередную попытку примирить стороны, но не преуспел в этом. Численное преимущество было на стороне шляхты, качественное на стороне армии Сапег. Последние в своих частях имели качественную пехоту, артиллерию, рейтаров и татарскую конницу.

Посполитое рушение могло противопоставить наемную валашскую кавалерию и многочисленные шляхетские хоругви. Впрочем, позиция выбранная Вишневецким для сражения была несколько лучше, так как скрывала за лесом передвижение основной массы войск, что позволило Григорию Огинскому начать движение своего отряда в тыл армии Сапег. После ожесточенного сражения между отрядами пехоты в центре позиций противников, армия Сапег начала отступать. Трудно сказать успел ли Огинский завершить маневр по окружению войска Сапег к кульминационному моменту сражения, но почти все лидеры армии гетмана покинули место боя. В результате, лишившись командования, армия Сапег стала отступать, и в конечном итоге обратилась в бегство. С горсткой приближенных на поле боя остался сын гетмана Сапеги конюший ВКЛ, Михаил Сапега. Окруженный он сдался Михаилу Вишневецкому, и с почетом был препровожден в Бернардинскую обитель в Валькининкай. Утром следующего дня пленники были казнены ворвавшейся в обитель шляхтой.

Победа шляхты над Сапегами привела к невиданной анархии в крае. Конфедерация перешла к управлению княжеством с такой бесцеремонностью, словно Август Сильный уже не был ни королем, ни великим князем. Руководители коалиции получили огромные дивиденды: Михаил Вишневецкий на два года получил в управление вооруженные силы, Коцелл и Огинские получили право на сбор податей, Кароль Радзивилл получил в управление конфискованное имущество. Даже инициатор резни пленных священник Беллозор стал представителем княжества при короле. Имущество Сапег было конфисковано, а сами они были объявлены лишенными чести и изгнанными.

Сапеги и их ближайшее окружение бежали в Пруссию. Впоследствии они примкнут к Швеции, будут поддерживать Станислава Лещинского. В долгой Северной войне в лагере сторонников Карла XII они найдут и своих прежних противников. Поражение Сапег во внутренней войне не привело ни к чему новому, одна группировка сменила другую. Правда, некоторые проекты, начатые Сапегами (модернизация вооруженных сил, централизация финансового аппарата), были забыты на многие десятилетия.

Строго запрещено копировать и распространять информацию, представленную на DELFI.lt, в электронных и традиционных СМИ в любом виде без официального разрешения, а если разрешение получено, необходимо указать источник – Delfi.
Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии

Печальный конец самозванца Деспота - голова, набитая соломой (6)

Как показала практика, Якоб Базиликос Деспот Гераклид...

Иоанн Якоб Деспот Гераклид, которого в гробу многие видали (3)

При дворе Яноша II Запольяи для человека отважного и...

Несвижский костел: место уникальной усыпальницы Радзивиллов (1882)

В Вильнюсе в библиотеке Врублевских представлены...

В Вильнюсе открыта выставка о старинном роде ВКЛ Вышневецких (14)

В МИДе Литвы открыта выставка "Вышневецкие - забытая...

"Острые слова" короля Сигизмунда Августа о пармезане, или сыр в большой политике (4)

Посол его величества Фердинанда I, императора Священной...

TOP новостей

Как правительство Литвы заплатит тем, кто сообщит о коррупции? (59)

В среду правительство Литвы утвердило порядок выплаты...

В планах Вильнюса – полная трансформация улицы Укмергес (58)

Улица Укмергес в литовской столице отличается...

Погода: особенно холодно будет на востоке Литвы (1)

В четверг днем еще будет довольно тепло, однако...

Norfa сдается: под давлением покупателей сеть меняет свои планы (14)

Год назад сеть магазинов розничной торговли Norfa...