aA
В августе 1992 г., выступая на съезде Республиканской партии, бывший президент США Рональд Рейган, как обычно, много шутил. Он говорил, что кандидат от демократов, губернатор штата Арказнас Билл Клинтон вовсе никакой не Томас Джефферсон (демократы тогда называли Клинтона новым Томасом Джефферсоном).
Margaret Thatcher
Margaret Thatcher
© AP/Scanpix

"Я знал Томаса Джеферсона! Это - точно не он!" - сказал Рейган и под разразившийся хохот добавил. "Я слушал выступающих на другом (демократическом - М.С.) съезде, которые говорили, что "это мы победили в Холодной войне", и я не переставал удивляться, кого конкретно они имеют ввиду под словом “мы”?”. Зал ликовал.

Это была по-настоящему великая речь и, если бы я мог тогда присутствовать в зале, то тоже, без всякого сомнения, ликовал бы вместе с остальными. Да, президент Рейган прожил действительно долгую, богатую на исторические события жизнь и, по его же словам, своими глазами “видел, как зарождение коммунизма, так и его смерть”.

Однако сейчас, спустя двадцать три года после той знаменательной речи, можно с уверенностью сказать, что радость тогдашних американцев была, увы, абсолютно преждевременной, а победа над “красной чумой” - пирровой. Рейган этого ни понять, ни осознать не успел, но величайшая битва двадцатого века, которой он обозначил свою войну с “империей зла”, закончилась, в отличие от Второй мировой, катастрофически безответственно. Почему? Ответ на этот вопрос лежит в словах, произнесенных Рейганом чуть позже в той же самой речи, но принадлежащих другому великому американскому президенту, республиканцу Аврааму Линкольну: “Нельзя сделать слабого сильнее, ослабляя сильных, нельзя побороть бедность, уничтожив богатых, нельзя помочь людям, выполняя за них ту работу, которую они могут и должны делать самостоятельно”.

Эта фраза Линкольна не просто отражает суть консервативных убеждений американских политиков, но и указывает на причины той моральной катастрофы, которую сегодня представляет из себя вся без исключения территория бывшего СССР, включая, разумеется страны Балтии и, конечно же, современную Россию. Дело в том, что почти у каждого правила есть свое исключение, а у каждой фразы - свой контекст. Этот линкольновский принцип был и, я по-прежнему убежден в этом, остается единственно верным для внутриполитического применения практически в любом нормальном государстве, но в истории с СССР он, увы, не сработал.

С одной стороны, если посмотреть внимательно на развитие экономики США в период с 1980 по 1992 год, то подход себя полностью оправдал: сокращение государственного аппарата, снижение налогов и госрегулирования обусловили невиданный ранее прорыв в американском технологическом развитии, плодами которого пользуется до сих пор все “прогрессивное человечество”. Мы бы не вступили так резво в тысячелетие Интернета, если бы именно тогда Америка не начала свой стремительный рост в области полупроводниковых технологий, обеспечивших взрывное распространение компьютерных и информационных систем. Не проведи Рейган своих реформ, сегодня мы бы не знали (во всяком случае в том виде, как сейчас) таких компаний, как “Интел”, “Майкрософт”, “Эпл” или “Оракл”, тем более сомнительно было бы появление поискового сервиса “Гугл”, социальной сети “Фейсбук” и всех прочих привычных для каждого прелестей современного мира. Мы бы не знали и той Юго-Восточной Азии, которую мы знаем сейчас во всем ее прекрасном многообразии.

С другой стороны, в своей внешней политике по отношению к “имеприи зла” что Рейган, что все последующие президенты, избавившись от лишних слов в этой линкольновской фразе, оставили только концовку: “нельзя помочь людям, выполняя за них ту работу, которую они могут и должны делать самостоятельно”. Иными словами, вся политика США по отношению к СССР как раз и сводилась к тому, чтобы “ослабить сильного”, т.е., если посмотреть на фразу Линкольна еще раз целиком, то становится совершенно очевидно, что плевать по большому счету они хотели на слабых и уж тем более не сильно их беспокоила дальнейшая судьба на тот момент пока еще сильных.

Что в результате получилось? А получилось то, что на огромной территории от Калининграда до Владивостока, т.е. на всей территории СССР, включая страны Балтии, осталось население, раздираемое гигантскими противоречиями, но при этом объединенное тотальной некомпетентностью и неприспособленностью к новым условиям существования. И, если отношение к остальной части Восточной Европы со стороны Запада было достаточно однозначно - как к освобожденным или, скорее, как к освободившимся, то Прибалтика, входившая в состав СССР, по злой иронии судьбы, чтобы там кто не говорил, попала, вместе с самой Россией и остальными советскими республиками, в зону побежденных, для которой, увы, на Западе не существовало никакой внятной стратегии развития, кроме концовки известного линкольновского принципа "сами разбирайтесь". Вот и разобрались.

В этом подходе, на мой взгляд, и заключается вся суть той катастрофической западной политики, плоды которой мы до сих пор мучительно пожинаем. Дело в том, что в другой и не менее великой битве двадцатого столетия, а именно во Второй мировой войне, союзники по антигитлеровской коалиции прекрасно понимали свою ответственность за судьбу побежденной Германии и освобождаемой от нацизма Европы. И, если не вдаваться в то, как и кто эту ответственность понимал (ясное дело, что у товарища Сталина был свой особенный взгляд на это дело), тем не менее, сделав выводы в том числе и из результатов Первой мировой, союзники начали вырабатывать необходимое решение задолго до падения Берлина.

Разгромленную Германию уже не бросили, как это было цинично сделано сразу после “Версальского мира” в 1918-м году, а начали восстанавливать ее экономику, проводя необходимые политические реформы и экономические реструктуризации. В результате реализации стратегии, получившей в дальнейшем название “План Маршалла”, за поразительно короткий срок удалось не только восстановить промышленность лежащей в руинах Западной Германии, но и обеспечить ее стремительный экономический рост, закрепив при этом стабильность политической системы, надежно существующую при всех ныне известных издержках, по сей день.

Это была полномасштабная программа, которая охватывала практически все аспекты жизни не только послевоенных западно-европейских государств, но и включала помощь покрытой радиоактивным пеплом Японии. В результате правильной стратегии, осуществленной тогда, разгромленные Германия, Италия и Япония - сегодня одни из лидеров мировой экономики, вместе с освобожденной от нацизма Францией и спасенной от послевоенного разорения Великобританией.

Появление плана Маршалла после Второй мировой войны было вызвано не только реальной и острой экономической необходимостью, но прежде всего четким пониманием того, что даже в среднесрочных политических целях ни в коем случае нельзя униженных и побежденных оставлять наедине со своими проблемами, т.к. подобное отношение со стороны победителей всегда и без каких-либо особых исключений чревато возникновением двух самых страшных врагов позитивного развития общества: национализма и так называемого “веймарского синдрома”, т.е. синдрома “встающей с колен” великой нации, в основе которого лежат горечь унижения и стремление к политическому реваншу.

Однако, спустя 40 лет после окончания Второй мировой войны, американцы были так увлечены своей главной целью - победить своего главного врага, что совершенно не задумывались о том, а что же будет дальше, после победы? Что бы там не рассказывал сегодня Горбачев про “конвергенцию”, т.е. про постепенное и одновременное взаимопроникновение СССР и Запада, этого не случилось, как не случилось и многого другого. Советские люди, даже самые мудрые и опытные из них, если и понимали масштабы проблемы, то в силу своей абсолютной некомпетентности (советский человек ничего не знал про толковые экономические реформы) не могли предложить никакого жизнеспособного плана действий. Американцы могли, но ничего не сделали.

И, если на восстановление поверженной Германии вместе с внятной стратегией и обученными кадрами в 1948 г. по плану Маршалла было выделено 1.3 миллиарда долларов (сегодня это уже 13 млрд., а по меркам 1991-го года - 8 млрд. долларов), то в период с 1991-го по 1993-й год вся территория разваленного “совка”, включая и нашыс вами страны Балтии, не получила практически ничего, кроме “гуманитарной помощи” (несколько миллионов) и рекомендаций общего характера. Во всяком случае все, что мы получили (тут я сознательно не выделяю наши страны от остального постсоветского пространства) ни в какое сравнение с “Планом Маршалла” не идет. К примеру, даже после смерти проклинаемый Егор Гайдар на самом-то деле пришел “рулить” уже на пепелище: золотовлютные резервы на тот момент (1991-й год) составляли 26 миллионов долларов, цена на нефть упала в четыре раза, Запад отказался выдавать коммерческие кредиты (ни цента больше!), а хлеба в буквальном смысле оставалось на неделю. России грозил голод и гражданская война. В тоже самое время главные победители предпочли ограничиться “ножками Буша” и прочей гуманитарной помощью, которая в общей сложности была кратно меньше, чем, например, американская военная помощь Египту в 1990-м году.

Тем не менее, в результате самостоятельно проведенных в 90-е годы тяжелейших политических и экономических реформ практически на всем постсоветском пространстве произошло следующее: на фоне очевидного экономического роста, развития рыночных отношений и новых, с этим связанных благоприятных возможностей, возникли не менее очевидные коррупция, отрицательный рост населения, “утечка мозгов”, ужасное образование, социальная незащищенность и гнетущая неуверенность людей в завтрашнем дне. При этом точно также во всех этих молодых государствах, сформировались непростительно близорукие, жадные и крайне злопамятные государственные элиты.

Вообще, конечно, глядя на правящие классы бывшего “совка”, я нахожу в значительной степени больше сходств, чем различий: это жуткая закомплексованность, паталогическая склонность к коррупции и отсутствие перспективного мышления, сопряженная с колоссальной и в некотором смысле болезненной подозрительностью. Но главное - это общая для всех нас неспособность видеть новые благоприятные возможности в критических ситуациях. Однако именно сегодня, когда отношения между Россией и ее ближайшими европейскими соседями накалены до предела, когда уровень открытой неприязни и откровенного презрения дошел до высшей точки, на мой взгляд, стоит, как бы странно это не казалось, изменить своим привычкам и начать рассматривать сегодняшний кризис в качестве огромной позитивной возможности, как случайно выпавший шанс, который мы просто не имеем права не использовать в своих, прежде всего, корыстных целях.

Страны Балтии в целом, а Литва в частности после обретения своей независимости всегда воспринималась в России не иначе как управляемый напрямую своим новым хозяином лимитроф. В хозяева Прибалтики наши вероятные противники, как правило, записывают поочередно то Брюссель, то Вашингтон, чередуя эту последовательность в зависимости от удобного контекста. Тем не менее, если посмотреть чуть-чуть повнимательнее, то современная Литва (в данном случае будем говорить только о ней) никогда не была и не является в известном смысле управляемой. Дело в том, что марионеточная управляемость, которую приписывают многим странам нашего региона, подразумевает полнейшее отсутствие собственной инициативы и невозможность действий без соответствующего распоряжения “хозяина”. У нас же сложилась картина совершенно иная: никто никаких решений от “хозяина” не ждет, а наоборот - у нас эти решения опережают.

Мы так стремились в ЕС, так бежали в еврозону, так спешили, так торопились, что выполняли все, даже самые жесточайшие требования Общего рынка. Причем делали это намного быстрее, чем иногда могли реально вынести. Я не ставлю под сомнение наш (мой, в том числе) выбор, но на это не были рассчитаны ни наша молодая экономика, ни наша столь же юная политическая зрелость. Мы во многом в ущерб своему собственному населению неслись во весь опор в ЕС, угробив при этом свою и без того дохлую промышленность. Мы почти “в ноль” уничтожили свое сельское хозяйство, как будто его и не было вообще. Мы полностью изменили налоговую систему, практически уничтожив малый бизнес и довольно резво “свели на нет” и без того слабую социальную защищенность. Однако, если изменить довольно обидную суть мы не можем, то мы точно можем изменить ее контекст - пора воспользоваться ситуацией.

Всё! Мы ценой огромных жертв выполнили все требования и нас уже просто нельзя игнорировать, отмахиваясь, как от назойливой мухи. И это на самом деле видно. Не торопитесь смеяться. Литва была одной из тех, кто вынудил, именно вынудил Европу и США ввязаться в украинскую историю в той степени, в которой хотела того Литва, а совсем не так, как это изначально планировалось. Точно также наша страна вынудила и продолжает вынуждать к расширению инфрастуктуры НАТО на своей территории, заставляя натовцев менять старые планы или даже создавать новые. Она давит и зудит, зудит и давит, и так просто уже от нее никто не отвернется.

Мы стали требовать свое, и наши пожелания стали, если не законом, то святой обязанностью наших партнеров. Так ли это плохо? Смотря, как посмотреть. С примитивной точки зрения - да, потому что, увы, зачастую сами наши желания были довольно примитивны и не отличались особой изобретательностью. Поскольку все они возникали от того самого отсутствия перспективности мышления, о котором я говорил раньше. Другое дело, если мы наши рефлексы сменим на истинные и правильные желания, если мы прекратим мечтать о том дне, когда у соседа корова сдохнет, а попробуем, воспользовавшись ситуацией, выжать максимум выгоды из этого кризиса. Не проиграть, а выиграть, не растратить украденное, а выгодно инвестировать заработанное - вот то, о чем всем сейчас надо думать. В этом нет и не должно быть проявления слабости или непоследовательности. Наоборот - только здравый смысл и жизненная опытность.

Для начала надо признать следующее, что Запад (США и Европа) так и не понял своей немалой исторической ответственности за судьбу развалившегося СССР. Литва может об этом напомнить, в том числе и о той цене, которую пришлось заплатить за независимость, членство в ЕС и НАТО. Я бы даже сказал, что она просто обязана это сделать, т.к. прежде всего, это в ее собственных интересах. И не только потому что ситуация, сложившееся на Украине, есть прямое следствие этой западной (читай американской) политики, а скорее еще и потому, что возникновение путинской России обусловлено тем же самым. В этом смысле, мне кажется, что глава литовского МИДа Линас Линкявичус, говоря в своей недавней статье о невыученных уроках недавнего времени, забывает о главном невыученном уроке на Западе - последствиях победы в “Холодной войне”.

И, если мы хотим двигаться дальше, если мы хотим найти решение, то нужно понять причины, а они, на мой взгляд, очевидны - нельзя было оставлять в конце 80-х и начале 90-х такую огромную территорию практически на произвол судьбы. В результате всего этого мы получили по меньшей мере 140 миллионов человек, накаченных ненавистью к Западу и забуревшего от углеводородов, “смотрящего на зоне” пахана, избирающего себя нехитрым способом уже в третий раз президентом.

Тем не менее, для полного и окончательного понимания реальности, нужно отдавать себе отчет в том, что популярность и влияние Путина внутри страны определяется не столько правильностью его действий или ценой на нефть, сколько абсолютной моральной деградацией его главных противников. Запад в целом, а Литва в частности, к сожалению, утратили хоть какое-то, даже самое минимальное, моральное право делать русским замечания и грозить указательным пальчиком. Раньше это право было, а вот сейчас его нет.

Запад “облажался” практически везде, куда за последние 25 лет влез, а отголосками всех этих провалов стали рвущиеся в сытых и богатых городах бомбы. Надо понимать, что высокомерие, с которым вел себя Запад по отношению к поверженной России было абсолютно недопустимым. Все, начиная с бывшей Югославии и заканчивая Ближним Востоком, делалось даже не столько вопреки ее (России) интересам и международному праву (кто о нем сейчас вообще думает?), сколько вопреки своим же собственным словам и данным обещаниям. Примеров тому тьма: это - и последняя кампания в Ираке, где так и не нашли ОМП, это - и Ливия, где создание “бесполетной зоны” закончилось бомбардировками коалиции и даже Вьетнам, где поводом для начала военных действий стала атака на американские корабли, которой на самом деле не было и т.д. Так было, кстати говоря, и раньше, посто уровень самой брехни был, в значительной степени, ограничен совпадением интересов противников.

Сегодня интересы противников размыты, стратегии никакой нет, причем ни у кого, а количество неправды просто “зашкаливает”. И Путин довольно быстро понял, что правил больше никаких не существует, если они вообще когда-то были. Так мы пришли к тому, к чему пришли, спровоцировав еще больший уровень ответного вранья, но уже со стороны России. Это - реальность, данная нам во всей полноте ощущений: “Курск”, ОРТ, НТВ, ТВ6, Литвиненко, ЮКОС, Беслан, Абхазия, Осетия, Крым, Донбасс, Сирия и свадьба Пескова. Стороны всем своим поведением доказали абсолютную недоговороспособность. Но, вместо того чтобы изменить подходы и язык общения, они продолжают этот абсурдный разговор немого с глухим, при этом совершенно не желая мириться ни с новой реальностью, ни переходить на более понятный друг для друга язык, ограничиваясь поиском новых “каналов связи”, не меняя при этом повестки дня.

Однако, именно сейчас, как это ни странно, у наших стран есть все шансы реально “сыграть на понижение”, причем в то самое время, когда все только и говорят о возможной войне и ядерном пепле. Последние события в Европе эти шансы лишь только увеличивают. Главное - понять в чем конкретно эти шансы заключаются и что они далеко не ограничены возможностью совместной борьбы против ИГИЛ, а также решением проблемы сирийских беженцев.

А вот об этом и пойдет речь в следующей статье.

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!

ru.DELFI.lt
Строго запрещено копировать и распространять информацию, представленную на DELFI.lt, в электронных и традиционных СМИ в любом виде без официального разрешения, а если разрешение получено, необходимо указать источник – Delfi.
|Populiariausi straipsniai ir video

TOP новостей

За высокую мораль: президент Литвы подписал указ о статусе Лукишкской площади (29)

В пятницу президент Литвы Гитанас Науседа подписал...

"Delfi Главное" - на пляже: рассказываем новости отдыхающим, "Без маски" - вице-министр экономики Литвы Помощь бизнесу, как образовании экономиста помогает в политике (1)

Еженедельная программа " Delfi Главное " каждую пятницу...

Водителей в Литве ждут перемены: увеличится плата за техосмотр (48)

В начале весны Министерство транспорта предложило, что...

|Maža didelių žinių kaina