Белорусский транзит стал не только экономическим, но и политическим инструментом влияния белорусских властей на балтийские страны. Что ждет нас в ситуации ультиматума, который Россия предъявила Беларуси?
V. Putinas ir A. Lukašenka
© AP/Scanpix

Владимир Путин заявил, что поставки российской нефти на белорусские НПЗ нужно привязать к транспортировке белорусских нефтепродуктов через российские порты в Усть-Луге и Санкт-Петербурге. Тема была поднята 16 августа на совещании у российского президента в рамках вопроса о развитии транспортной инфраструктуры. "Ведь на белорусских НПЗ перерабатывается наша нефть, другой там нет и вряд ли появится, поэтому это нужно запакетировать — получение нашей нефти от соответствующих вопросов использования нашей инфраструктуры", — сказал Путин.

Белорусский транзит — важнейшая вещь для экономик Латвии и Литвы. Нефтепродукты и калийная соль, которые идут на мировой рынок через порты балтийских стран, немалая статья доходов для экономик Балтии. Даже Эстония не осталась в стороне… Я сам неоднократно видел вагоны с калийной солью и нефтепродуктами из Беларуси на железнодорожных путях Таллина. Встречал в порту Мууга первый танкер с белорусской нефтью из Венесуэлы под говорящим названием "Санта-Барбара". И сейчас все это под угрозой!

Для Беларуси и ее властей, в руках которых все важнейшие денежные потоки в стране, балтийский путь всегда был очень удобен. Играя на противоречиях и жажде заработать литовских и латвийских транспортных компаний, связанных с ними государственных институтов, белорусам всегда удавалось получать лучшую цену для своего транзита и, более того, увязывать этот вопрос в худшие для белорусского режима годы европейского порицания с нейтральной и отчасти дружественной позицией властей балтийских стран в отношении режима Лукашенко.

Бывали времена, когда пахло откровенной коррупцией и подкупом как бизнес-элит, так и политических кругов балтийских стран, как, например, в деле растворителей и разбавителей и их поставок через Латвию. То есть белорусский транзит стал не только экономическим, но и политическим инструментом влияния белорусских властей на балтийские страны.

И сейчас возникает большая проблема. В рамках стратегии российского экономического протекционизма, желания Кремля наказать балтийские элиты за их прозападную позицию и прекратить метания белорусского режима между Россией и Западом российское руководство и лично Путин делают ход конем. Лукашенко ставят перед ультиматумом. Указывают на то, что почти вся его нефть, поступающая на два белорусских НПЗ в Мозыре и Новополоцке, — это нефть из России. И если Лукашенко хочет ее иметь дальше, он должен отказаться от транзита нефтепродуктов через балтийские порты, как параллельно это делает Россия, и перенаправить эти грузы на вновь созданную и модернизированную портовую инфраструктуру в Усть-Луге и Санкт-Петербурге, воспользоваться услугами РЖД. Это добавит денег в российский бюджет и решит несколько тактических политических задач российского руководства.

Может ли Лукашенко отказаться или торговаться? Он, конечно, попробует, как всегда, поскандалит, но на этот раз вряд ли будет результат. Он и белорусская экономика слишком зависимы от поставок нефти из России. Продажа нефтепродуктов из российского сырья всегда входила в топ-3 статей пополнения белорусского бюджета, личного бюджета Лукашенко и олигархических семей с ним связанных. А Путин и российская власть сейчас весьма немилосердны по отношению к своему нестойкому в союзническом долге товарищу.

Имеет ли моральное право Россия на такие действия с экономической точки зрения? Безусловно, да. Это ее нефть и значит ее условия. Если они не нравятся Лукашенко, он может купить нефть на открытом рынке у Ирана, Норвегии или Азербайджана. Но экономика поставок говорит о том, что это не такая золотая жила как в случае бизнеса с Россией: сверхдохода не будет.

Понятно, что Путин давит, лишает Лукашенко маневра, лишает балтийские страны важнейшего источника дохода, но кто ему может помешать и кто скажет, что он не в своем праве, если судить непредвзято? Россия такая, как она есть, и для российского руководства вполне приемлемо применять экономический инструментарий для достижения политического результата. Такова реальность и всем с этим надо считаться.

У Лукашенко было более 20 лет, чтобы слезть с нефтяной и газовой иглы России. Он мог бы выпускать отличные машины и трактора, но эти отрасли дышат на ладан, он мог бы развивать ИТ-сектор, но пока он как-то чудом развивался сам, почти без помощи государства, он мог бы открыть страну Западу и сделать реформы и много чего еще, чего не было сделано за эти годы.

Поэтому судя по всему тульские пряники для Лукашенко у России закончились, теперь остался только путинский кнут.

Павел Морозов — создатель АРУ ТВ, гражданский активист из Беларуси, получивший политическое убежище в Эстонии в 2007 году.

rus.delfi.ee
Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии
Рассылка новостей

Путин в Донбассе "своих" не сдает (76)

Неожиданное на первый взгляд решение Владимира Путина...

Замыслы Сталина на раздел мира или два изувера на одной планете (157)

Заключение Пакта Молотова–Риббентропа (1939 г.) было...

В.Лаучюс. Революция 1917 года: кто помог темным силам и предал Белую гвардию (66)

Ровно 100 лет назад Россию потрясла кровавая революция ,...

TOP новостей

Печальный прогноз в связи с городами-призраками исполняется (275)

Вильнюс, Каунас и Клайпеда слово паровоз тянет...

В поисках нового президента Литвы: мнение простых людей и элиты (284)

Жители Литвы в настоящий момент хотели бы видеть на...

На горе Гедиминаса - новые находки археологов (20)

В ходе работ по подготовке к зиме юго-восточного склона...

"Патриарх караимов" из Литвы: Тракай похож на Крым, а озеро Гальве - на Черное море (16)

Тракай похож на Крым , а озеро Гальве - на Черное море,...