В начале июля сего года Президент Литвы подписала принятые Сеймом поправки, призванные уточнить процедуру сохранения двойного гражданства. Поправки во многом прояснили прежние, довольно расплывчатые нормы. Теперь лицам, желающим сохранить двойное гражданство, достаточно предъявить доказательства того, что их предки жили в Литве до 1940-го года – это главное. И второе - что они покинули Литву до 11-го марта 1990-го года.
© DELFI / Šarūnas Mažeika

Появилось, однако, одно существенное уточнение: все эти печеньки не предназначены для лиц, выехавших в указанные сроки на территорию бывшего Советского Союза.

Буквально через две недели после введения новой нормы мою 38-летнюю дочь лишили литовского гражданства. И скажите после этого, что закон обратной силы не имеет – имеет ещё как: Арину наказали за то, что 22 года назад она, помимо литовского, получила ещё и российский паспорт (на что имела право, так как с 1990-го года проживала в России).

И не важно, что это, разумеется, был выбор родителей, а не шестнадцатилетней девочки. Не важно, что предки Арины пришли в Литву то ли в четырнадцатом, то ли в пятнадцатом веке. Не важно, что прабабку Арины не расстреляли в Понарах только потому, что она всю войну «отсиживалась» в сталинских лагерях. Не важно, что Арина с трёх лет свободно говорит по-русски и по-литовски, искренне считает Литву своей родиной, а сын её каждый год ездит в Литву на археологические раскопки. Всё это оказалось неважно: родные могилы, родственники, десятки друзей.

Важно, что Арина не туда выехала. Не на Запад, не на Ближний Восток, не в Китай – а в Россию.

Важно, что в ней нет литовской крови – а значит, восстановить литовское гражданство она не сможет.

Важно, что литовская бюрократия отсекла мою дочь от Родины как инородное тело, как балласт, как потенциальную угрозу национальным интересам и национальной безопасности.

Должен сразу предупредить – я не юрист, поэтому не могу и не буду оценивать качество законотворчества. Но у меня в голове не укладывается, почему моя младшая дочь, родившаяся и выросшая в России, имеет право на литовское гражданство, а старшую, знающую Литву назубок, такого права лишили? Это очевидная несправедливость. Никто не может лишить человека Родины, это мы помним ещё со времён Бродского и Солженицына – но плюнуть человеку в душу оказалось очень даже возможным.

Закон есть закон, скажет читатель: dura lex, sed lex. Возможно. Тогда назовите хоть один случай, чтобы гражданина Литвы лишили гражданства за приобретение британского, американского, да хоть бы и чилийского паспорта. Лично мне такие случаи неизвестны. Уверен, что и читателю такие случаи неизвестны – потому что их нет.

Тут сам собой напрашивается вопрос к законодателям и департаменту миграции Литвы: вы действительно полагаете, что сочетание чилийского и литовского, сирийского и литовского, британского и литовского паспортов гарантируют большую лояльность Литве, чем сочетание российского и литовского?.. Я понимаю, что вопрос нелеп, что сама подобная постановка некорректна и не соответствует, по большому счёту, европейским ценностям – но это не я задаю вопрос, это ваш вопрос и ваш ответ, обжаловать который моя дочь не в силах.

Понятно, что законотворчество элементарно не поспевает за бешеным ускорением экономических, общественных, демографических и иных процессов. Не поспевало в 90-е годы и не поспевает сейчас. Двадцать пять лет назад трудно было предугадать масштабы сегодняшней эмиграции из Литвы, равно как и прочие последствия глобализации. Ежегодно десятки тысяч молодых людей покидают Литву, унося её на подошвах своих кроссовок. Обустраиваясь там, где теплее, они, в конце концов, получают второе, а то и третье гражданство. С этим ничего не поделаешь. Если мы хотим сохранить Литву, мы обязаны сохранять тех, кто уехал. Мы обязаны сохранять Литву в их сердцах, потому что на наших глазах все границы стираются, доказывая в очередной раз, что самое надёжное хранилище для Родины именно сердце – сердце, а не скрепленная печатью бумажка.

Нормальные люди – даже чиновники – всё это понимают. И закрывают глаза на массовые нарушения законодательства. Просто потому, что законодательная машина крутится медленнее, чем жизнь – это очевидно любому.

Арине, возможно, просто не повезло.

Она работает на «Дожде» - единственном оппозиционном телеканале в России. Два паспорта позволяли ей без проблем делать экстренные репортажи из любой точки мира. Без литовского паспорта будет чуть-чуть сложнее. Хотя, в принципе, получить долговременный Шенген российским гражданам не составляет труда. Дело, в общем-то, не в Шенгене. А в том, что чувствовала и как выглядела моя дочь после того, как отнесла в литовское посольство свой паспорт. Этого я рассказывать не хочу, но – не забуду.

Напоследок – пару слов о себе.

Я с 1991-го года живу в России с литовским паспортом. В начале 90-х годов – по визам. Вначале трёхмесячным. Потом годовым. Затем, когда всё более-менее утряслось – по виду на жительство. Как иностранец, я каждый год обязан подтверждать своё пребывание в России, отчитываясь о всех своих доходах и выездах за границу. Не дай Бог с этим подтверждением опоздать – штраф через суд. Каждые пять лет вид на жительство необходимо продлевать – а вместе с ним переоформлять все российские страховки, кредитки и регистрации. Для человека, органически ненавидящего походы по чиновным инстанциям, это не слишком комфортно. Намного проще было бы получить российский паспорт. И я его, конечно же, давно получил бы – кабы не одно «но»… А именно – для получения российского гражданства необходимо отказаться от гражданства Литвы.

Оно мне ничего не даёт. Абсолютно никаких преимуществ, одни заботы и неудобства. Но для меня Литва и Россия как мать с отцом – два родителя после развода. Я не могу отказаться от родителей только потому, что они регулярно швыряются друг в друга тарелками. Это их проблемы, не мои. Мой сыновний долг – почитать обоих.

Возможно, такой подход выглядит иррациональным и несколько старомодным – зато он мой. 16 февраля 1989-го года я от имени Русского культурного центра выступал на стотысячном митинге в самом сердце Литвы – на Кафедральной площади – подтвердив своим выступлением нашу приверженность делу независимости Литвы. Тогда это не казалось рациональным поступком. Ночь на 13-ое января 1991-го мы стояли под стенами Верховного Совета Литвы, вполне отдавая себе отчёт в том, что, если начнётся штурм, именно мы, простые граждане на площади, станем его первыми жертвами. Рациональность там не ночевала. Уравновешенные люди подтянулись с утра, когда стало ясно, что путч провалился. Уравновешенные люди проклюнулись через пару лет в ЖЭКах и паспортных столах, хамя посетителям в лицо: «Это вам не при Советской власти!». Уравновешенные люди на полном серьёзе спрашивали мою дочь в литовском архиве: «А что же ваша прабабка не значится по переписи 1943-го года?» – Но это потом, много позже. А тогда нас вело чувство, что судьба Литвы зависит от каждого из нас. Без этого чувства люди не прут на танки.

Выходит, что сегодняшняя Литва – дело и моих рук тоже. Двадцать пять лет я живу в России, но чувство сопричастности всему хорошему и дурному, что происходит в Литве, не исчезает. Потому позволю себе сказать одну простую вещь: государство должно знать своё место. Не оно нас взрастило и выкормило, а мы его. Мы его зачали, мы его выносили, мы его до сих пор кормим. И не ему указывать, как нам жить.

Нормальному современному государству не должно быть никакого дела до того, сколько паспортов у меня в кармане – по крайней мере, до тех пор, пока я корректно выполняю свои гражданские обязательства. Оно не имеет права навязывать мне свою мораль, государство, потому что мораль государства – это мораль бюрократа. А мне на мораль бюрократа глубоко до лампочки.

И последнее.

Даже в России двойное гражданство фактически узаконили – если оно уже есть, конечно. Достаточно уведомить о его наличии миграционную службу. Перечитайте ещё раз: даже в России, жестко конфликтующей с Западом, в обложенной санкциями России никому нет дела до ваших вторых и третьих паспортов. И уж тем более никому в России не приходит в голову делить своих граждан на первосортных и второсортных.

Я хочу, чтобы меня услышали.

Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии
Рассылка новостей

"Визы на жизнь" литовского консула в Баку (1)

19 октября 2017 года исполнилось 135 лет со дня рождения...

Г. Ефремов. Воскресение в августе (1)

Со времён роммовского "Обыкновенного фашизма" я не...

В. Денисенко. Комментарий посла — сигнал Томашевскому? (33)

Чрезвычайный и полномочный посол Польши в Литве Уршула...

А. Черкасов. Темные тайны "белых колготок" (36)

Пятнадцать лет назад, осенью 1992 года, в начале Абхазской...

Р. Яковлевский. Многовекторное ухудшение: в ожидании российских ракет и Patriot (35)

В различных кругах, международных форумах и медиа...

TOP новостей

Опрос: рейтинг "крестьян" самый низкий после выборов, восходят другие звезды (31)

Рейтинги правящего Литовского союза крестьян и зеленых...

Депутаты предлагают на Рождество выплатить пенсионерам по 100 евро надбавки к пенсиям (95)

Представители Избирательной акции поляков Литвы-Союза...

У подножия горы Гедиминаса ограничено движение (89)

Литовский национальный музей обратился в Вильнюсскую...

Ночь в Вильнюсе: водитель ехал на скорости 135 км/ч (8)

В ночь с пятницы на субботу Вильнюсская дорожная...

Второй день поисков байкера также не принес желаемого результата (15)

В субботу утром семья, близкие, друзья и другие...