Этот вопрос обсуждался едва ли не два десятка лет и, казалось бы, в конце концов был решен – нужен! Немало копьев было сломано и по поводу поиска источников финансирования, и подрядчиков. В частности, в лице Китая. И тоже вроде бы забрезжил консенсус. И вдруг вся эта с трудом сложенная конструкция получила сильную дозу сомнений. И внес ее не кто иной, как новый глава государства Гитанас Науседа.
© DELFI / Šarūnas Mažeika

Напомню, что в конце июля президент Литвы Гитанас Науседа сделал пространное заявление, которое, полагаю, удивило многих. Будучи с визитом на взморье, на встрече с журналистами он призвал притормозить с проектом глубоководного порта в Клайпедском районе Мелнраге, поскольку в обществе нет консенсуса из-за сомнений в части экологии.

Впрочем, из следующей фразы стало ясно, что есть и другая причина:

"Это проталкивание силой, я не думаю, что это имеет большой смысл, более того, сегодня у нас нет и твердых (...) инвесторов, которые бы были приемлемы для нас по всем критериям национальной безопасности", – сказал он. И чтоб совсем стало ясно, уточнил:

"Если это китайские инвестиции, то это уже связано с другими вопросами, которые сегодня очень важны для всей Европе, это аспект национальной безопасности".

Оценить неожиданность этого заявления можно, лишь сделав краткий экскурс в историю вопроса. У идеи построить новый порт с выходом в открытое море долгая история. Мотивов два. Первый - количественный: экспертные расчеты показывают, что в грядущем десятилетии нынешний порт исчерпает свои резервы расширения.

Второй аргумент качественный – стремление построить причалы, способные принимать океанские суда класса Baltmax, что позволило бы резко повысить конкурентоспособность Клайпеды.

— Если мы сможем принимать корабли с любой осадкой, заходящие прямо из моря, Клайпеда станет последней точкой на пути их плавания. И тогда мы получим рынок в масштабе всего бывшего СССР – примерно на 250 млн потребителей. Тем самым, получим серьезное преимущество в борьбе с ближайшими конкурентами, в частности, с Гданьском, у которого рынок только 37 млн, – разъяснил в одном интервью директор Клайпедского порта по рынку и общим вопросам Артурас Друнгилис.

При этом рассматривались два места – Бутинге, что в 44 км севернее Клайпеды, и ее северный район Мелнраге с выходом в открытое море. Весы склонились в пользу второго варианта после того, как консультационная фирма Sweco Lietuva вынесла свой вердикт и разработала альтернативные предложения к общему плану развития порта с перспективой на 25 лет. Имеется представление о новом порте (а точнее – участке общего порта) уже и в рисунках – как об искусственном острове, выдвинутом в море. Параллельно фирмой Smart Continent LT была сделана еще одна экспертная оценка внешнего порта, в которой определены его параметры: рост мощности порта почти вдвое, создание от 25000 до 30000 новых рабочих мест, глубина причалов – до 18 метров и стоимость от 0,62 до 1,16 млрд евро. Назван и срок – до 2025 года.

О том, какие обороты набрал процесс, свидетельствует то, что в июне 2017 Министерство сообщений приняло альтернативы, а в ноябре того же года была создана правительственная комиссия в по контролю за его внедрением во главе с премьером.

В общем, казалось бы, проект вышел на финишную прямую... И вдруг – "притормозить"...

В унисон с предыдущим трендом прозвучали и пикировки в адрес китайцев. Ведь в лейтмотиве общего отношения к ним явно преобладал мажор. СМИ с особым вниманием освещали визиты даже второстепенных пекинских чиновников и активизацию торговли между двумя странами. Более сложное – неоднозначное отношение было к их инвестиционным предложениям. В частности, в адрес порта.

Еще в 2013 году о своем интересе к нему сообщила одна из самых мощных китайских корпораций по части инфраструктурных проектов Communications Construction Company Ltd. А в 2015 в Литве объявилась другой китайских пришелец – корпорация China Merchants Group. Она объявила о своем интересе к перевалке грузов через Клайпеду и тут же предложила купить пакет акций Klaipedos Smelte. Сделка на состоялась. Но китайцы не успокоились: в декабре 2018 г. СМИ сообщили о подписании в Пекине с бывшим директором Клайпедского порта Арвидасом Вайткусом меморандума о намерениях на предмет возможного участия этой компании в строительстве внешнего порта.

Отсюда вопрос: так какое же эхо услышал глава государства, утверждая, что китайские инвестиции опасны в аспекте "государственной безопасности" в контексте Европы?

Думаю, что ответ на этот вопрос в наилучшем виде изложен в статье европарламентария Лаймы Андрикене, опубликованной в журнале Europos laiku.

Вот коротко ее содержание.

В 2013 г. Пекин объявил миру о Стратегии "Шелкового пути", в английской редакции названной One Belt, One Road (один путь, одна дорога- OBOR). Внешнему миру она была представлена как романтическая идея возродить древние пути из Китая в Европу. Речь при этом идет об охвате 65 государств на трех континентах с примерно 60% населения мира!

Политологи тут же зафиксировали подспудную цель этой глобальной затеи – свергнуть с первой позиции США и обеспечить абсолютную гегемонию Поднебесной под небесами. Достичь ее до 2050 года прямо призвал глава КПК Си Цзиньпин на 19-ом съезде партии. О масштабе "мероприятия" говорит его бюджет – 1 триллион долларов. Для его финансирования создана сеть банков, в том числе Азиатский банк инфраструктурных инвестиций с начальным капиталом в 100 млрд долларов. Андрикене подчеркивает, что время для начала операции было выбрано подходящее: США и Европа еще только оправились от кризиса.

Суть стратегии заключается в том, чтобы проникнуть в самые узловые точки экономик стран мира, дающих возможность рулить. Это такие сферы, как энергетика, транспорт, инновационные производства, коммуникации, СМИ и т.п. Классическими примерами являются приобретение Китаем крупнейшего греческого порта – Пирейского и обретение полного контроля за производством и распределением электроэнергии в Португалии. О темпах китайской экономической экспансии говорят такие цифры: с 2008 по 2015 гг. его инвестиции в ЕС выросли в 10 раз – с 2 до 20 млрд. А в Германию в 2016 за год – в 10 раз (11 млрд. евро).

Особое внимание посвящено Центральной и Восточной Европе, которую в формате "16+1" Пекин периодически собирает в ранге премьеров по вопросам экономического струдничества. В частности, в 2017 г. в Будапеште под руководством китайского премьера Ли Кэцяна был подписан меморандум, под которым стоит и подпись представителя Литвы.

По словам Андрикене, проникновение Китая в Европу происходит по шести путям, в конце одного из которых находится Клайпеда. Здесь заканчивается его железнодорожный маршрут к морю через Казахстан, Россию, Кыргызстан. Отсюда такой интерес к Клайпеде. Так будем же бдительны!- призывает она.

"Мы должны иметь иммунитет к России, и иметь его к Китаю, хотя китайцы приезжают не на танках, а с деньгами", – заявила Лайма Андрикене в одном из интервью. А, поскольку Брюссель явно играет с ним в поддавки и не способен себя защитить, надо решать эту проблему на национальном уровне, резюмирует она.

Возвращаясь к реакции президента, стоит отметить, что он и прежде скептически высказывался в адрес планов по поводу нового порта. В частности, будучи в Клайпеде в конце октября прошлого года, он открыто заявил о своих сомнениях насчет нового порта. Во-первых, из-за того, что он создает большую опасность для экосистемы города. Во-вторых, из-за неуверенности насчет его загрузки, учитывая, что из-за конфликта с Минском по поводу Островецкой АЭС возникла опасность лишиться белорусских грузов.

К этому стоит добавить и сомнения различных экспертов, часть которых полагает, что прием крупных судов вполне можно обеспечить и за счет углубления канала и причалов действующего порта. Были бы грузы! Поэтому не стоит распылять ресурсы.

Что касается политического аспекта, то резоны в подобного рода анализах тектонических сдвигов в мировой политике, безусловно, есть. Но, понимая цели гигантов в их междоусобице, важно выбрать оптимальную тактику поведения с ними. Можно, конечно, закрыться, как черепаха и отползти в сторону. Вопрос, кто больше проиграет? Да и можно ли уползти в принципе? Ведь всякая закрытость консервирует отсталость. Не взял – значит, возьмут другие. Не пустить в порт? Что ж, Пекин пойдет в Рижский. Или в Гданьский. Объявить китайские капиталы "радиационными"? Значит, инвестиции достанутся соседям. К примеру, уже сегодня объемы инвестиций в Литву и Латвию примерно равны (чуть больше 100 млн долларов), что в пересчете на душу населения явно в пользу соседки.

У директора компании Serica Consulting, консультирующей по вопросам инвестирования, Шарунаса Настиса немало схожих "дифирамбов" в адрес КНР. Но вывод совсем иной: да, инвестиции коварны и опасны. Но за что получают свои бонусы всевозможные топ-менеджеры и спецслужбы, если не за то, чтобы подробно изучить и одобрить или забраковать каждую конкретную сделку? Против всякого лома, тем более – хитрости, есть свой прием.

Ремигиюс Шимашюс. Об одной доске, двух подписях и 55 000 вильнюсцев (3)

Во время отпуска я наблюдал, как памятная доска,...

Владимирас Лаучюс. Двадцатилетие Путина. Чего ждать от России? (64)

В России возможны лишь две формы государственной...

Владимир Скрипов. Эстония: обыкновенное миниатюрное чудо (57)

Этой весной я побывал в Риге и Таллине, получив после...

Дмитрий Крапивенко. Тупиковые перемирия. Близка ли к завершению война на Донбассе? (36)

В объявлениях о прекращении огня на Донбассе есть свои...

TOP новостей

В Вильнюсе планируют поднять цены на парковку (13)

Вильнюсская мэрия планирует на евро поднять плату за...

Литовские цены – глазами туристов: это не Варшава, скорее Париж (103)

В понедельник после обеда, когда на улице было 29...

В Cейме присягнули новые министры транспорта, внутренних дел и сельского хозяйства

Во вторник в Cейме Литвы присягнули три новых министра...