Когда несколько месяцев назад я критически высказался в литовской прессе о латвийской реформе школ национальных меньшинств и предположил, что уже в скором времени подобные инициативы появятся и в Литве - многие посчитали меня слишком большим пессимистом. К сожалению, события последних дней подтвердили мою правоту.
Aleksander Radczenko
© Asmeninio archyvo nuotr.

Во вторник, 24 июля, депутаты Сейма Аудронюс Ажубалис, Агне Билотайте и Лауринас Кащюнас представили проект поправок к закону об образовании.

Три парламентария, представляющие так называемое христианско-демократическое крыло Союза Отечества - Литовских Христианских Демократов, предлагают, чтобы с 2023 года в школах национальных меньшинств не менее 60% программы начального и среднего обучения осуществлялось на литовском языке. Как всегда, инициатива была преподнесена как пример заботы политиков о детях, хотя Лауринас Кащюнас и не сумел вспомнить, когда последний раз общался с учениками какой-нибудь русской или польской школы.

Мы все хотим отлично владеть литовским языком

"Хорошее знание литовского языка - это ключ к успеху в профессиональной и общественной жизни" — утверждает Агне Билотайте. И, конечно же, она абсолютно права! Не думаю, что найдётся в Литве хоть один русский или поляк, который был бы другого мнения. Мы все хотим отлично владеть литовским языком, да и неплохо владеем им.

Наша молодежь нередко знает литовский даже лучше, чем свой родной! И авторы проекта совершенно правильно отмечают, что результаты выпускного экзамена по литовскому языку в литовских школах и школах национальных меньшинств всё ещё разнятся. Поляки и русские сдают этот экзамен немного хуже, чем литовцы.

Однако причина таких результатов не в том, что в польских и русских школах недостаточное количество предметов преподаётся на литовском языке, а в том, что реформа образования в 2011 году была принята поспешно.

Тогда экзамен по литовскому языку был унифицирован для учащихся из литовских школ и школ национальных меньшинств, однако не был предусмотрен подготовительный период, чтобы нацменьшинства могли приспособиться к новым требованиям. Даже сегодня школам нацменьшинств не хватает учителей литовского языка, учебников, так и не была создана новая методика преподавания государственного языка в таких школах.

Только в прошлом году было унифицировано преподавание литовского языка в начальных классах литовских школ и школ нацменьшинств. Так что надо, по крайней мере, ещё лет 12, чтобы объективно оценить эффективность сегодняшней модели преподавания литовского языка в школах нацменьшинств и необходимость каких-то изменений в ней.
В таком случае, чего же добиваются консерваторы?

Плохой эстонский пример

Аудронюс Ажубалис отмечает, что примером для их законопроекта послужило эстонское законодательство. Да, в самом деле, в 2010 году в Эстонии в школах нацменьшинств была введена так называемая модель 60/40 - не менее 60 проц. предметов должно преподаваться на эстонском языке, 40 проц. может быть на языке национального меньшинства.

Только вот Ажубалис забыл добавить, что ещё три года назад министр образования Эстонии Евгений Осиновский имел смелость признать, что модель 60/40 абсолютно не оправдала ожиданий её авторов - ученики школ национальных меньшинств не только не стали лучше владеть эстонским языком, но результаты их экзаменов даже стали хуже, чем до реформы.

Я писал об этом уже неоднократно, но могу повторить ещё раз: есть прямая связь между школьными успехами учеников и тем, на каком языке они учатся. Множество исследований проведённых ЮНЕСКО, ООН и даже Всемирным банком убедительно доказывают, что дети лучше усваивают школьный материал, если преподавание ведётся на их родном языке, особенно это важно во время первых 6-8 лет учёбы.

Когда дети учатся на своем родном языке, у них выше самооценка, они более уверены в себе, уменьшается в разы риск, что они бросят школу, улучшаются их успехи в учёбе и - как бы это парадоксально не звучало - они лучше усваивают государственный язык, как свой второй.

В 2011 году датский исследовательский институт AKF (Anvendt Kommunalforskning) опубликовал рапорт на тему двуязычного обучения в датских и шведских школах. В школах в Дании особенный упор был на знание датского языка и культуры, в Швеции - параллельно с обучением шведскому языку дети мигрантов могли изучать и свой родной язык, а также на нём обучаться некоторым предметам.

Оказалось, что результаты учеников из иммигрантских семей в Швеции (в том числе и результаты по шведскому языку и математике) были на 1/3 лучше, чем результаты учеников из Дании.

Во имя голосов, а не детей

Так что свою реформу Аудронюс Ажубалис, Агне Билотайте и Лауринас Кащюнас инициируют не из любви к детям, а во имя голосов. Приближаются выборы, и снова оживает традиционный, хоть и неформальный, союз литовских, польских и русских радикалов.

Не думаю, что проект Ажубалиса, Билотайте и Кащюнаса появился как раз сейчас случайно. Избирательная Акция Поляков Литвы - Союз Христианских Семей находится в глубоком кризисе (отчасти из-за скандала с обвинениями о финансовых злоупотреблениях в адрес члена фракций ИАПЛ-СХС М.Мацкевича, отчасти от того, что оттепель в польско-литовских отношениях выбивает почву из-под ног партийной риторики о плохих литовцах).

И вот когда избиратель, традиционно голосующий за ИАПЛ-СХС и её сателлитов, начал было подумывать, что, быть может, не стоит наступать на те же грабли в 2019 г. - консерваторы протягивают Вальдемару Томашевскому "дружескую" руку помощи.

Согласно статистическим данным, в 2017 – 2018 учебном году в школах Литвы на русском языке обучалось 14 тыс. учеников, на польском - 11 тыс. Это в них ударят предлагаемые Ажубалисом, Билотайте и Кащюнасом новшества. А родители 25 тыс. учеников - это уже весомый избирательный резерв, и именно их мобилизует под флаги ИАПЛ-СХС проект консерваторов.

Я абсолютно уверен, что польская или русская сторона какой-нибудь антилитовской выходкой вернёт им в скором времени должок. Ведь такую многоходовочку мы имеем перед каждой избирательной кампанией.

Сначала кaкой-нибудь литовский националистический деятель призывает к новому крестовому походу против нацменьшинств, с помощью какой-нибудь идиотской реформы тыкает палкой в муравейник, и это заводит польский и русский электорат. Тогда в ответ какой-нибудь польский националист ляпнет, что-нибудь об "исконно польском городе Вильно", и это мобилизует литовских талибов. А в остатке мы имеем в советах самоуправлений, Сейме, Европарламенте всё тех же кащюнасов, ажубалисов, томашевских и цитацких...

Не знаю, координируются ли такие союзы радикалов из Кремля или это самодостаточные местные инициативы, но что вражда и национальная рознь, которую они сеют, на руку Кремлю - бесспорно.

Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии

А. Радченко. Пенсионеры - золотая жила Вильнюсского края? (9)

В нашей стране - более полумиллиона пенсионеров, но...

Н. Фролова. На Запад через искусство (10)

«Осторожно! – полу в шутку, полу всерьез предупреждает...

Рамунас Богданас. Константинополь дал знак и литовским православным (148)

Церкви - самые консервативные организации в мире.

Н. Фролова. Покойся с миром, Ястреб! (127)

В Литве торжественно перезахоронен один из...

В. Денисенко. Про кремлевский modus operandi (6)

В первый день октября журналист Аркадий Бабченко...