Белорусский транзит стал не только экономическим, но и политическим инструментом влияния белорусских властей на балтийские страны. Что ждет нас в ситуации ультиматума, который Россия предъявила Беларуси?
V. Putinas ir A. Lukašenka
© AP/Scanpix

Владимир Путин заявил, что поставки российской нефти на белорусские НПЗ нужно привязать к транспортировке белорусских нефтепродуктов через российские порты в Усть-Луге и Санкт-Петербурге. Тема была поднята 16 августа на совещании у российского президента в рамках вопроса о развитии транспортной инфраструктуры. "Ведь на белорусских НПЗ перерабатывается наша нефть, другой там нет и вряд ли появится, поэтому это нужно запакетировать — получение нашей нефти от соответствующих вопросов использования нашей инфраструктуры", — сказал Путин.

Белорусский транзит — важнейшая вещь для экономик Латвии и Литвы. Нефтепродукты и калийная соль, которые идут на мировой рынок через порты балтийских стран, немалая статья доходов для экономик Балтии. Даже Эстония не осталась в стороне… Я сам неоднократно видел вагоны с калийной солью и нефтепродуктами из Беларуси на железнодорожных путях Таллина. Встречал в порту Мууга первый танкер с белорусской нефтью из Венесуэлы под говорящим названием "Санта-Барбара". И сейчас все это под угрозой!

Для Беларуси и ее властей, в руках которых все важнейшие денежные потоки в стране, балтийский путь всегда был очень удобен. Играя на противоречиях и жажде заработать литовских и латвийских транспортных компаний, связанных с ними государственных институтов, белорусам всегда удавалось получать лучшую цену для своего транзита и, более того, увязывать этот вопрос в худшие для белорусского режима годы европейского порицания с нейтральной и отчасти дружественной позицией властей балтийских стран в отношении режима Лукашенко.

Бывали времена, когда пахло откровенной коррупцией и подкупом как бизнес-элит, так и политических кругов балтийских стран, как, например, в деле растворителей и разбавителей и их поставок через Латвию. То есть белорусский транзит стал не только экономическим, но и политическим инструментом влияния белорусских властей на балтийские страны.

И сейчас возникает большая проблема. В рамках стратегии российского экономического протекционизма, желания Кремля наказать балтийские элиты за их прозападную позицию и прекратить метания белорусского режима между Россией и Западом российское руководство и лично Путин делают ход конем. Лукашенко ставят перед ультиматумом. Указывают на то, что почти вся его нефть, поступающая на два белорусских НПЗ в Мозыре и Новополоцке, — это нефть из России. И если Лукашенко хочет ее иметь дальше, он должен отказаться от транзита нефтепродуктов через балтийские порты, как параллельно это делает Россия, и перенаправить эти грузы на вновь созданную и модернизированную портовую инфраструктуру в Усть-Луге и Санкт-Петербурге, воспользоваться услугами РЖД. Это добавит денег в российский бюджет и решит несколько тактических политических задач российского руководства.

Может ли Лукашенко отказаться или торговаться? Он, конечно, попробует, как всегда, поскандалит, но на этот раз вряд ли будет результат. Он и белорусская экономика слишком зависимы от поставок нефти из России. Продажа нефтепродуктов из российского сырья всегда входила в топ-3 статей пополнения белорусского бюджета, личного бюджета Лукашенко и олигархических семей с ним связанных. А Путин и российская власть сейчас весьма немилосердны по отношению к своему нестойкому в союзническом долге товарищу.

Имеет ли моральное право Россия на такие действия с экономической точки зрения? Безусловно, да. Это ее нефть и значит ее условия. Если они не нравятся Лукашенко, он может купить нефть на открытом рынке у Ирана, Норвегии или Азербайджана. Но экономика поставок говорит о том, что это не такая золотая жила как в случае бизнеса с Россией: сверхдохода не будет.

Понятно, что Путин давит, лишает Лукашенко маневра, лишает балтийские страны важнейшего источника дохода, но кто ему может помешать и кто скажет, что он не в своем праве, если судить непредвзято? Россия такая, как она есть, и для российского руководства вполне приемлемо применять экономический инструментарий для достижения политического результата. Такова реальность и всем с этим надо считаться.

У Лукашенко было более 20 лет, чтобы слезть с нефтяной и газовой иглы России. Он мог бы выпускать отличные машины и трактора, но эти отрасли дышат на ладан, он мог бы развивать ИТ-сектор, но пока он как-то чудом развивался сам, почти без помощи государства, он мог бы открыть страну Западу и сделать реформы и много чего еще, чего не было сделано за эти годы.

Поэтому судя по всему тульские пряники для Лукашенко у России закончились, теперь остался только путинский кнут.

Павел Морозов — создатель АРУ ТВ, гражданский активист из Беларуси, получивший политическое убежище в Эстонии в 2007 году.

rus.delfi.ee
Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии

К.Эггерт. Аргумент Путина и безмолвие оппозиции (38)

"Путин, как и его окружение, конечно, замешан в...

Линас Линкявичюс. С годом Собаки! (89)

По традиции после Рождества мы приглашаем...

Артем Шрайбман. Сингапур Лукашенко (19)

Белорусские технократы осознают, что им не под силу...

К.Эггерт. Собчак-оппозиционер, маг Навальный и немного Крыма (42)

18 марта 2018 года не зря заранее называли датой так...

Рамунас Богданас. Наконец-то: на Лукишкской площади свои стреляют в своих (33)

Старая мечта недоброжелателей Независимой Литвы...

TOP новостей

Прогноз выборов президента: вперед вырвался новый фаворит

Данные декабрьского опроса Spinter tyrimai о том, за кого...

Пукаса в Сейме сменит яркая личность (28)

После того, как обвиненного в сексуальном...

Погода: после 19-градусного мороза наступят перемены

В начале этой недели в Литве установится холодная...

В Вильнюсе открыли экспозицию Акта о независимости от 16 февраля (70)

В воскресенье в Доме сигнатаров в Вильнюсе...

В Давосе президент Литвы намерена обратить внимание на Россию (296)

На Всемирном экономическом форуме в Давосе президент...