У ИАПЛ в Литве снова есть свой европарламентарий, и им снова стал Вальдемар Томашевский, лидер Избирательной акции поляков Литвы – Союза христианских Семей. И это хорошо и плохо одновременно. Почему? Хорошо, так как у польского меньшинства есть свой символ, свой европарламентарий. Плохо, потому что, во-первых, победа Томашевского означает застой партии и, во-вторых, потому, что по сравнению с прошлыми выборами в Европейский парламент политик получил гораздо меньше голосов.
Valdemaras Tomaševskis
© DELFI / Karolina Pansevič

Пиррова победа или триумф политического гения – так в зависимости от точки зрения можно назвать результаты, которые продемонстрировал Вальдемар Томашевский и его партия. На первый взгляд, действительно может показаться, что его победа – это залог будущего поражения. Однако… давайте взглянем на цифры: на сайте Главной избирательной комиссии можно найти, что в 2009 году – В.Томашевский получил на выборах в Европарламент 26 418 рейтинговых голосов (ИАПЛ – 46 293), 2014 год – у В. Томашевского 44 272 (ИАПЛ – 92 108), на нынешних выборах результат Томашевского – 29 069 рейтинговых голосов (ИАПЛ – 69 263). Результат выборов для ИАПЛ и ее лидера лучше, чем в 2009 году, но хуже, чем в 2014 году, то есть о сокрушительной победе – поражении говорить рано.

Тем не менее и поводов радоваться у партии на самом деле все-таки нет, нынешнее голосование в Европарламент, очень четко и ясно продемонстрировало что риторика "осажденной", которую ИАПЛ последовательно эксплуатировала в течение последних двадцати лет, потенциальным избирателям надоела. Железный электорат, на который рассчитывает партия – пенсионеры – последовательно сокращается, на смену ему медленно, но верно приходит молодое поколение, которое, в общем-то, не ощущает себя национальным меньшинством, а считает себя полноправными европейцами, гражданами Литвы. Подобный процесс постепенно изменяет и основу избирателей государственных партий, то есть этничным литовцам: поляки или русские, живущие в Литве, не кажутся пятой колонной – они свои, чуть-чуть им непонятные польские литовцы или литовские русские, которые, кроме литовского, говорят на еще одном языке.

Грубо говоря, в данный момент, очень краткий для истории Литвы, мы наблюдаем то, как в муках рождается и формируется литовская нация (политическая), которая включит в себя и самих литовцев, и русских, и поляков, и все остальные нации, живущие на территории страны. Любопытно, что процессу её появления не рады, политики в том числе и из польской, и из традиционно “литовских” партий, которые активно разыгрывают на протяжении десятилетий национальную карту. Вполне понятно почему.

Рано или поздно поляк или русский спокойно и без колебаний отдаст голос, например, за партию консерваторов, или Партию труда, или социал-демократов, но не будет голосовать за политика из этой партии, который утверждает, что граждане Литвы польской или российской национальности – это унтерменши. Такой избиратель не будет голосовать и за традиционно “польскую” или “русскую” партию, которая разыгрывает национальную карту. История рано или поздно выбросит на свалку истории политиков о том, что литовцы, русские, поляки или евреи плохие, им на смену придут новые поколения политических лидеров, которые понимают и принимают новую реальность. Нет национальных меньшинств, есть поляки-граждане Литвы, русские-граждане Литвы, татары-граждане Литвы, есть литовцы-граждане Литвы, евреи-граждане Литвы – все вместе взятые – граждане одной страны – Литвы.

Поэтому, подводя итоги, хотелось бы вернуться к началу и сказать, что благодаря победе Вальдемара Томашевского на выборах у польского меньшинства в Литве есть свой символ в Европарламенте, но раньше или поздно нужда как в символе, так и в самой партии исчезнет.