aA
Оценки визита министра Линаса Линкявичюса в Беларусь – от ободрений в Вашингтоне до опасений дома – сродни маятнику, хотя предпосылок ни для эйфории, ни для драмы нет. Дома, как мантру, повторяют фразу о «красных линиях», а партнеры и соседи наивно надеются на прорыв, – будто политика Литвы в отношении Островецкой АЭС была единственным препятствием для ускорения диалога Беларуси с Западом.
Vytis Jurkonis
Vytis Jurkonis
© DELFI / Kiril Čachovskij

Увы, и одних, и других ждет разочарование. Прорыв уже состоялся – высокопоставленные чиновники и дипломаты наведываются в Минск довольно давно, а кульминацией можно считать визит Государственного секретаря США Майка Помпео в минувшие выходные. Желает этого Литва или не желает. Правда, все это укрепляет независимость и суверенитет Беларуси лишь в той степени, в какой сам официальный Минск склонен не только рассуждать об угрозах, но и что-то делать для их предотвращения. На данный момент таких реальных шагов и примеров практически нет, но попыток набить себе цену в глазах Кремля – хоть отбавляй.

Возросшее мировое внимание возбуждает необоснованные надежды и в Минске, создавая иллюзию точки невозврата, и та же самая Литва будет вынуждена смириться с инертностью евроатлантического сообщества. Некоторые даже будут интерпретировать события таким образом, что поездка министра Л. Линкявичюса в Минск почти сразу же после визита Государственного секретаря США якобы не является никаким совпадением. Энтузиастов подобного подхода можно успокоить напоминанием, что министр планировал прибыть в Беларусь еще в октябре, а планы изменились, когда был отозван визит шефа дипломатии ЕС Федерики Могерини.

Эйфория, вызванная повышенным вниманием, будет длиться до тех пор, пока не потребуется предъявить результаты. А они понадобятся довольно скоро. Плохая новость для Минска заключается в том, что, израсходовав весь кредит доверия и кое-как пережив 2020 год, такого внимания, скорее всего, ждать придется довольно долго. Хорошая новость для Запада – что цена этой попытки «давайте еще раз» будет условно невысока, и можно утешать себя тем, что официальному Минску был хотя бы дан шанс.

В Литве любят повторять, что, с изменением геополитической ситуации, неверно сравнивать давление Москвы на Беларусь в 2010 году и сейчас. Допустим, - но летом 2014 года, когда министр Л. Линкявичюс посещал Минск, вопрос об Островецкой АЭС был уже очевиден, Крым уже был аннексирован, а Даля Грибаускайте была избрана на второй срок президентских полномочий. Что же изменилось? Освобождены политзаключенные или, как их иногда называли, политические заложники, хотя ни один из них не был реабилитирован, – а репрессии в соседней стране, тем не менее, продолжаются. Да, еще можно было бы спекулировать якобы нейтральной позицией Беларуси по отношению к украинско-российской войне, процессом так называемой беларусизации или, в конце концов, растущей угрозой со стороны Союзного государства. Последняя, хотя и не совсем исчезла с повестки дня, все же немного меньше нагнетается после новости о внесении поправок в Конституцию РФ и других объявленных изменениях и планах. Надежды на укрепление беларуской идентичности немного поколебались после почти формального участия официальных лиц в церемонии перезахоронения Кастуся Калиновского и других повстанцев. И хотя еще можно будет отдать должное таким личностям, как Франциск Скорина («Малая подорожная книжица» 1522 года) или Тадеуш Косцюшко (завершение фортификаций в Вест-Пойнте, США, в 1780 году), послужившим для укрепления литовско-беларуских и региональных связей, – не сомневаюсь, что нарратив 75-летия победы в «Великой отечественной войне» будет в Беларуси в этом году доминировать.

LRT.lt

ru.DELFI.lt
|Populiariausi straipsniai ir video
|Maža didelių žinių kaina