Могут ли выборы быть честными в принципе? Опыт некоторых стран показывает, что такое бывает. И не Америку хочется здесь привести в пример, а какую-нибудь Швецию. Или вовсе даже Монголию, о которой мировые политологи много лет говорят как об азиатской демократической аномалии.

Но чтобы выборы раз от раза проходили честно, в стране должно сойтись вместе слишком много факторов. Традиции, система устройства власти, принятая в обществе мораль и, наконец, твёрдая воля населения не допустить манипуляций при согласии элиты эту волю выполнять, невзирая на угрозу поражения. А ещё – уверенность политического класса, что, раз отдав власть на выборах, затем можно будет её вернуть таким же образом.

Без всего этого власть предержащим исключительно сложно избежать соблазна вмешаться в ход и результаты народного волеизъявления хозяйской рукой. Ведь искушения поджидают буквально на каждом шагу.

Начать с самой системы проведения выборов. Как, на Ваш взгляд, справедливее избирать мэра города, в котором Вы живёте: в один или в два тура? Попробуем разобраться.

Предположим, что в городе всего 100 тысяч избирателей и три кандидата: А, В и С. Все избиратели весьма сознательны и твёрдо определились со своим выбором. Кандидата А считают лучшим 25 тысяч горожан, имеющих право голоса, кандидата В – 35 тысяч, а С – 40 тысяч. Очевидно, что при однотуровом голосовании (а явка в этом городе всегда 100%) победу одержит кандидат С. Но будет ли это справедливо?

Социологическое исследование показало, что 40 тысяч избирателей С считают, что их кандидат лучше, чем А, а тот, в свою очередь, лучше, чем В. Чтобы не запутаться, будем писать вместо слова «лучше» математический знак «>».

Итак,что ещё выяснили социологи?

40 тысяч считают: С>А>В.
35 тысяч считают: В>А>С
16 тысяч считают: А>В>С
9 тысяч считают: А>С>В.

Вроде ничего не наврали – кандидаты подтвердили свои рейтинги, набранные при однотуровом голосовании. Так сколько же кандидатов считают, что А лучше В? Суммируем: 40 + 16 + 9 = 65 тысяч. А сколько считают, что В лучше С? 35 + 16 = 51 тысяча.

То есть,
65 тысяч считают: А>В
51 тысяча считают: В>С
.

Почему же тогда победил С, а не А? Наверное, выборы были несправедливыми, и нужно провести их в два тура.

Однако во второй тур кандидат А не выходит – выходят С и В. У них 40 тысяч и 35 тысяч голосов соответственно. Как же распределятся между ними голоса кандидата А? На этот вопрос нам уже ответили социологи. К 35 тысячам голосов кандидата В добавятся 16 тысяч голосов избирателей А, которые считают, что В>С. И всего В наберёт во втором туре 51 тысячу голосов. А вот лидер первого тура С дополнительно получит лишь 9 тысяч голосов (а всего – 49 тысяч), и ему останется только поздравить своего соперника.

Можно отнестись к этому просто как к математическому парадоксу. Но представьте себе: если Вы уже мэр, имеете лояльное большинство в городском Совете и достойные доверия данные социологов, какой силы должны быть Ваши демократические убеждения, чтобы не кинуться менять закон о выборах в зависимости от того, начинается Ваша фамилия на А, В или С!?
Дальше – больше: у Вас появляются искушения не пустить оппонентов встречаться с избирателями в муниципальных помещениях, отсечь их от лояльных городским властям газет и телеканалов, заблокировать доступ к выгодно расположенным биллбордам.
Долго рассуждать тут не о чем: мало кто из нас видел в жизни равенство доступа кандидатов к каналам агитации. Не уверен, что даже в Монголии с этим всё благополучно. Впрочем, на пути к урне для голосования нас поджидает ещё и подкуп избирателей.

О видах и формах подкупа можно написать целую книгу. И попросить читателей добавлять в неё новые и новые главы: кто с чем столкнулся. В последние годы подкуп обретает всё более организованный характер. Заранее отбираются бригадиры-десятники, каждый из них должен завербовать по десять бойцов, а каждый из тех, в свою очередь, привести к урнам по десять избирателей. И не за идею или красивые бригадирские глаза – за банальные наличные. Как только не называется эта «технология»: «День победы», «Прогрессивное поле», «Пирамидальная мобилизация»… Самое тонкое место таких технологий – контроль, чтобы деньги заказчика не были попросту разворованы.Способов контроля придумано столько, что по ним можно защитить диссертацию, но ни один не даёт стопроцентных гарантий.

Наряду с «высокотехнологичными» бытуют и более примитивные виды подкупа. Раздача гречки и прочих продуктов, коей так прославился бывший мэр Киева Черновецкий, «материальная помощь» простым гражданам, спортивным школам, организациям ветеранов и инвалидов и даже, увы, церковным приходам. Недостаток один: всё меньше избирателей считают себя обязанными отблагодарить «спонсора» на выборах. Особенно когда таких спонсоров на округе несколько, и они наперебой суют в руки какие-то материальные блага.

В день голосования в городах поменьше неподалёку от помещений избирательных участков, как правило, в гаражах открываются развесёлые «наливайки». Блуждающий по району соответствующий контингент вылавливается и направляется на участок с заданием поставить галочку в определённой клеточке. Затем отдавший голос алчущий страдалец попадает в «наливайку» и получает честно заработанный стакан, плавленый сырок и небольшую сумму «на завтра». Риски очевидны: не каждый из клиентов «наливайки» способен запомнить фамилию кандидата, да и просто в первой попытки попасть именно в нужную клеточку бюллетеня.

Более изощрённый способ получил наименование «Карусель» или «Петля Мавроди» – в честь российского антигероя начала 90-ых, недавно восставшего из небытия и привлёкшего адептов сразу в нескольких постсоветских странах. Тогда с помощью своей «петли» он уходил от надвигавшегося ареста, пытаясь завоевать депутатскую неприкосновенность в освободившемся округе подмосковных Мытищ.

Итак, рядом с избирательным участком паркуется машина, в которой находится избирательный бюллетень, похищенный в типографии, избиркоме или просто вынесенный с участка кем-то из «своих». В бюллетене заранее проставлена «галочка». Соблазнившийся небольшой суммой избиратель прячет этот бюллетень в карман, получает на участке чистый бюллетень, но в кабине для голосования опускает в урну заполненный, а чистый сдаёт обратно в машину в обмен на то самое вознаграждение. Впрочем, способ борьбы с последователями создателя МММ тоже известен: звонок в УВД с заявлением о том, что в припаркованном автомобиле госномер такой-то, по всей видимости, идёт торговля наркотиками. Если милиция (полиция) заранее не в доле, способ оказывается весьма эффективным: автомобиль и его пассажиров надолго забирают на проверку, и к участку они обычно уже не возвращаются.

Довелось автору этих строк наблюдать и вовсе экзотический в своей первозданной простоте способ подкупа. В ходе жёсткой схватки очень небедных бизнесменов на небольшом избирательном округе в день голосования деньги просто… раздавались по квартирам в обмен на обещание поддержать нужного кандидата. О контроле речи уже не шло – рассчитывали на порядочность(!) хотя бы части людей, готовых голосовать за деньги! Интересно, регистрирует ли Книга Гиннеса рекордные парадоксы?

К обеду во дворах, не охваченных разносчиками денег одного из конкурентов, стояли машины с «бойцами» другого, готовые наброситься на каждого чужака, заходящего в подъезд. Проблема казалась неразрешимой. Но славянская смекалка победила и здесь: в такие дворы стали выпускать смельчаков, демонстративно поигрывающих пачками купюр. Уставшие от бездействия «бойцы» немедленно подхватывали парня и волокли его в УВД (а времена, когда расправились бы на месте, всё-таки уже прошли), а двор… оставался «неприкрытым», и разносчики резво устремлялись по этажам.

Нельзя, конечно, обойти вниманием и прямые фальсификации на избирательных участках – это самое серьёзное искушение для власти. Особенно, если власть имеет подавляющее большинство в участковых комиссиях. О таких фальсификациях исписаны тонны бумаги: вброс пачек бюллетеней, одновременный (в нарушение Закона) подсчёт в разных углах участка, превращение в недействительные бюллетеней с голосами за оппонента проставлением второй отметки, переписывание протоколов, наконец. Но всё это довольно рискованно: при грамотном наблюдении вероятность быть пойманным за руку велика.
Непревзойдённый по эффективности способ фальсификации возник после того, как участковые комиссии составили базы избирателей, которые не ходят на выборы НИКОГДА. А таких на каждом участке, как правило, не менее 25-30%. И заготовленные для них бюллетени вполне можно выдать посторонним: претензий никто не предъявит.

К столику «подготовленного» члена комиссии (например, второму слева) подходит человек и протягивает паспорт. На страничке с пропиской приклеена маленькая бумажка, например, синего цвета – это означает, что ему можно выдать бюллетень «мёртвой души». Теоретически наблюдатели могли бы сверять паспортные данные каждого избирателя с его же данными в списках, но, во-первых, это создало бы колоссальные очереди на участках, а, во-вторых, кто бы это наблюдателям позволил!? Поэтому всё шито-крыто: можно снимать процесс выдачи бюллетеней на веб-камеру, можно многократно пересчитывать содержимое урн – никаких нарушений зафиксировать не удастся.

Если же наблюдатели недостаточно боевые, возможности фальсификации вырастают неограниченно. Вот свежий пример.

Весь день идёт голосование на участке. Случаются мелкие, непринципиальные отступления от установленного Законом порядка. А председатель комиссии внимательно изучает, кто из наблюдателей всякий раз храбро бросается в бой. И выясняется, что таковых – всего две барышни. В восемь вечера голосование заканчивается, и перед началом подсчёта председатель объявляет, что удаляет этих барышень – они мешали работе комиссии: одна днём громко разговаривала по телефону, другая – слишком близко подходила к кабинкам для голосования.

Далее оставшихся наблюдателей рассаживают в дальний угол, и начинается подсчёт. «Пупкин, - поднимает бюллетень председатель и кладёт в соответствующую стопку, - Брюзганов, Реженовский, снова Пупкин, снова Брюзганов». И вдруг едва заметным движением двигает небольшую кучку непросмотренных бюллетеней в стопку Пупкина. Затем всё повторяется, и снова Пупкину помимо собственных законных бюллетеней достаётся кучка непросмотренных комиссией. А уж когда пересчитывается каждая стопка в отдельности, никто не проверяет, за кого в действительности поданы бюллетени из той или иной стопки. Работает камера, и в записи, наверное, можно разглядеть аккуратные движения председателя. Однако шум поднимать некому – оставшиеся наблюдатели молчат. Так куются убедительные победы в первом туре. Стоит ли объяснять, что все названные фамилии вымышлены, а их возможное сходство с чьими-то настоящими – всего лишь досадная случайность? Это и так понятно.

Призывает ли автор этих строк не ходить на выборы? Нет, вовсе нет, как раз наоборот! И не потому, что, «если Вы не пойдёте, Ваш голос может быть использован». Увы, иногда он может быть использован другими, даже если Вы проголосовали самостоятельно. Но, уверен, дожить до честных выборов можно лишь в той стране, где на выборы всё-таки ходят.

Строго запрещено копировать и распространять информацию, представленную на DELFI.lt, в электронных и традиционных СМИ в любом виде без официального разрешения, а если разрешение получено, необходимо указать источник – Delfi.

TOP новостей

Предлагающие себя литовцам российские студентки обижаются, если их называют проститутками Ориюс Гасановас продолжает тестировать российский безвиз (276)

"Заплати 1500 рублей (21 евро) – проведу с тобой ночь", -...

Помилованные в Литве российские шпионы: кто они? (4)

В соответствии с соглашением между Москвой и Вильнюсом...

Адвокат просит отпустить Венцкене на похороны двоюродного брата  прокуратура против (5)

Адвокат Неринги Венцкене Соната Жукаускене...