После "Крымнаш" и начала войны в Донбассе Россия - в лице, прежде всего, ее государя – превратилась в политического изгоя. Но это – если говорить языком пафосных эмоций, на дипломатическом уровне отношения с ней разделились на две позиции: полное прекращение всяких официальных контактов на высшем уровне и пусть прохладное и не столь активное, как прежде, но их сохранение.
© DELFI / Domantas Pipas

Второй подход демонстрирует ЕС в лице главных своих заправил – Германии и Франции, главы которых продолжают встречаться с Владимиром Путиным. Радикальную позу занял ряд отдельных стран, в том числе Польша и государства Балтии, которые заморозили отношения с восточным соседом и раньше, и крепче, чем средняя температура по ЕС.

Впрочем, единую балтийскую позицию уже нарушила Эстония, президент которой Карсти Кальюлайд намерена 18 апреля встретиться в Москве с хозяином Кремля.

В этой "системе координат", конечно же, любопытно посмотреть, с какими установками подходят к выборам кандидаты в президенты Литвы. Если не все 9, то хотя бы наиболее вероятные из претендентов.

Ни шагу назад?


Пожалуй, самую бескомпромиссную позицию занимает один из лидеров президентской гонки Ингрида Шимоните. Выступая в Центре исследований Восточной Европы, она опровергла тезис о том, что ради добрососедства можно поступаться ценностями. А с тем соседом, о котором идет речь, максимум, что допустимо в официальных отношениях, это контакты для решения технических вопросов. Например, связанных с демаркацией границы. Или оборудованием таможенных постов.

Поэтому, в отличие от главы Эстонии, она не собирается с визитом в Москву. И считает, что у Балтии должна быть единая позиция в отношении России.

Ingrida Šimonytė
Ingrida Šimonytė
© M.Mikulėno nuotr.

Попутно Шимоните критикует тех, кто придерживается т.н. Realpolitik, то есть руководствуется голой прагматикой, решая на ее основе хозяйственные вопросы. У такой практики, избавленной от моральных и идеологических понятий, может быть тяжелая политическая расплата, считает она.

В своих выступлениях Шимоните неустанно повторяет мантру, согласно которой Литва должна избавиться от репутации "государства с одним вопросом", который она обрела из-за того, что все время говорила о России. Пора переходить на другой формат – общаться только от лица коалиции из партнеров по ЕС.

"Это одна из сфер, где мы можем попытаться быть инициаторами общей стратегии в масштабе ЕС, можем иметь коалицию государств-единомышленников, чтобы этот вопрос звучал не только как наш, но как коалиции", – убеждает она.

При этом в качестве ближайшего потенциального союзника она видит Польшу, остро настроенную против России.

Косвенно, но в довольно непримиримом тоне выступил против России и философ Арвидас Юозайтис. В своей программе "из четырех башен" он значительное место уделяет укреплению армии и даже призывает вернуть в школу военную подготовку.

Vytautas Juozaitis
Vytautas Juozaitis
© DELFI / Orestas Gurevičius

При этом возможности контактов с Россией он рассматривает только в рамках евроструктур:

"У России всегда есть политическая и геополитическая цель. (...) Общение с Россией не касается только нас, в рамках структуры Европы и НАТО оно должно продолжаться", – отметил он во время общих дебатов на тему российско-литовских отношений 15 апреля.

Прежде, чем договориться, нужно размежеваться

Пожалуй, так можно в самых общих словах сформулировать общий подход к политике в отношениях с Россией самого высокорейтингового кандидата на президентское кресло Гитанаса Науседы.

Вот как это прозвучало из его уст в программе "Диалог с Россией" на 3-м канале:

"Договариваться можно со всеми людьми, однако перед тем нужно задекларировать свои принципы. Но принципы не должны быть гнилыми. Полагаю, что такая политика недопустима, особенно с такими государствами, которые сегодня ведут себя агрессивно, которые не соответствуют нашим представлениям о демократии. Если мы не отказываемся от своих принципов, мы можем пытаться с ними говорить о том, какие возможны формы сотрудничества, можем дискутировать о том, сколько времени они еще намерены продолжать экспансию, агрессивную политику на Украине и в отношении других стран и т.д."

Gitanas Nausėda
Gitanas Nausėda
© DELFI / Andrius Ufartas

Поскольку из-за разногласий по фундаментальным вопросам диалог сегодня с Путиным едва ли возможен, он вряд ли отправится в Москву. Но отношения не следует политизировать до такого уровня, когда невозможно торговать. И это вовсе не означает, что Литва должна быть закрыта для россиян, среди которых немало и тех, кто уважает и поддерживает Литву.

"Полагаю, что связи с русскими людьми должны стать нашим важнейшим приоритетом, так как с этими людьми нам предстоит жить и тогда, когда срок полномочий нынешнего кремлевского руководителя закончится", - заметил он в интервью Ziniu radijas.

В своей программе банковский экономист предлагает налаживать и поддерживать отношения с Россией на низшем уровне - с экономического и культурного сотрудничества. А в комментариях отмечает, что вопреки политическому климату на уровне бизнеса все в ажуре: торговый оборот растет быстрее, чем даже с Польшей. Практика показала, что санкции охватывают лишь часть товаров, главным образом – еду. Но они не распространяются на средства наземного транспорта, машины, пластмассовые изделия и т.п.

Что касается развития культурных связей, то они, конечно же, должны быть избирательно ориентированы на обмен высокого качества. Зачем, к примеру, приглашать попсу вроде Киркорова или Газманова, распевающих во славу агрессивной политики Кремля?

Науседа довольно сдержанно отнесся к визиту в Россию эстонского президента, предложив не спешить с его оценками.

Vytenis Andriukaitis
Vytenis Andriukaitis
© DELFI / Karolina Pansevič

Очень близка и по духу, и по стилистике позиция другого кандидата – еврокомиссара Витяниса Андрюкайтиса, который, с одной стороны, утверждает в своей программе, что полноценный диалог с Россией возможен только тогда, когда она начнет демонстрировать уважение к международному праву и демократическим ценностям. И одновременно предлагает разделить отношения к простым людям и администрации Путина:

"Mы должны понять, что есть несколько аспектов – восприятие Литвы со стороны администрации Путина, второй аспект – восприятие Литвы российским бизнесом, людьми науки, культуры и др.".

"Неправильно себя изолировать или употреблять чересчур агрессивную риторику. Поддерживая сторонников демократии и защиты прав человека в России, мы также должны быть готовыми к открытому и прямому политическому диалогу с властью этой страны", – заявил он, представляя свою программу в библиотеке М. Мажвидаса.

Вот как он ответил на просьбу ELTA отметить то, чем характерна литовская позиция в отношении России:

"То, что Литва остротой позиции выпадает из контекста ЕС. Даже по сравнению с Финляндией, Латвией и Эстонией, у которых с Москвой даже более сложные отношения. Но они не называют Россию террористическим государством. Обратите внимание, как внезапно одно государство отправляет своего служащего в консульство, а его там режут. Почему же Саудовскую Аравию не назвали террористическим государством? Выходит, доллары и нефть кое-что значат".

Градус изоляции России еврокомиссар предлагает держать хотя бы на том уровне, который демонстрируют евроструктуры:

"Могу вам привести массу примеров, как страны ЕС сотрудничают с Россией в тех сферах, которые соответствуют рамкам Совета Европы. Еврокомиссия делает то же самое. Так почему Литва не может этого делать, никак не могу понять? Почему Германия делает, Финляндия делает, Бельгия делает, а Литва не может?" – вопрошал он в интервью LNK в октябре 2018. При этом ссылался на Латвию, Эстонию и Польшу, которые поддерживают связи с Москвой хотя бы на уровне министров и вице-министров.

Еврокомиссар был в числе немногих, кто в свое время поддержал предложение премьера возобновить работу российско-литовской межправительственной комиссии.

Naglis Puteikis
Naglis Puteikis
© DELFI / Karolina Pansevič

Брать пример с ведущих стран ЕС предлагает и европарламентарий Вальдемар Томашевский, который во время дебатов сослался на Германию, сотрудничающую с Россией в рамках проекта "Северный поток-2". Еще более резко и определенно во них высказался Наглис Путейкис, который буквально обрушил критику на президента Далю Грибаускайте за ее антикремлёвскую риторику. Он привел в пример эстонского президента, которая нашла дипломатический повод для встречи с Путиным.

Valdemaras Tomaševskis
Valdemaras Tomaševskis
© DELFI / Domantas Pipas

Национальные интересы превыше всего


Такая фраза – одна из ключевых в риторике премьера Саулюса Сквернялиса. Именно этот аргумент он использовал в оценке мотивов поведения Кальюлайд, заявив, что не видит в намерении эстонки ничего предосудительного, так как она, наверняка, исходит из интересов своей страны.

Хотя последовать ее примеру и не намерен. И СМИ активно цитируют его заявление по LRT 13 марта о том, что нет никаких предпосылок для "перезагрузки" отношений с Россией:

"Пока нет. Мяч на стороне России, и если она хочет что-то предпринять конструктивное, должна подать сигнал. Его пока нет. Соответственно и говорить не о чем".

Он также заверил публику, что никаких официальных контактов ни с Россией, ни с Беларусью правительство не имеет.

Владимир Скрипов. Литва – Россия: сценарии у кандидатов в президенты
© DELFI / Andrius Ufartas

Это звучит несколько суетливо на фоне того, что после включения в президентскую гонку премьеру напомнили о его высказываниях, сделанных год назад о том, что надо бы возобновить работу литовско-российской межправительственной комиссии, которая не собиралась с 2011 года. Примечательно, что уже тогда сомнения на сей счет выразил его подчиненный – глава МИД Линас Линкявичюс. А президент Даля Грибаускайте назвала такое заявление "безответственным".

Медвежью услугу оказала Сквернялису и российская сторона, опубликовав на прокремлевском портале статью некоей Ренаты Рейголдене, в которой она всячески расхваливала его, в том числе – за готовность к сближению с Россией, и пророчила ему победу. Прокомментированный в Delfi, текст этот вызвал бурную реакцию со стороны консерваторов и либералов (Г. Ландсбергис, И. Шимоните, Э. Гедвилас). А его пресс-атташе Томас Бержинскас оценил похвалу как провокацию со стороны России.

Подводя общий итог, не трудно заметить, что в "русском вопросе" различия у кандидатов в президенты Литвы носят вторичный характер, если говорить музыкальными терминами – касаются тембра, аранжировки и т.п. Но они вполне солидарны в части: а) неприятия внешнеполитического курса Москвы; б) и неготовности к активным шагам, направленным на замирение с ней путем уступок. Проще говоря, ни один из кандидатов не собирается ехать туда на поклон.

На что едва ли надеются и на той стороне. Тем более, что особой лирики в отношениях двух стран и не было никогда за все годы независимости.

Но Литва всегда отличалась тем, что будучи "твердым орешком", неплохо сосуществовала с Большим соседом на экономических и культурных полянах, просто – на уровне человеческих контактов. Причем, даже в самые напряженные периоды. И здесь возможны инвариации, влияющие на размеры этих полян.

В этом и состоят различия в нюансах, которые демонстрируют кандидаты.