Задача финальной части битвы под Оршей была с успехом выполнена К.Острожским. Преследование длилось до темноты. И только наступившая ночь спасла московское войско от полного уничтожения. По различным подсчетам, Москва потеряла убитыми от 25 до 35 тысяч воинов, а попавшими в плен - 5 тысяч. Литвины не потеряли и тысячи. Победа была полной, но ее плодами еще только предстояло воспользоваться.

Каждый год независимая общественность Беларуси отмечает историческое событие национального масштаба - Сражение под Оршей, которое произошло 8 сентября 1514 года в ходе Русско-Литовской войны 1512 - 1522 годов между войсками Московского государства во главе с воеводой Иваном Челядниным и объединенными силами армии Великого Княжества Литовского и польских отрядов под общим руководством великого гетмана литовского Константина Острожского. Как нам кажется, 2009 год в этом отношении не должет стать каким-то исключением, в связи с чем мы и хотим предложить вашему вниманию две авторские статьи, посвященные этой знаменательной дате и связанные между собой общим смыслом. Опубликованы они были в 2006 и 2008 годах, но продолжают оставаться актуальными до сих пор.

Евгений Чумак. Как литвины русских побили

Битва под Оршей 8 сентября 1514 года как пример белорусского боевого мужества может кануть в Лету. Некогда наша славная Родина по своему могуществу уступала мало кому в Европе, с правителями наших земель не могли не считаться, а территория нашего княжества уступала по площади лишь Франции.

Это было Великое княжество Литовское, Русское, Жамойтское и других земель, а попросту - ВКЛ. Ко времени своего расцвета (XIV-XV вв.) оно состояло из многочисленных княжеств, в его состав входила огромная часть современной России (Смоленские, Брянские, Новгород-северские земли), Украины (Киевское княжество и другие земли вплоть до Черного моря), большая часть Литвы, Латвии, Молдовы, а геополитический центр этой великой державы находился на территории современной Беларуси. Кстати, литвинами тогда назывались именно жители белорусских земель, а вот современные литовцы назывались в те времена жамойтами.

Московские нападки

На рубеже XV-XVI веков ВКЛ вело войны с Московским княжеством за пограничные земли. Каждое из государств стремилось установить свою гегемонию на восточнославянских землях. Этим и была обусловлена конфронтация между литвинами и Московией, которая началась еще в XIV веке, но к указанному моменту достигла своего пика. Мало того, что татары в 1492 году вторглись в литовские земли и завоевали Киев вместе с огромной частью южных земель, так еще и в итоге серии войн с Москвой (время правления Ивана III) ВКЛ потеряло около трети своих территорий.

В 1508 году сын Ивана III Василий III заключил с ВКЛ «вечный мир», который однако продлился всего 4 года. В ноябре 1512 г. Москва разорвала мирный договор (предъявив свои стандартные и ничем не обоснованные обвинения о нарушении прав православных жителей ВКЛ), и началась сама война. Основной целью для Московского государства был захват Смоленска - важнейшего стратегического пункта, контролировавшего все Среднее Поднепровье. За два года русские войска осаждали Смоленск три раза, но город держал оборону. Но четвертая попытка оказалась успешной для Московии - Смоленск сдался в июле 1514 г., после чего московская рать под командованием воевод Челяднина и Голицы направилась к Орше. А между Оршей и Дубровно 8 сентября 1514 г. произошла крупнейшая битва русско-литовских войн.

Пример военного мужества

Битва под Оршей 8 сентября началась с атаки правого фланга московского войска. Конница Михаила Ивановича Булгакова-Голицы (предка князей Голицыных), но была в итоге отбита отрядами кавалерии. Литвинская кавалерия левого фланга вместе с отрядами союзной польской кавалерии стала преследовать и уничтожать противника. А в это время атаку начал левый фланг московского войска...

Левым флангом московитов командовал боярин Иван Андреевич Челяднин. Он решил не помогать Булгакову-Голице, считая, что и сам справится с немногочисленными силами противника (у него было больше воинов, чем во всем войске Острожского). Поэтому вскоре он начал атаку своими отрядами на правый фланг литвинской армии. Завязалась жестокая битва, но здесь Острожский сделал блестящий ход, применив неожиданный для противника (но запланированный им) маневр отхода. Такой маневр был давно известен нашим предкам, принеся победу союзной литвинско-польской армии над Тевтонским орденом еще на Грюнвальде. Но тогда этот маневр проводился несколько по-другому (хотя и практически с тем же итогом). А теперь, через 104 года после Грюнвальда, произошло следующее.

Московское войско, как и планировал Острожский, начало преследование отступающей конницы своих противников. Но внезапно отступающие литвины разделились на две части и разошлись по сторонам. А прямо перед глазами московитов предстали готовые к бою и заряженные пушки, а также пехотинцы с пищалями. Первый же залп произвел страшное опустошение в рядах наступающих. А последующие залпы пушек и пищалей уничтожили еще больше врагов. Правый фланг московского войска обратился в беспорядочное бегство, которое передалось и центру. Дальнейшее было делом техники - оставалось организовать преследование бегущего противника.

Эта задача финальной части битвы была с успехом выполнена Острожским. Преследование длилось до темноты. И только наступившая ночь спасла московское войско от полного уничтожения. По различным подсчетам, Москва потеряла убитыми от 25 до 35 тысяч воинов, а попавшими в плен - 5 тысяч (включая Челяднина и Булгакова-Голицу). Литвины не потеряли и тысячи. Победа была полной, но ее плодами еще только предстояло воспользоваться.

Итог войны

Вся Восточная Беларусь была освобождена от московских захватчиков в считанные недели. Но событие это имело и международный резонанс. Известия об этой битве разошлись не только по землям Москвы и Литвы, но и по всей Европе. В Священной Римской империи даже вышел специальный печатный листок (что-то типа газеты), посвященный ей. Император Максимилиан I на Венском конгрессе 1515 г. договорился с великим князем Литовским и королем Польским Жигимонтом II Старым о разрешении всех недоразумений и разорвал договор с Москвой. Инициатива в войне начала переходить к Литве.

Война продолжалась с переменным успехом. В 1519 г. три московские рати от Пскова, Смоленска и Стародуба-Северского снова вторглись в Литву. Они дошли до Вильно, взять которое не смогли. В 1522 г. было подписано перемирие, оставлявшее за Москвой Смоленск и другие завоеванные города.

Вместо послесловия

Сражение под Оршей вошло во многие мировые учебники по военной тактике как один из достойнейших примеров военной смекалки. И именно дата 8 сентября могла бы стать праздником белорусских Вооруженных сил, если бы не наше недавнее прошлое. И в советские времена, и в настоящем (я думаю, и в ближайшем будущем) белорусам не пристало гордиться победой над русским братским народом. Праздновать эту дату - значит, показать свое неуважение к соседям, а этого мы позволить себе не можем. Но ведь это совсем не повод забыть свою историю!

***

Александр Класковский. Битва под Оршей и синдром бульбаша

Недавно в Варшаве у могилы Неизвестного солдата я обратил внимание на одну из высеченных в камне дат воинской славы. В соответствии с концепцией мемориала - естественно, их, польской славы. "Орша, 1514". Ба, да это же воспетая романтиками белорусской национальной идеи Оршанская битва! Ну всё, буквально всё расхватали соседи! Шучу. Вернее сказать - это наши державные мужи, с дипломами сельхозвузов и сталинским «Кратким курсом» в подкорке, всё охотно роздали до крошки.

Между тем в битве 1514 года, которая закончилась разгромом сил Московского княжества, польская конница была лишь частью войска победителей. При том что «значительное его число», как гласит даже официальная «Энцыклапедыя гісторыі Беларусі», "составляли белорусские воины". А полководцем, одержавшим победу над втрое большей ратью захватчиков, был, напомню, Константин Острожский - представитель знатного рода, происходившего из пинских и туровских князей.

Увы, наше молодое государство со сколоченной наспех идеологией примитивного авторитаризма бездумно отреклось от богатейшего наследия, легко роздало в монопольное владение соседям или утопило в болоте забвения множество героических дат, исторических свершений, великих имен. Героику прежних эпох, связанную с деяниями и наших предков, охотно эксплуатируют во благо национальной славы поляки, литовцы (конкурируя разве что между собой). Герб «Погоня», висевший несколько лет на Доме правительства в Минске (было, было такое диво, равно как и бело-красно-белый флаг над этим же зданием эпохи конструктивизма!), белорусу сегодня проще всего увидеть на кокардах вильнюсской полиции.

Да, вскользь, парой фраз в учебниках упоминаются и битвы времен Великого княжества, и прочие события, показывающие нашу землю немного иной, нежели вечно убогий темный край безропотного люда. Но по большому счету белорусам оставили только одну страницу - под казенной аббревиатурой ВОВ, и в первую очередь - безбожно приукрашенную версию партизанского движения. Хотя на самом деле именно эта страница весьма неоднозначна, а вообще репутация белорусов-воинов, ценившихся в советской армии, нарабатывалась столетиями, в том числе и в многочисленных сражениях против экспансии восточных соседей.

Из юношества, видимо, мало кто навскидку припомнит дату битвы под Оршей. Да и мое поколение советских школьников в брежневские времена о ней не слышало. Эту дату подняли на щит в начале 1990-х. Назвали Днем белорусской воинской славы. В 1992 году в этот день на площади Независимости дали присягу на верность Беларуси группа кадровых военных и несколько тысяч офицеров запаса. Во было время! Один штрих: на площади тогда стояли вместе такие разные люди, как Николай Статкевич и Виктор Шейман.

А потом начался угар «братской интеграции». (К слову, был еще более дикий вариант формулировки - «славянская интеграция». Это-то - с Россией, где десятки народов разных рас и вероисповеданий! Или башкир, мордву, чеченцев, чукчей и прочих - не в счет? Да и белорусские татары, евреи, литовцы - что, второй сорт? По мне - так натуральный расизм.)

В общем, начался период «единения» с прицелом на кремлевский трон, когда отечественные деятели и государственные СМИ нещадно «мочили» врагов интеграции. Какая там к черту Оршанская битва! Не позволим бросать тень на вековую дружбу и все такое!

Хотя, насколько мне известно, немцы не шлют ноты в Варшаву по поводу празднования победы под Грюнвальдом, а то, что Москва пышно отмечает Куликовскую битву, судя по всему, не коробит татар. Из песни слова не выкинешь.

У нас же в прошлые годы милиция отлавливала и разгоняла молодежь, собиравшуюся на легендарном Крапивенском поле под Оршей попеть у костра патриотические песни. Действительно патриотические, на матчынай мове, про нашу историю без имперской начинки. За это, короче, волокли «у пастарунак»

А теперь уже вроде как и высокому нашему начальству не грех опереться в противостоянии со «встающей с колен» империей на нечто более существенное, оригинальное, нежели кастрированная совковая история. Но духу не хватает. Это же корона свалится - признать: «отморозки», предрекавшие, что «братская интеграция» обернется глубокой ямой, были в принципе правы!

Хотя - самое время приподняться над примитивным сведением политических счетов. Время консолидировать общество, лепить из атомизированного «лихтората» нацию. Причем речь не о том, что, вот, давайте теперь дружно нагнетать антироссийскую истерию! Да и не получится, даже если бы кто-то очень захотел. Не тот у нас народ.

Просто надо взять назад свою историю. Поменять на государственном уровне отношение к языку титульной нации, исконным символам. По крупицам конструировать белорусскость (причем не сводя все к вопросу матчынай мовы - но это отдельная большая и деликатная тема).

Помните, весной все выпали в осадок, когда государственные СМИ впервые относительно корректно подали тему Белорусской Народной Республики? Можно, оказывается, без примитивных ярлыков, а напротив, с гордостью за тот романтический (и, увы, обреченный тогда) взлет национального духа.

Но говорить, что лед тронулся, рано. Вон дореформировали школу до того, что из программ вылетел к чертовой бабушке курс истории Беларуси. Право, я другой такой страны не знаю (да еще во главе с президентом-историком!).

И вообще, слишком многие у нас пока охотно отзываются на колониальную кличку «бульбаш» - и даже славят ее в песнях и напитках...

Телеграф

Ремигиюс Шимашюс. Об одной доске, двух подписях и 55 000 вильнюсцев (15)

Во время отпуска я наблюдал, как памятная доска,...

Владимирас Лаучюс. Двадцатилетие Путина. Чего ждать от России? (112)

В России возможны лишь две формы государственной...

Владимир Скрипов. Эстония: обыкновенное миниатюрное чудо (57)

Этой весной я побывал в Риге и Таллине, получив после...

Дмитрий Крапивенко. Тупиковые перемирия. Близка ли к завершению война на Донбассе? (36)

В объявлениях о прекращении огня на Донбассе есть свои...

TOP новостей

Необычная улица в Вильнюсе: как там живут люди, увидит вся Литва (20)

Соседи говорят друг другу комплименты, а не бросают...

Мечта о собственном жилье: сколько на первый взнос откладывают жители Литвы (17)

Чтобы получить ипотечный кредит, надо иметь средства...

Ландсбергис просит главу Amazon изъять из торговли товары с советской символикой (78)

Первый фактический руководитель независимой Литвы...

Парламент Литвы утвердил кандидатуру Синкявичюса в еврокомиссары (10)

Парламент Литвы в четверг утвердил кандидатуру...