Варшавская встреча Владимира Зеленского и Гитанаса Науседы при всей своей "дежурности" симптоматична тем, что познакомились два человека, ставшие главами дружеских государств практически одновременно – с интервалом в один месяц (21 апреля и 26 мая соответственно). Это позволяет в уже написанную историю отношений Литвы и Украины внести, говоря языком дипломатических штампов, "новую страницу". Дать свежий импульс. Попробуем разобраться, в чем это может проявиться.
Gitanas Nausėda ir Volodymyras Zelenskis
© Robertas Dačkus

О важности отношений двух стран говорит уже плотность дипломатических представительств: помимо посольств, Литва имеет консульство во Львове, а Украина в Литве – аж три: в Клайпеде, Шальчининкай и Висагинасе. И это при том, что в Украине проживает порядка 11000 литовцев, а украинцев в Литве по переписи 2001 года числилось 22400. То есть около 0,5% населения республики.

Особый характер отношений ощущается и на человеческом уровне. Гостя из Литвы в Украине ждет щедрый букет улыбок, любопытства, почтения и внимания. В этом я убедился лично, совершив с небольшим интервалом поездки в Киев и в Одессу. Не даром самолеты туда забиты литовскими туристами. И возвращаются они в хорошем настроении.

Украинский гость в Литве представлен чаще не в облике праздного туриста, а труженика-гастарбайтера. Однако, в целом все еще весьма настороженное к трудовой иммиграции, литовское общество именно украинцев приняло с наименьшим сопротивлением. И весьма солидарно относится к намерениям власти навести порядок по части их экплуатации, оградить от дискриминации.

В этом тексте не стану углубляться в политический контекст наших отношений. Он достаточно очевиден. Пропитан лирикой исторических воспоминаний о величии прошлого в единой империи Междуморья – Великом Княжестве Литовском. А дни сегодняшние – общей динамикой забот и интересов, связанных с развалом Общего дома и сложными отношениями с Москвой.

Volodymyras Zelenskis ir Aivaras Abromavičius
Volodymyras Zelenskis ir Aivaras Abromavičius
© DELFI / Šarūnas Mažeika

Однако, литовский след в Украине отмечен не только повышенным градусом политической, но и экономической солидарности. В частности, в лице Айвараса Абромавичюса, возглавлявшего два года (2014-2016) при Порошенко министерство экономики Украины, а недавно приглашенного Зеленским на один из самых важных и ответственных участков – оборонный. Ему предложено стать гендиректором "Укроборонпрома" - структурой, в которой занято свыше 80 тыс. человек. И которая накануне выборов стала эпицентром грандиозного коррупционного скандала, окончательно подорвавшего шансы Порошенко на победу.

Именно в этом ракурсе - социально-экономическом - и хочу взглянуть на отношения двух стран. Проще говоря, попытаться уяснить, чем привлекательны они друг для друга. И каков потенциал взаимной полезности.

Без иллюзий

Когда сравниваешь размеры населения и территорий двух стран, невольно возникает вопрос, какие такие экономические интересы могут лечь в основу отношений? И чем продиктована такая озабоченность и активность, демонстрируемая сторонами в последнее время? В частности, посредством ежегодных двусторонних экономических форумов, с аккуратной постоянностью проводимых в декабре с 2015 года. На последнем – четвертом в прошлом году в Киеве число участников превысило 500 человек.

При этом статистика показывает, что в реальности роль Украины как экономического партнера Литвы с учетом габаритов ее экономики – очень скромная. Это особенно примечательно в динамике. В 1991 г. по объему торговли с Литвой Украина была на втором после России месте – 11,4% в общем обороте страны. К 2006 г. ее доля сократилась до 2,6% и переместилась на 10 место, а к 2018 г. – на 18! При этом – вопреки политическим теркам -Россия хоть и сократила за постсоветский период долю в обороте с 56,5 до 14,4%, но по-прежнему сохраняет торговое лидерство. А рост в прошлом году составил 14%.

Явно в образе скорей младшего, чем "старшего брата" предстает Украина по сравнению с Литвой и экономической активностью. Литовский экспорт стабильно довлеет над украинским импортом. В прошлом году он превысил встречный поток в 3,5 раза. Более динамичен и литовский темп: рост на 18%, в то время как в ответ – только на 3,3%.

О вялом торговом интересе друг к другу свидетельствует и структура оборота. Литовский бизнес в основном продает в Украину древесину, смазочные масла, минеральные и химические удобрения, бумагу, картон, автомобили и даже секонд-хенд. В Украине закупается рапс, подсолнечное масло, фанера, некоторые виды механического оборудования. В общем, ничего особенного - как с точки зрения необходимости, так и ноу-хау.

Этим отличается тембр интереса в торговле со странами Запада и России. Тот факт, что наперекор политическому климату торговля с Россией у обеих стран не только сохраняется, но и растет, объясняется, прежде всего тем, что у нее есть то, без чего не обойтись – нефть, газ, редкие металлы и пр. сырье. Их доля в первых строках занимает под 70% и диктует активный для России торговый баланс. Не приходится поэтому сильно удивляться, что российский импорт в Украину в 2017 году, например, вырос на 40%.

Владимир Скрипов. Литва – Украина: как складывается деловое партнерство?
© DELFI (K.Čachovskio nuotr.)

Еще более скромны пока успехи по инвестиционной линии. Для сравнения: накопительный объем российских инвестиций в Литву в 2018 был около 260 млн. евро, в то время как украинских - 46 млн. В основном они были связаны с торговлей и недвижимостью. Из литовских инвестиций стоит отметить приобретение Utenos trikotazas в 2005 в прикарпатском городе Мукачево трикотажной фабрики "Мрия" на 200 рабочих мест.

В общем, пока экономический мотор взаимной тяги работает слабо и явно уступает политическому. А основной фишкой интереса является украинский гастарбайтер, закрывающий до 70% потребности в трудовой иммиграции.

Что дальше?

Чтобы оценить перспективы, важно ответить на два вопроса. Первый: в чем в принципе возможен интерес двух наших стран, столь разных по масштабам и структурам экономик? И второй: какие факторы мешают развитию экономических связей, особенно в части инвестирования.

Ответы на оба вопроса постоянно будируются деловыми кругами, и более-менее известны. Ясно, что в части традиционных отраслей наши страны мало интересны друг другу. А в меру потребности, в частности, по сырью, позиции уже застолбнены, и вряд ли здесь возможен заметный рост. Резерв, скорей всего -– в сфере наукоемких технологий и ноу хау. В частности, ИТ и возобновляемой энергетике. Украина славится своими компьютерными профи, а Литва хорошо продвинута в части производства солнечных батарей и строительства ветряных станций. В принципе, есть чем поделиться. Плюс лазерные и биотехнологии.

Но ясно и то, что интерес к ним сформируется лишь по мере выползания украинской экономики из болота. И это ответ на второй вопрос, который выглядит как заклинание и архитрудная задача, решение которой украинцы связывают с победой Зеленского. Если будет рост по 7-8%, как того требуется по оценкам экпертов для того, чтобы выбраться из ямы и начать догонять Польшу, это оживит и торговлю, и инвестиции.

Практически это связано с проведением целого комплекса реформ, в частности, таких, кака создание рынка земли и Большой приватизации. О том, что воля для этого у руководства государства на сей раз они есть, свидетельствует недавнее оглашение новым президентом целого перечня заданий с указаниями конкретных сроков и исполнителей. Пофамильно!

Прежде такого еще не было. Предшественники о реформах говорили лишь на выборах, а потом засовывали их куда подальше под разными предлогами. И на этой волне опыт Литвы вполне мог бы пригодиться, о чем в очередной раз было сказано и во время знакомства президентов.

Второе препятствие – алчный бюрократизм чиновников, по поводу которых буквально стонут предприниматели, полагающие, что именно они отбивают аппетит вкладывать в Украину. Это та гидра, которая является, пожалуй, самым опасным злом. Ему объявлена война, но пока не заметно крупных побед.

Первые шаги

При всем этом процесс пошел еще при Порошенко. И хотя говорить о радикальных переменах еще рано, первые шаги уже сделаны. В плане трансляции опыта примером можут служить проект литовского ЗАО IOSTRA "Опыт Литвы Украине – новые возможности сотрудничества с ЕС", стартовавший летом прошлого года во Львове в виде курсов для политиков и менеджеров.

Примером современных инвестиций в реальный сектор Украины может служить только что появившееся сообщение о сдаче в эксплуатацию в Волногорске на Днепре солнечной электростанции нового поколения мощностью в 2 МВ, построенной предприятием SoliTek из Global BOD Group. Она занимает площадь в 6 га и оборудована двусторонними модулями на вращающихся платформах, позволяющих двигать их с востока на запад вслед за солнцем.

Владимир Скрипов. Литва – Украина: как складывается деловое партнерство?
© DELFI / Kiril Čachovskij

Еще более крупных масштабов солнечная станция (35 МВ) будет введена в этом году Modus grupės в Житомирской области. Объем инвестиции - 30 млн. евро.

Однако, самый впечатляющий проект осуществляется в сфере ветряной энергетики. Литовская компания Yuzhne Energy приступила к строительству в Лиманском районе Одесской области парка ветрогенераторов мощностью 70 МВ. Предполагается вложить в него более 100 млн евро.

В лице BT Invest пришла инвестиция и в портовое хозяйство – в Николаевский порт "Ольвия", где участвовала в строительстве зернового терминала мощность до 4 млн. тонн в год.

Куда скромней пока ответные действия. С украинской стороны заслуживает упоминания фабрика по производству кормов для собак и кошек (11 млн. евро), построенная в Кедайняйской СЭЗ львовской компанией Kormotech. Да довольно крупный (1000 кв. м.) магазин товаров для дома Aja в Каунасе, открытый украинским предпринимателем.

Kormotech
Kormotech
© Bendrovės archyvas

Резюмируя, можно отметить следующее. Пока украинская экономика находится в кризисе, ее интерес к Литве и диктуется его ситуацией – в первую очередь – в виде трудовой миграции. Впрочем, и по мере ее выздоравливания вряд ли стоит ожидать существенного увеличения торгового оборота. Он, что, говорится, уже устаканился и по объемам, и по структуре. А вот инвестиционный процесс еще в колыбельной стадии и может развиваться интенсивно. Для этого есть и потребность, и потенция, причем – с обеих сторон.

TOP новостей

Спикер Cейма Литвы сохранил за собой пост (48)

Глава литовского парламента Викторас Пранцкетис...

Суд продлил арест Палецкиса: это меньше, чем предлагала прокурор (171)

Во вторник Каунасский окружной суд отчасти...

Карбаускис признает: неясно, есть ли у правящих большинство (34)

Лидер Союза "крестьян" и "зеленых" Рамунас Карбаускис...