28–30 сентября в Каунасе прошел Второй международный конгресс исследователей Беларуси. Лейтмотивом мероприятия стал слоган «Поворот к Беларуси: идеи, методы, концепции», а желающих принять участие в интеллектуальных дискуссиях оказалось больше, чем в прошлом году – число непосредственных участников и гостей превысило 300 человек.

На церемонии открытия от имени организаторов с белорусской стороны выступил директор института «Палітычная сфера» Андрей Казакевич, прозвучали приветственные слова от посла Литвы в Беларуси Линаса Линкявичюса, представителей мэрии Каунаса и Университета Витовта Великого.

«Неважно, какое общество – важно, какая элита», – заявил также на первом пленарном заседании Алексей Миллер, почетный гость конгресса, российский историк, ведущий научный сотрудник Института научной информации по общественным наукам АН России и профессор Центрально-европейского университета (Венгрия). Для многих сидящих в зале как раз важно было ощутить себя если не частью этой самой элиты, которой суждено вершить судьбы страны, то хотя бы принадлежащими к некому на удивление большому интеллектуальному сообществу.

В этом, как говорили многие участники, и заключалась «психотерапевтическая» функция конгресса – дать исследователям Беларуси ощущение общности, принадлежности к «своим» и хоть на время заглушить чувство разрозненности, что не так мало.

Выбор Беларуси между Востоком и Западом – вечная проблема?

Одним из ключевых мероприятий в рамках Конгресса стала дискуссия по проблеме модернизации Беларуси, в которой вновь был поднят «вечный» вопрос – есть ли у Беларуси выбор между западом и востоком? В обсуждении приняли участие Алексей Пикулик (академический директор Белорусского института стратегических исследований), философ и методолог Владимир Мацкевич (директор Агентства гуманитарных технологий), политический аналитик Андрей Суздальцев (заместитель декана Высшей школы экономики), и Мариуш Машкевич (бывший посол Польши в Беларуси, профессор Университета кардинала Стефана Вышинского). Модерировал дискуссию Юрий Дракохруст (радио «Свобода»).

Андрей Суздальцев предложил взгляд «с востока»: по его мнению, Россия как капиталистическая страна не предлагает Беларуси модернизации (так как наше государство не готово к ней ни политически, ни экономически), а предлагает интеграцию. В то же время власти в Беларуси прекрасно понимают, что модернизация нужна, но не возможна без интеграции, а последней боятся и не идут на это. Это ведет пока ко всё большей зависимости от России.

Владимир Мацкевич высказался за западный, европейский вариант модернизации. Россия, по мнению Мацкевича, «недомодернизированная страна», поэтому неуместна сама постановка вопроса о модернизации с востока. В некоторых вопросах, безусловно, Россия ушла далеко вперед (например, вступив в ВТО), но опасность заключается в том, что из России идут «только реваншистские тенденции». В частности, модернизация в области науки со стороны России невозможна – там структурный, мировоззренческий кризис, а уж тем более белорусам не подходит российская модернизационная помощь в политическом и социальном смысле.

Самостоятельное национальное развитие возможно только для больших государств, а небольшой стране необходимо делать выбор, и важно сделать его правильно, не прикрываясь историей, а на основании ценностей и видения будущего.

Поэтому для Беларуси остается только один вариант – выбор, который позволит выйти из развивающегося мира в развитый, не зацикливаясь именно на модернизации, так как попытка всё время успеть за ней подобна состязанию Ахиллеса и черепахи.

С идеей о том, что России нечего предложить Беларуси, не согласился Андрей Суздальцев: как раз Россия и предлагает капиталистические, рыночные правила игры и работу вместо сомнительной чести снимать пенки с энерготранзита.

Алексей Пикулик пояснил, что под модернизацией авторы европейского и российского предложений, а также белорусское руководство понимают несколько разные вещи. Для белорусских властей модернизация – скорее техническое и технологическое обновление, внедрение инноваций, совершенствование законодательства.

Европейский проект предполагает экспорт европейских ценностей, улучшение институтов, правил игры и стандартов корпоративного управления. Принятие Беларусью международных правил игры, пусть даже без претензий на членство страны в Евросоюзе – вот тезис сторонников европейского проекта модернизации, который сейчас в таком виде и предлагается Беларуси. Проект евразийской интеграции, по словам Пикулика, хотя и создан по лекалам европейской, включает вместо «ценностей» только «кэш», финансовые ресурсы. Понятно, что по этой причине конкурентоспособность евразийского проекта в глазах постсоветских политических элит выше, так как он несет больше денег и меньше политических рисков.

Как считает аналитик, сегодня ситуацию можно представить следующим образом. Европа работает в следующих направлениях: символические санкции в отношении режима, работа с гражданским обществом (Беларусь – «чемпион мира» по получению шенгенских виз) и разработка проекта европейского диалога с Беларусью по модернизации. Европейские инвесторы в Беларуси малочисленны и не являются «данайцами», приносящими соответствующие ценности в страну, так как играют здесь по местным правилам. При этом нельзя сказать, что и российский бизнес эффективно модернизирует белорусскую экономику. Таким образом, инвестиций мало, а авторитарная, технократическая модернизация – очень дорогой проект. Поэтому Беларусь вынуждена идти в партнерство либо к России, либо к Евросоюзу, и Лукашенко выбирает партнера, исходя из вопросов своей безопасности.

Алексей Пикулик предложил свои варианты ответа на вопрос «что делать?». С его точки зрения, сейчас не хватает видения Беларуси с новой перспективы, хорошо сформулированного и привлекательного и для элит, и для населения. Требуется большая «транснационализация» экономики Беларуси, а также надзор над тем, как власти осуществляют свои функции. Что касается европейского диалога по модернизации, то, по мнению Пикулика, он может быть превращен в платформу, в рамках которой Беларусь и Европа совместно, без России в качестве посредника, выработали бы для себя приемлемый вариант развития и сотрудничества.

Мариуш Машкевич предложил тезис, согласно которому ощущение опасности от модернизации, которое есть у белорусских властей, обусловлено постсоветским идеологическим контекстом. Нельзя опять попадать в ловушку «технических преобразований». Модернизация должна служить ценностям, а не наоборот.

Для многих слушателей был неожиданным прозвучавший в дискуссии тезис о том, что евразийский проект – не антагонист европейскому, и в случае интеграции с Россией Беларусь всё же станет ближе к модернизации в европейском смысле, а не дальше от нее. Правда, согласие участников дискуссии с этим тезисом так и не привело к общему мнению о том, может ли модернизация быть всего лишь «технической», «автократической» и без включения проблемы ценностей.

В ходе обсуждения был поднят вопрос о том, кто эту модернизацию будет осуществлять. По мнению Владимира Мацкевича, это должны делать и другие внутренние акторы, помимо государства. Алексей Пикулик напомнил, что при модернизации много делегируется на наднациональный уровень, и даже потенциал работающих сегодня на белорусское государство людей достаточен для реализации таких проектов.

Итак, что же такое модернизация для Беларуси, есть ли у нас выбор и что выбирать? Для Алексея Пикулика модернизация – это правила игры, которые работают во всем мире, в этом смысле приведение отсталых белорусских институтов в соответствие с современными рыночными европейскими и американскими правилами было бы модернизацией для Беларуси. Владимир Мацкевич сравнил модернизацию с изменчивой модой, которую задают ведущие игроки, а думать нужно о настоящем развитии, критическом отношении ко всем предложениям (включая таковые от МВФ, Евросоюза и т.п.). Мариуш Машкевич повторил, что не видит возможности модернизации без ценностной компоненты. Для Андрея Суздальцева модернизация – это возможность перехода от нынешнего индустриального уклада в Беларуси к постиндустриальному.

Вывод из этой дискуссии может многих не удовлетворить, ведь для нашей страны остается до сих открытым главный вопрос: каково наше собственное видение будущего страны и национальных интересов при выборе целей модернизации и партнеров, при помощи которых мы собираемся действовать?

Белорусская политика во внутреннем и внешнем контексте

Основная работа Конгресса происходила в 20 секциях. Шли они все одновременно, так что гостям мероприятия пришлось выбирать наиболее интересную тематику. Большее количество секций в сравнении с прошлым годом позволило сделать их содержание более специализированным, но принцип параллельной работы всех секций был всё же не очень удачным решением: получив программу, многие увидели интересные для себя темы, а потом были вынуждены испытывать все муки выбора, понимая, что везде успеть не удастся. В этом году отбор докладов и работу с участниками вели не только организаторы Конгресса напрямую, но и координаторы секций, часть из которых сами предложили для них темы. Благодаря этому демократическому решению в составе Конгресса смогли появиться новые интересные секции и темы.

Ряд секций был посвящен проблемам внешней и внутренней белорусской политики. Секция «Беларусь в системе двусторонних отношений» сконцентрировалась на трех темах: международные отношения (включая белорусско-китайские и белорусско-сербские), национальная идентичность и энергетика. Как отметил модератор секции Алексей Криволап, толерантность, претендующая на «столп» белорусской идентичности, является скорее фикцией, чем реальностью: белорусы верят в нее, но вот приезжающие в нашу страну иностранцы сталкиваются с явным ее дефицитом.

Секция «Беларусь в системе международных отношений» оказалась одной из самых популярных среди участников. Выводы, которые озвучил по итогам работы секции ее модератор, старший аналитик Белорусского института стратегических исследований Денис Мельянцов, таковы: во-первых, Беларусь прочно и надолго заняла место между Западом и Востоком, и не сможет продвинуться ни в одном из направлений. Во-вторых, к сожалению, в настоящий момент можно сказать, что Беларусь – не субъект, а объект международных отношений. В качестве мало исследованного был отмечен вопрос участия Беларуси в новых интеграционных процессах с Россией.

Исследования гражданского общества Беларуси в этом году были выделены в отдельную секцию. 11 докладов были посвящены деятельности НГО, корпоративной социальной ответственности, новым социальным движениям. Прозвучало предложение создать общую базу данных исследований гражданского общества Беларуси. Политолог Юрий Чаусов, участвовавший в модерации секции, отметил, что уровень коммуникаций между исследователями в этой области довольно низок, результаты исследований зачастую остаются не известными публике из-за отсутствия устойчивых каналов распространения информации. «Я очень рад, что в этом году получилось организовать отдельную секцию, а также тому, что на пленарном заседании был доклад господина Пала Тамаша, посвященный теме гражданского общества в посткоммунистической Европе», – добавил он.

Секция «Проблемы трансформации экономики Беларуси» занималась обсуждением вопросов приватизации, валютного кризиса, социальной политики и корпоративной социальной ответственности. Работе секции будет посвящен отдельный репортаж на сайте «Новай Еўропы».

Предмет споров на конгрессе – не только будущее Беларуси, но и ее прошлое

Исторический блок, традиционно сильный на Конгрессе, был представлен рядом секций. Как всегда, большое внимание было уделено истории ВКЛ. На секции «Великое Княжество Литовское: политика, система управления, законодательство, международные отношения» было заслушано 18 докладов разнообразной тематики: источниковедение, нумизматика, политологические и правовые вопросы, история бюрократии.

Секция «Lingua и natio: Проблема этничности в Средневековье и в раннем Новом времени (кейс Великого Княжества Литовского)» была представлена белорусскими, российскими и молдавскими исследователями, которые обсудили результаты своих исторических и лингвистических изысканий. Как отметил модератор секции Олег Дернович (Институт истории НАН Беларуси), по итогам работы секции ее участники рассматривают возможность организации постоянно действующего семинара по проблемам этничности.

Активное участие в исторических секциях приняли не только историки из Беларуси, но и из других стран. Например, в секции «Модернизация, социальные и политические преобразования: Беларусь в XX веке» было заслушано 18 докладов, из которых 8 принадлежали ученым из Польши.

Разнообразие тем привлекало слушателей: история и культура еврейского населения, конфессиональная история (прежде всего Православной церкви), социально-культурные проблемы, история повседневности, проблема белорусского меньшинства в Литовской Республике, история развития высшего образования в БССР, советские репрессии на территории Западной Беларуси, история белорусской интеллигенции в эмиграции.

Историческая проблематика поднималась и на секции «Город, урбанизация, горожане: историческая урбанистика», собравшей исследователей различных аспектов жизни городов. К примеру, Феликс Акерман (ЕГУ) выступил с докладом о тюрьмах Гродно и Вильнюса в XX веке (интервью с исследователем в скором времени появится на сайте «Новай Еўропы»).

В секции «Социальное и гуманитарное знание: смена исследовательских парадигм» обсуждались вопросы, имеющие отношение ко всем социальным наукам в Беларуси, а не только к истории. Советские теоретические привычки до сих пор качественно не осмыслены в белорусском контексте, и это мешает развитию социальных наук. В современной историографии Беларуси наблюдается явный кризис новых теорий, хотя есть попытки создать новые направления исследований.

В белорусской философии мы обнаруживаем как наследие советского марксизма, так и проблемы, связанные с желанием философов обратиться к локальной проблематике: по мнению Ольги Шпараги (ЕГУ; Центр европейских исследований), обращение к белорусскому контексту всегда предполагает и включенность в общеевропейский контекст, который – как и постсоветский, и национальный – не является чем-то самим собой разумеющимся и требует постоянной рефлексии. На секции обсуждались и новые для Беларуси области знания, в частности психоанализ.

Посткоммунизм в Беларуси и за ее пределами

Секция «Разновидности (пост)коммунизма в Центрально-Восточной Европе» оказалась междисциплинарной и экспериментальной. Так, модератор секции Алексей Ластовский («Палітычная сфера») озвучил предложение осуществить не поворот к Беларуси, как это предполагает тематика конгресса, а поворот от Беларуси как призыв посмотреть на внешний мир, изучить его. В целом секция занималась методологическим и практическим обсуждением того, как коммунистическое прошлое преодолевается в посткоммунистическую эпоху.

Публике был представлен коллективный исследовательский проект «Память о Второй мировой войне с локальной перспективы (1944–1965)», в котором приняли участие белорусские, украинские и российские исследователи.

Одна из особенностей посткоммунистических обществ – неприятное наследие политического и идеологического контроля со стороны власти за научным и иными сообществами. Татьяна Водолажская (Агентство гуманитарных технологий) рассказала о существующей в последние 15 лет в Беларуси практике «запрета на профессию». Сегодняшние репрессивные меры власти отличаются от советских. По мнению докладчицы, изменилась система социального воспроизводства и поменялось значение самого понятия «труд»: в советском обществе это была законодательная и моральная обязанность, а в настоящее время в Беларуси труд не является систематизирующим и социализирующим стержнем, поэтому запрет на профессию сегодня – это явление другого порядка.

Новые темы: андеграундное искусство, советское кино и современная беларусская культура

Секция «Современная белорусская культура» собрала теоретиков, практиков и менеджеров, работающих в сфере культуры. Обсуждались проблемы историзации и контекстуализации беларусского искусства, проблемы современной арт-критики, арт-менеджмента, отдельные сегменты современного белорусского искусства (пластика, фотография, девиантное искусство и др.).

Исследования в этой области редки и часто затруднены, в том числе и в силу отсутствия конвенций по поводу терминов и концепций в белорусском контексте: например, понятие «авангард» оправдано по отношению к искусству 1920-х годов, но насколько обоснованно мы можем его употреблять в отношении андеграундного искусства 1980-х в БССР? Этот вопрос обсуждался сразу двумя участниками секции: Ольгой Архиповой (Национальный художественный музей) и Еленой Толстик (ЕГУ).

Маргарита Корзун (Институт современных знаний), координатор секции, поделилась своим взглядом на итоги работы: «До сих пор управление культурой и искусством выпадало из исследований культурологов и искусствоведов. Я считаю, что большим достижением нашей секции стало вынесение этой проблемы на общественное обсуждение. Ведь есть сегменты культуры и искусства, которые как бы не существуют с официальной точки зрения: они не получают поддержки, и проблема их существования, развития и даже выживания очень актуальна. Одним из практических результатов работы нашей секции стало создание неформальной профессиональной сети – мы договорились поддерживать контакты, следить за выполнением современных культурных проектов и оказывать поддержку друг другу».

Участники пообещали в следующий раз визуализировать присутствие представителей белорусской культуры в Каунасе при помощи какой-либо арт-инициативы, а работу секции завершили мастер-классом средневековых танцев. Елена Толстик, магистр литературы и искусства (лектор ЕГУ), отметила, что ее «общее впечатление от секции – это разнообразие: точек зрения, исследований, тем. Приз за самый оригинальный доклад я отдала бы Алексею Бурносенко за рассказ о формировании публичного интереса к средневековой культуре и искусству через танец».

Новая для Конгресса секция «Белорусский кинематограф: реинтерпретации "советского" и проблемы постсоветского периода» работала над анализом разных периодов белорусского кино. Центральной проблемой участники обозначили сложность определения национального кино и его специфики, также они обсудили современное законодательство и то состояние кино, которое критик Андрей Росинский назвал «трэш-официозом». По мнению критика, когда государство вмешивается в кинопроцесс по разным причинам, в том числе и идеологическим, результат оставляет желать лучшего.

Как отметила представитель секции Ольга Романова (Беларусская государственная академия искусств), открытым остается вопрос, должно ли белорусское кино сегодня развиваться в русле модели национального строительства, показывая определенные темы, либо же изменить свое содержание в контексте постнациональной модели.

Белорусскую литературу больше изучают за пределами страны?

Секция «Белорусская литература: перевод, издание, исследования» разрушила стереотип о том, что белорусскую литературу никто за пределами страны не исследует: из 8 выступавших на секции только одна докладчица, Анна Кислицина, была из Беларуси. Так, с докладом об универсальном и национальном в творчестве Владимира Некляева выступил Арнольд Макмиллин (доктор славянской филологии, Лондон). Он проанализировал то, как герои Некляева говорят о зарубежье и как иностранцы говорят о Беларуси в его произведениях.

«Я был тут в прошлом году, и в этот раз я приехал без жены – чтобы встречаться с интеллигентными белорусками. Делать это в Беларуси дорого: я обычно живу в гостинице "Юбилейная", потому что еще молодым человеком меня поселили туда, и я с тех пор там и останавливаюсь, когда бываю в Минске – точно знаю, что найду дорогу домой», – пошутил в интервью докладчик. Доктор Макмиллин особенно отметил доклады Анны Кислицыной (НАН Беларуси) о современной белорусской критике и Сергея Ковалева (Университет Марии Складовской-Кюри, Люблин) о романе Артура Клинова «Шалом».

ХХІ век и белорусская Библия

На секции «Белорусская Библия: проблемы и перспективы научного перевода» констатировали грустный факт – беларусы оказались единственной европейской нацией, не имеющей своего перевода Библии с оригинала. Отсутствует в Беларуси и «библиестический дискурс», развитый в мире.

Еще одна новая для Конгресса секция, посвященная богословской мысли, стала основой для межконфессионального и плодотворного диалога, состоявшегося в рамках ее работы. Диакон Дмитрий Шило, заместитель пресс-секретаря Белорусской православной церкви и клирик храма святой Софии Слуцкой, один из модераторов секции, рассказал об итогах ее работы: «Эта секция приобрела скорее историческую направленность – мы обсуждали исследования развития богословия у нас и то, какие люди и события на него повлияли. Мы постарались разобраться в критериях, методологии, то есть вели настоящую научную работу по обозначению общих либо спорных моментов, и это оказалось очень полезным, потому что в настоящее время белорусской богословский контекст – это пестрота, противоречивость. Приятно, когда это напряжение снимается».

Дискуссия в секции развернулась, например, вокруг доклада Петра Рудковского о католическом социальном обучении. Участники коснулись вопроса абортов и через эту проблему вышли на уровень антропологии и того, почему Католическая церковь так настойчива в отстаивании своей точки зрения в этом вопросе в обществе, которое не обязательно является христианским. Обсуждалась также значимая для развития богословской мысли тема – обоснование канонизации: каким образом, по истечении какого времени и на каком основании причислять к святым того или иного деятеля (используя противоречивый пример митрополита Иосифа Семашко, активно участвовавшего в процессе присоединения униатской церкви к православной в 1839 году).

Секция «Белорусское религиоведение: итоги двадцатилетней истории и перспективы развития» смогла похвастаться высоким уровнем координации исследователей в этой области и тем, что из 14 участников 8 представляли реализуемые в настоящее время проекты, в рамках которых в 2011 году было издано 5 книг.

Гендерные практики, конструирование сексуальности и проблемы белорусского образования

Одной из самых «густонаселенных» оказалась новая для конгресса секция «Гендерные политики и практики в Беларуси»: в 9 панелях прозвучало 24 доклада. Секция стала возможной благодаря усилиям «Института будущего» и Центра гендерных исследований ЕГУ.

Участники из Беларуси, Украины, Швеции и России обсудили довольно широкий круг вопросов, посвященных проблемам конструирования сексуальности и гомофобии. Социолог Елена Минченя (ЕГУ) обратила внимание на то, что все выступавшие на общей панели этой секции были преподавателями, поэтому так или иначе ставили вопрос о том, как преподавать гендерную теорию, феминизм. По ее мнению, и в Беларуси, и в России, представители которой присутствовали на конгрессе, «в вузах нет этих предметов, только энтузиасты вводят некоторые элементы в свои курсы, читая философию, например, включают феминистскую философию».

В секции, посвященной практикам повседневности и социальным институтам, Елена Минченя отметила доклады о дискриминации в сфере IT, о женщинах, живущих с ВИЧ (это «невидимая» социальная группа, ведь мы совсем не знаем, как они организуют свою жизнь), и о гламуре и эстетизации повседневности в Беларуси. Автор последнего доклада, Юлия Бедаш (Высшая школа экономики, Москва), рассказала о социологических концепциях, согласно которым современные люди стали ориентироваться больше не только на высокие зарплаты и экономическую безопасность, но и на качество жизни в целом, на ценности креативности.

По ее словам, сегодня теоретики отмечают, что «люди становятся гедонистами, обращают больше внимания на собственные переживания, для молодого поколения становится важным smart tourism, получение удовольствия от еды. Возникает вопрос, насколько это корректно в случае Беларуси». Юлия утверждает, что стиль, который доминирует в поведенческих практиках повседневности в Беларуси, можно назвать «гламуром», и выражается он не только в стиле одежды и картинках в глянцевых журналах, но и в образе и оформлении городов, в воспитании детей и других практиках. Оценить этот «эстетический выбор» – задача исследователей.

Уже упоминавшиеся проблемы с преподаванием гендерной теории не были единственными при разговоре о белорусском образовании. Секция «Реформирование белорусской системы образования: практика и концептуальное обеспечение» обсудила актуальные вопросы, прежде всего связанные с Болонским процессом, и зафиксировала некоторые тревожные процессы и факты. К последним можно отнести, например, увольнение историка Александра Чернякевича за участие в подготовке учебника «Гродноведение» или отсутствие некоторых докладчиков на конгрессе из-за отказа со стороны официальных институций образования на их отъезд.

По словам Анастасии Климович (Белорусский институт стратегических исследований), в секции развернулась также дискуссия о сути образования – должно ли оно в первую очередь давать знания либо же формировать личность. В зависимости от выбранной парадигмы разнятся и взгляды исследователей на образовательные институты как центры либо фундаментальной, научной работы, либо профессиональной подготовки.

Конгресс становится явлением для академического сообщества Беларуси

Все секции презентовали результаты своей работы на заключительном заседании Конгресса – и это следует назвать удачной новацией этого года. Кроме того, участники смогли представить и свои образовательные и издательские проекты, пообщаться с коллегами в неформальной обстановке. На закрытии Конгресса, помимо традиционных взаимных благодарностей, прозвучало предложение о развитии открытого и динамичного белорусского научного сообщества, о создании национальной базы научных данных, исследований и цитирования.

Поворот к Беларуси состоялся, а сам конгресс показал то, насколько разнообразны сегодня интересы как белорусских, так и иностранных исследователей, занимающихся белорусской проблематикой. Остается надеяться, что Конгресс сохранит позитивную динамику и станет главным академическим событием не только 2012-м, но и в последующие годы. А приезжать на Конгресс будут действительно с ощущением принадлежности к интеллектуальной элите страны, в которой возможны новые идеи и существуют новые возможности для их осуществления.

Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии
Рассылка новостей

Г. Ефремов. Воскресение в августе

Со времён роммовского "Обыкновенного фашизма" я не...

В. Денисенко. Комментарий посла — сигнал Томашевскому? (33)

Чрезвычайный и полномочный посол Польши в Литве Уршула...

А. Черкасов. Темные тайны "белых колготок" (36)

Пятнадцать лет назад, осенью 1992 года, в начале Абхазской...

Р. Яковлевский. Многовекторное ухудшение: в ожидании российских ракет и Patriot (35)

В различных кругах, международных форумах и медиа...

Сергей Гуриев: Россия продолжает нести потери от самоизоляции (31)

Главный экономист Европейского банка реконструкции и...

TOP новостей

Как выглядит Игналинская атомная станция сейчас? (34)

После того как в 2009 г. в Литве остановили второй блок...

Биржа труда оплачивает курсы, но работу приходится искать самостоятельно (8)

Литовская биржа труда, основное назначение которой –...

Опрос: за кого готовы голосовать на президентских выборах жители Литвы? (15)

На предстоящих через полтора года президентских...