Россия и Турция

Konstantin Eggert
Konstantin Eggert
© DELFI / Mindaugas Ažušilis

- Одним из игроков является Турция и российско-турецкие отношения в данном контексте, видимо, неизбежно должны были столкнуться. В чем столкнулись интересы Турции и России? Ведь дело не только с сбитом самолете.

- Дело как в принципиальных противоречиях по сирийскому вопросу, так и в личном недоверии между Путиным и Эрдоганом. И это закономерно, потому что они во многом очень похожи. Оба считают себя отцами нации, оба скептически относятся к западному либерализму, не любят, не уважают и давят оппозицию, не любят прожекторов общественного мнения в виде прессы. И именно эти два лидера столкнулись. Разногласия начались не вчера, а где-то в 2012 году, когда Москва и Анкара заняли разные позиции в отношении сирийского режима. Недоверие росло. При этом нужно отметить, что экономические связи двух стран очень тесные и ни Москва, ни Анкара в нынешней ситуации не пошли на окончательный разрыв отношений по двум основным проектам — строительству АЭС «Росатомом» и газопроводу «Южный поток». Мне кажется, российское руководство просто недооценило тот факт, что Эрдоган у себя дома позиционирует себя точно так же как Путин: как лидер чуть ли не мирового масштаба, который не позволяет унижать честь и достоинство Турции.

Турция неоднократно просила Москву не летать в этом маленьком воздушном пространстве, через которое пролетел российский самолет. И в Москве недооценили факт, что Эрдоган дома не может казаться слабым. Факт, что самолет был сбит в течение нескольких секунд не с земли, а дежурившим в воздухе самолетом турецких ВВС означает, что это была целенаправленная акция демонстрации того, что Турция не уступит. Причем, это практически зеркальное отражение многих акций российского руководства. При этом интересно, что несмотря на все санкции, ключевые экономические контракты не затронуты, а российские самолеты больше не появляются в небе над Турцией. Так что здесь был крайне неслучайный набор причин, появился лишь повод для выхода того, что накопилось.

И последнее. Турция, которая сейчас заинтересована в том, чтобы получить поддержку ЕС и выглядеть нормально в глазах союзников по НАТО, проявила сдержанность в ответных санкциях, и сегодня Эрдоган выглядит взвешенным политиком, думающем о национальных интересах.

Еще одним важным моментом, который косвенно касается стран Балтии и государств Восточной Европы, стала реакция НАТО на инцидент с российским самолетом. Несмотря на очень сложные отношения между Анкарой и штаб-квартирой НАТО, в Брюсселе реакция была быстрой и однозначной, что послало определенный сигнал в Москву: какой бы ни был союзник — он союзник. А это как раз тот язык, который в Кремле понимают и на котором говорят со своими союзниками. В этом смысле российско-турецкий конфликт невольно подсветил все дискуссии, которые шли в отношении возможных действий России на ее западных рубежах.

Гибридный футбол или альтернативная война? (48)

Уже семьдесят с лишним лет не было в Европе большой...

Пять трендов, которые делают изменения в украинской армии необратимыми (68)

Оборонный потенциал, который унаследовала Украина от...

Месть и литовцам, и полякам: корни надо искать в Москве? (197)

В ближайшее время между Вильнюсом и Варшавой может...

Константин Эггерт: Россия втянулась в игру с непонятным исходом (129)

Россия втянулась в Сирии в игру с непонятным исходом,...

TOP новостей

Всеволод Чернозуб. Девятая. Верховная. Зеленая. (1)

Выборы в Верховную Раду девятого созыва продолжают...