aA
"Я не думаю, что в Грузии есть какая-либо политическая сила, которая могла бы принять факт российской оккупации", – уверен спикер парламента Грузии Давид Бакрадзе. По его мнению, Россия должна избавиться от иллюзии, что со сменой политического руководства Грузии ее действия будут легализованы. "Я думаю, Литва, которая является маленьким государством, очень хорошо нас понимает’, – говорил он в интервью DELFI.
Davidas Bakradzė
Davidas Bakradzė
© DELFI (K.Čachovskio nuotr.)

- Складывается ощущение, что война между Россией и Грузией не закончилась. Обе стороны не перестают делать в отношении друг друга разного рода заявления. Как Вы смотрите на ситуацию, сложившуюся в отношениях двух стран?

- К сожалению, с точки зрения нормальных международных отношений, ситуация остается ненормальной. Нас особенно волнует то, что продолжается постоянная агрессивная, антигрузинская риторика Москвы. И что самое плохое, продолжаются попытки сохранить Грузию в образе врага России. Это чувствуется и в российских СМИ, и в выступлениях российских политиков. Это нас очень настораживает.

Также нас очень настораживает то, что в течение всех последних лет российские политики продолжали искать причину, чтобы изобразить Грузию врагом. Сначала это была страна, которая завозила фальсифицированные вина на российский рынок, чтобы отравить российских потребителей. Потом это перешло в более серьезную стадию, и Грузия оказалась страной, которая начала военные действия против российских граждан. Сейчас подобное продолжается в несколько ином виде. Оказывается, что Грузия – это страна, которая укрывает у себя вооруженных людей, террористов, которые потом действуют на Северном Кавказе.

Все эти годы со стороны России мы слышим обвинения в адрес Грузии, и эти обвинения служат одной цели: сделать из Грузии образ врага и создать в российском обществе имидж, когда Грузия изображается как враг. А против врага можно предпринять любые действия. Такая пропагандистская кампания против нашей страны нас, конечно, очень волнует, потому мы хорошо помним, что агрессия в прошлом году начиналась не с пустого места. Перед агрессией было несколько месяцев интенсивной пропагандисткой кампании внутри России.

Это ненормально, и мы хотели бы видеть, чтобы со стороны российского руководства предпринимались определенные шаги в направлении урегулирования наших отношений, а не усугубления всех тех проблем, которые сегодня существуют, и сохранение Грузии в образе главного врага России.

- Большая часть граждан Грузии поддерживает вступление в НАТО и ЕС, а Литва часто говорит, что будет адвокатом в этих вопросах. Что может сделать Литва, какую помощь оказать Грузии в процессах интеграции в эти структуры?

- Литва и является адвокатом Грузии в европейских структурах, за что мы ей очень благодарны. В основном все государства, расположенные в Восточной и Центральной Европе, понимают все те проблемы, которые есть у Грузии. Особенно Балтийские государства, которые сами проходил через оккупацию, через Советский Союз, через тот путь, который проходим сейчас мы, т. е. путь от бывшей части Советского Союза до европейского государства. Все эти государства очень хорошо понимают проблемы, которые есть у Грузии, и проблемы, которые на этом пути искусственно создаются Россией. Поэтому такая поддержка для нас очень важна и, конечно, как в любой международной организации, и в НАТО, и в ЕС, необходимо иметь группу друзей, лоббистов, группу стран, которых интересует тот или иной регион.

Не секрет, что различные страны заинтересованы в разных прилегающих регионах. В том же ЕС есть страны, которых больше беспокоит Средиземноморье, Северная Африка, Восточная Европа. Для нас важно, чтобы группа, которую беспокоит Восточная Европа, стабильность, интеграция восточноевропейских государств в евроструктуры была активной. Литва является одним из самых активных государств в этой группе, и я надеюсь, что все те инициативы, о которых мы говорим в Евросоюзе, будут реализованы, и роль Литвы в этом будет важной, так же, как и других государств, которые лоббируют восточное направление ЕС.

- В данный момент в чем заключается сотрудничество Грузии со странами Балтии, и с Литвой в частности?

- Можно выделить несколько аспектов. Первый аспект, конечно, политический. Для нас важно, что в любой момент, когда в Грузии есть надобность в поддержке, мы такую политическую поддержку от Литвы получаем. Я думаю, что, по крайней мере, в моем поколении политиков мы точно не забудем, когда во время российской агрессии тысячи людей выходили на улицы городов Литвы с грузинскими флагами, выражая свою солидарность грузинскому народу. Такое не забывается. Эта политическая поддержка, является и важной моральной поддержкой в такие критические минуты. Нельзя никоим образом недооценить важность подобной поддержки.

Но, кроме этого, есть экономическое направление. На днях проходит грузино-литовский бизнес форум. Насколько мне известно, наши бизнесмены уже договорились о некоторых совместных проектах. Я думаю, важно, чтобы политически хорошие отношения отразились и на конкретных экономических проектах сотрудничества.

Международные организации – это еще одна сфера сотрудничества. Мы сотрудничаем в международных организациях, таких как ЕС, НАТО, Совете Европы, ПАСЕ, где наша делегация тесно работает с литовской делегацией. Кроме того, мы – маленькие страны, поэтому нас волнует и региональная безопасность, и в пределах своих скромных возможностей мы пытаемся внести своей вклад в региональную безопасность.

- "Восточное партнерство", по Вашему мнению, может во всем этом помочь?

- Если будет политическая воля со стороны ЕС, то «Восточное партнерство» может стать очень важным механизмом и направлением сотрудничества между Евросоюзом и восточными странами. Я думаю, что на данном этапе такая воля есть, но все будет зависеть от тех ресурсов, которые ЕС выделит для реализации этой политической воли.

Сегодня мы не говорим о вступлении в Евросоюз. Мы понимаем, что это очень проблемный вопрос. Понимаем, что со стороны ЕС, особенно западноевропейских членов ЕС, есть определенное раздражение на тему дальнейшего расширения. Поэтому сегодня мы не ставим вопрос, что Грузия должна в ближайшем будущем стать членом ЕС. Хотя, я уверен, что по большому счету, другой альтернативы у Грузии нет.

Сейчас мы говорим о том, что Грузия должна пойти путем постепенной, секторной интеграции. В частоности, секторной экономической интеграции, поэтому мы работаем над договором о свободной торговле. Мы должны идти путем экономической интеграции, путем облегчения обмена информацией, технологиями, передвижения людей. То есть работать в тех секторах, где мы можем практически сотрудничать. Если мы будем интегрированы в направлении науки, образования, экономики, торговли, то непосредственно за этим на каком-то этапе последует и институциональная интеграция.

«Восточное партнерство» – это как раз тот инструмент, который позволяет нам такую тематическую интеграцию и сотрудничество. Дальше будет политический вопрос: что последует за этим? Но в любом случае, такая секторная интеграция для Грузии важна, и на данный момент является нашей стратегией в отношении Евросоюза.

- Недавно глава МИДа РФ Сергей Лавров, заявил о возможности подключения к проектам "Восточного партнерства". Как на это смотрит Грузия?

- Посмотрим, по поводу такого заявления пока сложно судить. С нашей точки зрения, проблему представляет не Россия, которая нормально сотрудничает, а Россия, которая НЕ сотрудничает. Проблему представляет не Россия, которая ведет себя как парнтер, а Россия, которая НЕ ведет себя как партнер, а ведет себя как оккупационная сила, что она делает сегодня в отношении Грузии. Если Россия будет видеть себя как нормального, равноправного партнера ЕС, восточного сотрудничества, то мы это можем только привествовать, но с тем условием, что это не означает, что ЕС должен забыть о том, что случилось в Грузии, и что Россия по сей день не выполняет своих обязательств, которые подписаны президентом Российской Федерации.

Конечно, мы приветствуем Россию, которая будет вести себя цивилизованно, по-партнерски, будет интегрована в европейские структуры. Мы, как соседи, не заинтересованы видеть Россию, которая плывет против течения. К сожалению, то, что Россия делает сегодня в Грузии, это как раз плыть против политического течения. И тот факт, что и Абхазию и Южную Осетию практические никто в мире не признал показывает, насколько глубоко Россия зашла в своей международной изоляции в решении грузинской пролемы. Мы бы хотели видеть, что Россия выходит из этой изоляции и признает политику, которую она ведет в Грузии, неверной. Я не хочу выглядеть наивным, но если «Восточное парнтерство» в этом как-то поможет, то мы сможем это только приветствовать.

- Весной этого года весь мир наблюдал массовые уличные протесты грузинской оппозиции, которая не одну неделю требовала отставки нынешнего президента Михаила Саакашвили. Как в данный момент выглядят отношения властных структур и оппозиции, и насколько популярна фигура нынешнего президента?

- Я думаю, что этой весной наше общество показало, что оно перешло на следующий этап политического развития. Проблемой Грузии является то, что массовые уличные протесты у нас традиционно являлись важным политическим инструментом, начиная с 1988 года, когда происходили первые антисоветские демонстрации. Наш первый президент Звиад Гамсахурдия был изгнан в результате уличных протестов. Второй президент Эдуард Шеварнадзе также ушел в результате уличных протестов. Третий президент Михаил Саакашвили в результате уличных протестов вынужден был назначить досрочные выборы.

В нашем менталитете уличные протесты являются основным средством политической борьбы, и это определяет нестабильность внутренней политики в Грузии в течение последних 20-ти лет. Но этой весной, я думаю, грузинское общество показало, что оно преодолело синдром уличной политики и перешло на новый этап развития. По всем опросам, и даже без них, по настроению населения чувствуется, что политики в конце концов должны научиться садиться за один стол и разрешать проблемы и разногласия путем переговоров, а не уличных акций.

Я думаю – это шанс изменить ту парадигму, в которой грузинское общество жило столько лет и перевести все в нормальный, цивилизованный процесс, где все вопросы решаются путем нормальных политических переговоров и консультаций. Мы стараемся эту возможность использовать, и сейчас в Грузии инициировано много реформ, как раз с целью создать структуру для нормальных политических процессов, когда политики будут разговаривать за столом переговоров, а не на улице.

Что касается поддержки президента, то по всем опросам Михаил Саакашвили и «Национальное движение» далеко опережает своих ближайших конкурентов. М.Саакашвили остается самым популярным политиком, а «Национальное движение» самой популярной партией. Но это не повод, чтобы расслабляться и быть довольными, потому что мы знаем, что в политике все меняется, в том числе и симпатии. В конце мая нас ожидают местные выборы, и это будет очень серьезным испытанием для правящей партии. На этих выборах и проявится кого выбирает народ, а кого нет. Главный тест политики – это выборы, а не то, что кто-то может мобилизовать какое-то количество людей на улице.

- Как Вы видите перспективы отношений с Россией в ближайшем будущем?

- Со стороны Грузии было бы абсолютно нерационально иметь плохие отношения с Россией. Россия – большой сосед, большой рынок, важный игрок в плане безопасности. По всем рациональным параметрам для Грузии, как для маленького соседа, выгодно иметь хорошие отношения с Россией. Но, надо, чтобы наши коллеги в Москве хорошо понимали, что невозможно построить такие отношения, пока Россия планирует иметь на территории Грузии три посольства: в Тбилиси, в Цхинвали и в Сухуми.

Невозможно построить эти отношения, пока российские войска оккупируют 20% территории Грузии, пока сотни тысяч людей являются беженцами в собственной стране из-за того, что российские войска стоят в их домах. За этот счет мы хороших отношений никогда не построим. Чем быстрее политики в Кремле отделаются от иллюзий, что в Грузии есть группа политиков, которые создают эти проблемы и для которых это неприемлемо, а для всех остальных приемлемо, тем будет лучше для наших отношений.

Я не думаю, что в Грузии есть какая-либо политическая сила, которая могла бы принять факт российской оккупации, смириться с существованием беженцев, согласиться на три российских посольства в Грузии. Я думаю, иллюзия насчет того, что со сменой политического руководства Грузии Россия добьется легализации этой реалии, является опасной и вредной иллюзией. Чем быстрее наши коллеги в Кремле от нее отделаются, тем лучше, потому что тогда мы действительно начнем стоить нормальные отношения, не за счет нашей территории и нашего суверенитета.

Я думаю, Литва, которая является маленьким государством, очень хорошо нас понимает. Все хотят иметь хорошие отношения с соседями, но когда эти хорошие отношения строятся за счет суверенитета, собственной свободы и территории, такие отношения построить невозможно.

К сожалению, это то, что сегодня происходит в грузино-российских отношениях. Мы готовы к нормализации, но не за счет всего того, что я перечислил.

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!

ru.DELFI.lt
Строго запрещено копировать и распространять информацию, представленную на DELFI.lt, в электронных и традиционных СМИ в любом виде без официального разрешения, а если разрешение получено, необходимо указать источник – Delfi.
|Populiariausi straipsniai ir video

TOP новостей

"Delfi Главное": адекватен ли Лукашенко, как помочь белорусам в Литве, где отравили Навального и картошка под кило "Без Маски" - глава Русского драмтеатра Литвы Ольга Полевикова (1)

Еженедельная программа " Delfi Главное " каждую пятницу...

Жителям Литвы с 19 сентября необходимо соблюдать изоляцию в Латвии

Впредь самоизоляцию необходимо соблюдать также после...

Президент Литвы называет провокацией угрозы Лукашенко закрыть границы (78)

Президент Литвы Гитанас Науседа назвал провокацией...

|Maža didelių žinių kaina