Историк Хейнрих Стродс подготовил и выпустил сборник документов о советской цензуре. Торжественная презентация сборника состоялось в Музее оккупации (Латвии - DELFI). Хорошо, что историки исследуют былые времена. Это помогает нам делать выводы о настоящем. К сожалению, выводы эти не слишком радостные.
Выступая за свободу Латвии во времена Атмоды, большинство видело будущее страны в розовом цвете и надеялось если не на зажиточность, то, по крайней мере, на всеобщую свободу слова и мысли. Проработав в журналистике много лет, могу смело сказать, что после восстановления независимости границы свободы слова не расшираются, а наоборот — становятся все более узкими. И происходит это без каких-либо предписаний и официальных директив. Просто опыт подсказывает журналистам, о чем писать можно, а о чем лучше помолчать.

Недавно я читал интервью с одним западным журналистом, который долгие годы прожил в России. Он по-прежнему там живет и работает. Говоря об антизападной пропагандде в российских СМИ, он отметил: «Русские не верят, что у нас [на Западе] есть свободная пресса, и что я как писатель или журналист могу писать, что хочу». Я тоже не верю, хотя к русским не имею никакого отношения.

Точнее, я верю, что этот конкретный журналист может писать, что хочет. Но это возможно лишь потому, что он думает и хочет писать вещи, которые соответствуют принятым на Западе рамкам свободы слова. Как только он пожелает высказать идеи, которые находятся вне этих рамок, он столкнется с большими трудностями. Конечно, в тюрьму его не посадят, но он точно почувствует, что отношение к нему изменилось. Правда, в некоторых странах ЕС можно угодить в тюрьму, например, за отрицание существования газовых камер в нацистских концентрационных лагерях.

Об известном органичении свободы выражения и самоцензуре свидетельствует тот факт, что я, написав предыдущую фразу, уже чувствую, что пальцы сами набирают текст, согласно которому я, конечно, в существовании газовых камер не сомневаюсь. Но если существует 0,0001% вероятности, что их могли выдумать, ограничивать сторонников этого мнения нельзя.

Одно дело — сомневаться в очевидном, и совсем другое — не замечать очевидного. Скажем, на Олимпийских играх в забеге на 100 метров уже который год участвуют только темнокожие. Но ни в одном серьезном западном издании никогда не было объяснения этого феномена. Хотя он очевиден. Скорее всего, представители черной расы обладают некими анатомическими особенностями, которые позволяют им достигать таких результатов. Также общеизвестным фактом является то, что монголоидная раса плохо переносит алкоголь.

Однако затрагивать такие вопросы чрезвычайно опасно. Может оказаться, что различия между расами заключаются не только в цвете кожи. И в результате под угрозу будет поставлено хрупкое здание политкорректности.

О евреях тоже можно говорить или хорошо, или ничего — совсем как о покойниках. Читая предыдущее предложение, любой редактор занервничает. В мозгу промелькнет мысль: лучше это не публиковать. От греха подальше. Здесь есть над чем подумать. За последние годы главные редакторы двух латвийских изданий поретяли работу из-за публикаций, посвященных евреям. Юриса Лаксовса сняли с должности главного редактора газеты Neatkarīgā, а Гунтиса Розенбергса — с такого же поста в журнале Kapitāls.

Современная политкорректность позволяет писать на религиозные темы что угодно, включая самые оскорбительные комментарии. Но если ты недостаточно терпимо — не оскорбительно, а именно без достаточного одобрения — выскажешься о гомосексуализме, то тебя сразу же внесут в «черный список». Это значит, что тебя больше не будут приглашать на семинары, доклады, конференции, ты будешь исключен из числа «экспертов» и можешь не надеяться на должность в каком-нибудь стратегическом совете. Ты станешь маргиналом, находиться в одном обществе с которым просто неприлично. Поэтому на высокие приемы тебя приглашать не будут. Такова кара за «неуместное» использование свободы слова.

Это далеко не полный список «запретных» тем, о которых лучше не говорить, или говорить то, что надо. И разные «эксперты» жонглируют правильными словами совсем как советские пропагандисты. Ловко и убедительно. К тому же, большинство из них остаются верными себе. Ведь совсем не трудно не менять мышление, если этого требует выгода. Но если вы все-таки читаете эти строки, то, признаю, что ошибся — свобода прессы в Латвии еще существует.

Перевод RU.DELFI.LV Оригинал статьи здесь.

Строго запрещено копировать и распространять информацию, представленную на DELFI.lt, в электронных и традиционных СМИ в любом виде без официального разрешения, а если разрешение получено, необходимо указать источник – Delfi.
Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии

Лилия Шевцова: "Кремлевский доклад" подрывает модель выживания элиты РФ (17)

Российский политолог Лилия Шевцова в интервью DW...

К.Эггерт. Аргумент Путина и безмолвие оппозиции (40)

"Путин, как и его окружение, конечно, замешан в...

Линас Линкявичюс. С годом Собаки! (91)

По традиции после Рождества мы приглашаем...

Артем Шрайбман. Сингапур Лукашенко (19)

Белорусские технократы осознают, что им не под силу...

К.Эггерт. Собчак-оппозиционер, маг Навальный и немного Крыма (42)

18 марта 2018 года не зря заранее называли датой так...

TOP новостей

В прошлом году "Газпром" занял почти 60% литовского газового рынка (188)

В прошлом году потребление природного газа в Литве...

Появились счета за отопление – суммы отличаются в 9 раз (40)

В декабре 2017 года стоимость отопления в типовых...

Торговые центры в Литве намерены отказаться от самых дешевых яиц (68)

Больше 90% покупателей в Литве покупают самые дешевые...

Архитектор польской экономики Бальцерович: мы сворачиваем на опасный путь Эксклюзивно  (21)

Министр финансов первого некоммунистического...

В центре Вильнюса лопнула труба – улицу затопило водой  аварию должны ликвидировать до полуночи (21)

23 января в обеденное время на ул. Упес в Вильнюсе...