aA
"Русский фактор", как бы его ни называли – русофобией или русофилией – является чертой литовского народа, присутствует в его самосознании, считает профессор ВУ, политолог Раймундас Лопата. "Если бы литовцы смотрели шире на свое место в Европе, не было бы многих болезненных вопросов, и можно бы было искать иные подходы в двусторонних отношениях Литвы и России", – убежден он.
Р.Лопата: "русский фактор" является чертой литовского народа
© DELFI (K.Čachovskio nuotr.)

По мнению политолога, литовские политики, которые говорят о том, что смогут изменить характер отношений с Россией, сами себя обманывают, потому что изменение сути российско-литовских отношений зависит не от Литвы, а от России. «Это факт, это надо понимать, с этим считаться и, исходя из этого, строить отношения», – уверен он.

В интервью DELFI профессор Института международных отношений и политических наук Вильнюсского университета Раймундас Лопата поделился своими взглядами на российско-литовские отношения, роль Калининградской области в российской политике, интересы литовских бизнесменов в России и Беларуси и российских интересах в Литве.

- С того момента как Даля Грибаускайте стала президентом Литвы тема российско-литовских отношений, точнее, изменение вектора этих отношений, постоянно находится в поле зрения экспертного сообщества, обсуждается и комментируется политиками. Как Вы смотрите на эту проблему, можно ли действительно говорить о некоей смене вектора?

- Все литовские политики, которые говорят, что они смогут изменить отношения с Россией, сами себя обманывают, потому что изменение сути литовско-российских отношений зависит не от Литвы и ее политиков, а от Москвы. Это факт, это надо понимать, с этим считаться и, исходя из этого, строить отношения. Пока этого понимания не будет, все разговоры о прагматичных отношениях с Россией, желание строить такие отношения – просто иллюзия.

- Отношения с Россией – один из определяющих моментов в литовской политической жизни.

- Это исторически обусловлено, потому что российский, а, точнее, русский фактор, как бы мы его ни называли – русофобией или русофилией – к сожалению, является чертой литовского народа, присутствует в его самосознании. Я думаю, что если бы литовцы смотрели шире на свое место в Европе, не было бы многих болезненных вопросов, и можно бы было искать иные подходы в двусторонних отношениях Литвы и России. Но пока в литовском самосознании будет присутствовать «русский фактор» будет трудно строить отношения, поскольку в один и тот же момент одни и те же политики могут быть и русофилами и русофобами. Это показывает пример консерваторов.

- Россия активизировала свою политику в информационной сфере вне своих границ после российско-грузинской войны. Литовские СМИ также обсуждают проблему присутствия России в литовском информационном поле. Кроме того, недавно открылось представительство России в Литве, где почетным консулом стал литовский бизнесмен из Мариямполе. По Вашему мнению, Россия увеличивает свое информационное и экономическое присутствие в Литве?

- Конечно, и не только в Литве. Это один из факторов европейской политики России. Присутствие России в Европе как таковой проявляется в масс-медиа, других культурных продуктах. Не секрет, что сейчас российский кинематограф работает эффективнее голливудского. Российские картины – по всей Европе и в большом количестве. Но это в Европе.

К сожалению, на страны Балтии Россия смотрит несколько по-иному. С одной стороны эти страны трактуются как европейские, с другой – принадлежность Литвы в течение нескольких веков, я уже не говорю об Эстонии и Латвии, к России определяет российское понимание того, что происходит в этих странах.

Нынешняя российская политическая элита, в которой в настоящий момент доминируют «ребята в погонах», смотрит на страны Балтии и на их независимость как на реликт. В этом есть некоторая обида, что страны эти потеряны, но потеряны временно, и формы их возможного возврата могут быть не физическими, а более деликатными. А активные действия в информационном поле начались гораздо раньше российско-грузинской войны.

- То есть, говорить о присутствии России в информационно пространстве Литвы – можно.

- Конечно, и оно увеличивается. Аудитория российских каналов за последние годы очевидно возросла. Мы иной раз шутим, что литовский интеллигент днем горячо критикует Россию, а приходя домой включает российские каналы. Так что влияние России, безусловно, есть.

Раймундас Лопата
Раймундас Лопата
© A.Didžgalvio nuotr.

О влиянии в экономической сфере должны говорить политики, которые занимаются национальной безопасностью. Ни одна, ни другая сторона не скрывает, что такая конкуренция идет. О том, что этого не скрывают, говорят, к примеру, журналы МИДа России, которые ныне открыты. В одном из таких журналов была статья о том, как российские предприниматели просили у государства поддержки для экономического продвижения в страны Балтии. И тогдашний министр иностранных дел России Иванов открыто заявил, что Россия приложит все усилия для того, чтобы российский капитал пришел в Балтийские страны.

С другой стороны, у российского рынка есть, конечно, своя специфика. Но мы все живем в глобальном мире, так что иногда трудно определить каким образом российский капитал приходит, является ли он чисто российским и т.д. Это объективные процессы и ими должны заниматься наши спецслужбы.

- Калининградская область входит в область Ваших интересов. На Ваш взгляд, изменилось ли за последние 10-15 лет отношение российских властей в этому региону России? Становится ли она более весомым фактором в сфере литовско-российских отношений?

- За прошедшие 10-12 лет Россия осознала важность Калининградской области не как военного гарнизона, а как инструмента, с помощью которого она может вести и европейскую политику, не только в отношении Литвы, но и всего ЕС.

С другой стороны, отдается дань и военному фактору. В течение 10 лет время от времени появляются новости о намерениях России дислоцировать в области тактическое ядерное оружие. На вопрос «может ли это быть осуществлено?» калининградские политики иногда, шутя, отвечают: а кто вам сказал, что этого оружия там нет?

Я думаю, что Россия стала больше понимать возможности Калининградской области как экономического и политического инструмента влияния в дипломатической игре. Однако сущность этой игры не изменилась. 5 лет тому назад я писал, что Калининградская область является геополитическим заложником Москвы. Так оно и осталось.

Что касается самих калининградцев, то Россия осознала, что для эффективного использования этой области по любым направлениям и в любом контексте главным является то, чтобы уровень жизни жителей области драматически не отставал от уровня жизни прилегающих к ней стран.

И это осуществляется. Калининград как отставал в 2-1,5 раз от Литвы, Польши и т.д., так и отстает. Драматического отрыва нет. И, я думаю, некоторые моменты, которые казались нам фантастическими (такими они и остались на бумаге), например, программы по увеличению числа жителей области, характеризует мышление России в этом направлении, понимание существа дела.

И, конечно, остается опасение потерять Калининградскую область. Этому есть много причин. Менталитет калининградцев отличается от менталитета россиян из других регионов России по объективным причинам. Молодежь не видела Москвы, ей ближе Варшава, Вильнюс, Берлин, Скандинавские страны.

Для меня лично интересен менталитет тех калининградцев, которые говорят, что они хотят оставаться частью России, говорить на русском, но жить в Европе. Я думаю, что эта формула создает почву для опасений и у Москвы. Это проявляется в ее позиции по визовому режиму для Калининградской области. Литовская позиция сейчас более осторожная, но мы не раз пытались, особенно при вступлении в ЕС и думали о Шенгенской зоне, отстаивать идею, что для калининградцев в плане виз должно быть сделано исключение. Но этого не хотела Россия.

Мы хотели даже уменьшить визовые пошлины, но этого не хотел Путин. И сейчас, когда я вижу, как Польша выдвигает и отстаивает идею о безвизовом режиме для калининградцев, думаю, что литовская позиция является более осторожной, прагматичной. Россия не разрешит делать исключение для одного из своих регионов, полагая, что надо играть по-крупному. Это показывают российско-турецкие отношения в этом вопросе. Так что, есть нюансы, но, наверное, самый горячий вопрос – это АЭС.

- В период кризиса более явно стал ощущаться интерес литовского бизнеса в налаживании спокойных отношений с Россией или Беларусью. Это стало очень заметно. Об этом стали много и публично говорить крупные бизнесмены, чего ранее так явно не наблюдалось. После визита Александра Лукашенко в Литву стали говорить о том, что «двери приоткрылись»…

- Это кажется, что они приоткрылись…

- Премьер Кубилюс на днях посетил Беларусь, Романов, Лубис говорят о том, что они инвестируют в Беларусь…

- Хотели бы инвестировать. Все понимают, что без «крыши» Лукашенко инвестировать в Беларуси невозможно. На государственном уровне двусторонние отношения с Беларусью, конечно, стали более открытыми, что для бизнеса, возможно, и удобнее. Вопрос заключается в том, что если в случае чего Лукашенко изменит свое мнение в отношении наших бизнесменов, литовское государство ничем не сможет им помочь. И бизнес это понимает. Я думаю, никто не работает в Беларуси без «крыши» Лукашенко. В этом залог успеха для бизнесменов, а не в межгосударственных отношениях.

- Если в этом ключе говорить об отношениях с Россией? Почетный консул России в Литве, г-н Кучинскас, является крупным бизнесменом и заявляет о своих инвестициях в Россию

- Это, конечно, прагматический интерес и, думаю, российская сторона это понимает. И не только это. Насколько я понимаю, у российской дипломатии тоже есть некоторые проблемы с логистикой, финансированием, как и у нашей дипломатии. Почетные консульства иногда играют роль логистов. Когда государственных денег для разного рода мероприятий не хватает, консулат помогает. Для нашего бизнесмена это определенного рода гарант сохранности его инвестиций в России. С другой стороны, это нужно будет отрабатывать. Так что идет открытая игра, и, я думаю, что это хорошо.

В разговоре об экономических инвестициях особая тема – это правовое поле в России. Этого не скрывает и президент Медведев, признавая, что здесь есть проблемы. Какие возможности для литовского бизнеса могут открыть так называемые планы модернизации – вопрос интересный. Мы не готовы работать в России с высокими технологиями, чего хочет российская сторона. Поэтому возникает вопрос, готовы ли мы к такой программе модернизации России?

Другой вопрос, как долго Россия будет идти по этому пути? В этом отношении, можно взглянуть на работы российских авторов, к примеру, А.Янова, который много писал о судьбе самодержавия в России. Я думаю, что это (самодержавие – DELFI) хорошее определение даже для нынешней России. А.Янов вывел цикличность в истории этой страны фактически до времен Б.Ельцина. Согласно А.Янову, динамику развития политической системы в России определяют два момента: движение в сторону модернизации и контрреформы. В этом он видит циклы российской истории. Сейчас мы можем наблюдать движение в сторону модернизации, но как показывает история России, после этого бывает шаг назад, и наступают контрреформы.

ru.DELFI.lt
Строго запрещено копировать и распространять информацию, представленную на DELFI.lt, в электронных и традиционных СМИ в любом виде без официального разрешения, а если разрешение получено, необходимо указать источник – Delfi.
|Populiariausi straipsniai ir video
|Maža didelių žinių kaina