Когда едешь по Польше, рябит от имен зарубежных иностранных торговых розничных сетей (ритейлов): Biedronka (Португалия), Corefour и Auchan (Франция), Kaufland и Lidl (Германия), Netto (Дания), Tesco (Великобритания). В Риге и Таллине тоже превалируют чужие: Rimi и Saastumarket (Швеция), Supernetto и Prisma(Финляндия), а также до боли знакомое - Maxima.
© DELFI / Lukas Bartkus

Как же случилось, что национальный капитал при создании ритейлов не только абсолютно главенствует на нашем рынке, но и мощно выплеснулся за его пределы?

Специфика литовского пейзажа

В Литве имена пришельцев представлены лишь двумя брендами: Rimi да Lidl. При этом, чтоб втиснуться в литовские сети, не запутавшись в них, немцам потребовалось... 14 лет! Их хозяин - европейский гигант Schwarz Group прислал своих гонцов в Литву еще в 2002 году. Было обешано, что первые четыре магазина откроются в 2004 г. Вместо этого в 2006 г. началась распродажа приобретенных участков. На несколько лет о нем вообще забыли. И лишь в 2015 г. он напомнил о себе, объявив о наборе работников. А в следующем открыл двери первого магазина в Вильнюсе.

"Могучей четвёрке" литовских торговых сетей поддаются любые границы
© Organizacijos nuotr.

Немцы проявили завидное упорство. И оно оказалось успешным. Lidl хорошо вписался в тесный торговый ландшафт республики и быстро расширяет свою нишу: число супермаркетов уже выросло до 45. Сам по себе этот факт – веское доказательство того, что германские стратеги справились с головоломкой, как вписаться в рынок, уже разобранных за четверть века конкуренции "могучей четверкой" - Maxima, Iki, Norfa, Rimi. Своих клиентов они заманили такими козырями, как приятное сочетание цены и качества с интригующими вкраплениями в виде географических изысков – дней Испании, Франции или какой-нибудь Португалии. А также уникальной системой регулирования очередей за счет выучки кассиров и оригинального диспетчирования работы касс.

И это, пожалуй, единственный успешный пример "плетения сетей" с чистого листа внешними инвесторами в Литве. Потому что второй иностранный бренд – Rimi, принадлежащий шведской ICA gruppen, в Литве обосновался лишь как купец, который в 2001 приобрел уже готовую и успешно функционировавшую сеть Eko, созданную литовским ЗАО Ekovalda, которая занимала ни много, ни мало – 22% тогдашнего розничного рынка и была второй после Maxima.

IKI parduotuvė po atviru dangumi
IKI parduotuvė po atviru dangumi
© Bendrovės archyvas

Еще больше сомнений по поводу "национальности" вызывает вторая сегодня по величине сеть Iki – творение трех братцев Ортизи из Женевы – Георга, Оливера и Николоса. Конечно, в чисто формальном значении это вопрос к ним самим. Но, с другой стороны, по такой логике в США трудно было бы отыскать "американский" бизнес, поскольку нет такого эноса. Ведь даже если ввести такой ограничитель, как срок проживания того или иного его владельца на территории Штатов (скажем, сотней лет), это будет винегрет из ирландцев, французов, итальянцев, китайцев и т.д.

И нет такой сети в Бельгии. Она присутствует еще и в Латвии, но туда пришла из Литвы. А сами юные братцы, направившиеся сюда в начале 90-х по совету своего папаши, начали здесь с нуля. И практически без первичного капитала. Подобно тысячам "муравьев капитализма", они перебрали множество занятий, прежде чем настрогали денег для открытия в 1992 первого магазина. Подбирали модели для французского салона мод, торговали импортными деликатесами за СКВ, выпускали информационный бюллетень на английском Vilnius In Your Pocket и пр. Здесь они обзавелись домами и семьями, живя в основном в Литве, пока в 2008 г. не продали бизнес немецкой сети Rewe, оставив себе 20%. Но и после этого не успокоились – занялись освоением Латвии...

Так что, судите сами, чья это сеть. Бельгийская? Немецкая? Или все же литовская?

Могучая четверка

Тот, кто поездил по европам, и может сравнить, согласится со мной, что литовская сетевая торговля сегодня вполне может претендовать на высшую лигу. А по ряду параметров – и на лучшую. В частности, по таким, как богатство номенклатуры товаров, дизайн и фирменный стиль магазинов, гибкость акционной политики. Последняя особенно важна в своей социальной функции – как поддержка малоимущих. При этом плотность сетей столь велика, что позволяет, обойдя несколько конкурентов, собрать весь набор необходимых продуктов со сниженными ценами. Чем и пользуются многие бабуси и дедуси.

Принципиально важно то, что эти три позиции были заложены в основу "сетевого строительства" - в 90-е годы, изначально задав жесткую планку требований для тех, кто подгребали позже. И установили ее – практически параллельно – братья Ортизи и, прежде всего, создатели сети Maxima – cемейства Нумвичюсов, Марцинкявичюсов и Сташкявичюсов, владельцы холдинга Vilniaus prekyba (VP). Припоминаю, как в самом начале их создания, когда закладывалась система трех уровней – Мини-Медиа-Максима, нормативы по ассортименту в них существенно превышали тогдашние европейские. Обязательным атрибутом стал и фирменный стиль в дизайне и служебной одежде. При таких параметрах уже в первой половине 90-х сеть Maxima стала настолько мощной, современной и самодостаточной, что создала серьезный барьер для пришельцев извне.

При этом Maxima и Iki задали качественную планку и внутри страны. Под нее уже вынуждены были подстраиваться и два других амбициозных новичка - (1995, с 2001- Rimi) и Norfa (1997). Так, к началу нулевых в Литве сложилась "могучая четверка", которая поглотила всех прочих (Pas Juozapą и Vikonda, норвежскую Spar). И все четверо были созданы либо литовскими предпринимателями, либо на деньги, заработанные в Литве (Iki).

И это уникальный случай на всем постсоциалистическом пространстве!

Более того, Литва, пожалуй, единственная в Восточной и Центральной Европе, чьи сети выплеснулись за ее пределы. Речь идет об Iki, которая зашла в Латвию в 2005. Однако дела там у нее пошли неважно, и в 2014 сеть, которая к тому времени уже насчитывала 51 магазин, была продана латвийской компании Mego. По версии Эмиля Стефанова, директора Palink -оператора Iki, бизнес в Латвии стал убыточным, потому что не удалось раскрутиться, чтоб занять достаточную для успеха долю на рынке.

Польский поход

Иной результат у латвийского похода Maxima. Построив около 160 магазинов, литовская сеть не только упорно борется уже за первое место по доле на рынке соседа, но и, как утверждает социология, является самой популярной сетью среди покупателей. И это не смотря на страшную трагедию 2013 в Риге с обрушением крыши в одном из супермаркетов, когда погибло 54 человека.

Менее успешна протекает экспансия в Эстонии, где две местных компании – Kaubamoja (сеть Selver) и Coop контролируют около 60% рынка розницы. И вообще по плотности торговли Эстония является одним из лидеров ЕС – около 300 кв. м. площадей на 1 тыс. жителей. Поэтому пока (около 80 магазинов)приходится довольствоваться третьим местом. Еще меньше доля холдинга (около 75 магазинов) в Болгарии.

Возможно, движение в этих широтах было бы активней, если б...не польский поход. Идея его в VP возникла еще в нулевые. Именно тогда удалось поговорить с Игнасом Сташкявичюсом, который рассказал об этих амбициях. Причем, чувствовалось, что был не слишком уверен в успехе. По его словам, экономика завоевания торговых территорий для этого требует овладения как минимум 10% рынка – иначе трудно расчитывать на прибыль. А при польских масштабах – это огромные цифры и инвестиции.

Тем не менее, ставка была сделана, а сам процесс вхождения в польский рынок растянулся лет на 15. И, похоже, с некоторых пор стал главным приоритетом и целью – в том числе за счет ослабления внимания к другим направлениям. Об этом, в частности, недавно разъяснил Verslo zinios представитель холдинга Вигинтас Шапокас, руководивший с октября прошлого года испанской сетью Supersоl, которая непрямо – через люксембургскую компанию, принадлежит акционерам VP. По его словам, Maxima grupė решила прекратить сотрудничество на двухсторонней основе, так как все внимание решено сконцентрировать на Польше. Кстати, его предшественник Арунас Зимницкас, который четере года занимал этот пост, был переброшен, чтоб возглавить предприятие Emperia Holding и рулить польским проектом.

Ну, а начали в Польше с приобретения мини-сети Aldik (около 30 магазинов). Она стала прелюдией для сенсации минувшего года – весной 2018 была оформлена сделка о приобретении одной из крупнейших польских сетей Stokrotka (около 500 магазинов). Если к этому добавать еще одно приобретение в ноябре того же года – региональную сеть Sano (36 магазинов), то по совокупности речь идет о более, чем 550 магазинов. Это была крупнейшая литовская инвестиция в Польше.

Stokrotka
Stokrotka
© Youtube

Много это или мало? Для картинки со стороны Maxima – это рывок. Благодаря выходу в Польшу, число магазинов в ее сетях удвоилось, а доля национального рынка опустилась ниже четверти. При этом общий оборот в 2018 вырос с 2,8 до 3,45 млрд. евро, армия ее работников увеличилась на 9 тыс.

Много ли это в стратегии завоевания ниши на польком рынке? Затрудняюсь оценить это процентной долей. Но на глазок следует признать, что гвоздь здесь забит серьезный. Это больше, чем у таких важных авторитетов, как Kaufland (порядка 200 магазинов) и Netto (около 370). Из польских сетей по этому показателю превалирует лишь Zabka – 4,7 тыс. Но сравнение здесь некорректное, поскольку Zabka – игрок на другом поле: речь идет о маленьких магазинчиках-забеговках, по существу – лавочках, с товарным набором первой необходимости. Главным же соперником остается португальская Biedranka с ее почти 3 тыс. магазинов разных форматов.

Насколько серьезно и эффективно присутствие Maxima в Польше – покажут итоги этого года. А пока можно лишь судить о том, что курс взят на быстрый темп расширения ниши. Уже в этом году в планах 120-140 новых магазинов, в основном – в Польше. А о финансовых ресурсах и возмодностях VP свидетельствует второе сенсационное событие минувшего года – выпуск облигаций на 5-летний срок на сумму в 300 млн. евро. Этот беспрецедентный по размерам для Литвы частный займ позволит привлечь немалые средства для подпитки инвестиционного процесса. И это серьезный вызов в Польше.

И прочие

Заканчивая рассказ о литовских продуктовых ритейлах, следует упомянуть и сеть Kubas. Особенность ее в том, что она относится к категории региональных. Заявленная в 200О в Шяуляй (ЗАО Lupra), она изначально позиционировала себя на северо-западе республики: из 31 магазина, 19 сегодня гнездятся в Шяуляй. И лишь два – в Вильнюсе.

Насколько велики ее шансы на развитие в национальном масштабе? Боюсь, пока минимальные. Как потребитель, живущий на пятачке, где Kubas соседствует с Maxima, Iki, Lidl – вижу, что он самый малопосещаемый. Причина очевидная – будучи самым скромным по интерьеру, он не имеет товарных изюминок, но отталкивает, к примеру, отсутствием хлеба собственной выпечки и других полуфабрикатов. При этом не приманивает и ценами.

В одном из интервью директор Lupra Саулюс Юркусас признался, что их снижать у фирмы нет ресурсов. По его признанию, небольшой сети трудно конкурировать с гигантами, которые более привлекательны для поставщиков. С ними они готовы идти на ценовые уступки, так как рассчитывают отыграть за счет больших оборотов. Да крупные поставщики уже давно и разобраны. А вот мелким с мелкими договаривать куда сложней – просто потому, что у них нет резервов для взаимных тупок.

Поэтому, скорей всего, сеть эта и останется в региональной нише. Пока ее кто-нибудь не купит.

Ничего неизменного нет. Но в целом же создается впечатление, что рынок розницы в Литве давно сформировался и гармонизировался – если под этим понимать распределение ниш между основными игроками при наличии высокого градуса конкуренции, которая не позволяет спать на лаврах. Разумеется, их непрерывно поругивают потребители – то за качество, то за цены. Но это капризы людей, уже избалованных высокими стандартами и недовольными с высоты привычек к хорошему. В конце концов, в природе нет такой торговли, которой бы только восхищались.

Поэтому вряд ли в ближайшем будущем здесь следует ожидать радикальных перемен – как в плане сокращения стержня – "могучей четверки". Так и в появлении новичка, который все перевернет вверх дном. Логичней ожидать, что развитие впредь в основном будет происходить вовне. И слава литовских ритейлов еще раздвинет многие границы.

PS: для полноты анализа не хватает рассказа об интернет-торговле со стороны сетей, о системе Barbora, в частности. Но это слишком специфическая и свежая тема, которую стоит отделить и вынести в другой текст.

Растление. Иван Давыдов о пяти годах вранья про гибель "Боинга" МН17 в Донбассе (92)

"В районе Тореза только что сбили самолет Ан-26, валяется...

Марюс Ивашкявичюс. Шкирпа или Цвирка? (25)

Я не собираюсь рассуждать об их (Шкирпы и Цвирки)...

Владимир Скрипов. О чем напомнил "Лошарик" (66)

Что произошло с "Лошариком" - доподлинно вряд ли мир...

TOP новостей

Сквернялис обещает налоги на недвижимость и неэкологичные автомобили (131)

Избежать новых налогов и повышения их прогрессивности...

Абромавичус: У Зеленского нет обязательств перед олигархами Станет ли литовец премьером Украины? (25)

Глава Наблюдательного совета Укроборонпрома Айварас...