Прежде всего давайте договоримся о том, кто есть кто. В Литве – особенно на правой стороне политического спектра – бытует нарратив, что в Литве есть и национальные меньшинства, и национальные общины, и что это разные понятия.
Aleksander Radczenko. Foto: Ewelina Mokrzecka
© Asmeninio archyvo nuotr.

Национальные меньшинства – доказывают правые политики и политологи – это этнические группы, которые нигде в мире не имеют собственного национального государства: например, татары, караимы, цыгане и другие. Национальные общины по мнению правых – это этнические группы, у которых есть свои национальные государства (русские, поляки, белорусы, немцы, украинцы и т.п.). Казалось бы, безобидная классификация, но её авторы идут дальше – по их мнению, из этого следует, что ратифицированная Литовской Республикой Рамочная конвенция о защите национальных меньшинств – в том числе и языковых прав (например, права обращаться на языке национального меньшинства в органы самоуправления, иметь двуязычные названия и т.д.) – не распространяется на самые многочисленные этнические группы в Литве: русских и поляков. Языковые права татар и караимов мы защищать готовы, а поляки и русские пускай свои языковые права реализуют соответственно в Польше и России. А так как татары, караимы и цыгане никаких претензий на использование своего языка в жизни страны, как это делают те же поляки, к властям литовского государства не предъявляют – то и вопрос исчерпан. Не нравится в Литве? Езжайте на историческую, так сказать, Родину.

На самом деле это деление на национальные общины и национальные меньшинства не имеет никакого правового основания. В Конституции Литовской Республики в самом деле вместо формулировки "национальное меньшинство" (tautinė mažuma) используется понятие "национальная община" (tautinė bendrija), но его смысловая нагрузка идентична понятию "национальное меньшинство". Нет никаких национальных или международных правовых актов, которые свидетельствовали бы об обратном. Просто творцам Основного Закона Литовской Республики показалось, что выражение "национальная община" более корректное. Похожая ситуация в литовском правовом поле, например, с инвалидами – Конституция использует понятие "инвалидность“ (invalidumas), но в других правовых актах чаще всего используется более политически корректное выражение "neįgalumas", которое можно также перевести как "недееспособность".

Так что положения Конвенции распространяются и на караимов, и на поляков, но в какой степени – это зависит от государственной политики и политической воли, но никак не от семантических игр. Можем считать поляков или русских, живущих в Литве, национальным меньшинством, национальной общиной или просто этнической группой, но действие Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств на них распространяется в любом случае. Это не раз констатировали в своих, довольно критических по отношению к ситуации с правами национальных меньшинств в Литве, отчётах представители Консультативного Комитета Совета Европы.

Известный вильнюсский поэт и журналист польского происхождения Ромуальд Мечковский как-то сказал: "Молодые поляки не хотят быть национальным меньшинством, они хотят быть нормальными". Он во многом прав. Не только по отношению к польской или русской молодёжи в Литве. Никто не хочет быть частью унылого, отстойного, замкнутого и озлобленного. Каждый из нас скорее хочет быть частью чего-то большего: Литвы, Европы, мира. Это не значит, что нам наплевать на русские или польские корни. Но когда с одной стороны официальный нарратив титульной нации отбрасывает всё, что не соответствует этноцентрическому стандарту, а с другой стороны лидеры национальных меньшинств предлагают лишь замкнуться в "осаждённой" крепости, мало кому хочется эти корни выставлять напоказ.

На самом деле не столь уж важно, как нас будут называть: национальным меньшинством, национальной общиной или этнической группой, поляками/русскими Литвы, литовскими русскими/поляками или даже польско-/русскоязычными литовцами, более существенно, какие, в связи с этим, права и обязанности будут предоставлены.

По моему мнению, гораздо более важно то, будем ли мы в результате для титульной нации партнёрами в государственном строительстве или дальше останемся подозрительным и ненужным балластом. Будем ли мы для политиков из партий национальных меньшинств, настоящим сувереном, который решительно меняет нерезультативных менеджеров, или рабами у избирательных урн, пушечным мясом, из года в год голосующих "за своих".

Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии

Константин Эггерт. СИЗО имени Потемкина на ЧМ реконструкторов (16)

Этот сок я запомню навсегда - ягодный, в яркой...

Лариса Артюгина. На дне русской культуры (109)

Пишу по-русски сознательно. Хочу, чтобы прочли в Литве....

Евгений Титов. Аркаша (112)

"Остановить путинский беспредел", "дискредитируют...

Павел Казарин. Топливо для империи (18)

«Самый большой разделенный народ». Когда-то Кремль...

TOP новостей

С июля туристы в столице Литвы будут платить новый налог (54)

С 1 июля туристы в Вильнюсе будут платить новый налог,...

После видео в социальной сети полиция наведалась в Кибартайскую колонию (27)

После выложенной в социальную сеть прямой трансляции...

Решение о повышении процентной ставки будет принято в следующем году (3)

Еще как минимум год жители и предприниматели, которые...

Иван Тютрин: в матрице советской мифологии будущего у России нет (210)

России необходим демократический транзит, с которым...