После короткого блитцкрига, во время которого в Европе были захвачены новые земли, Владимир Путин внезапно предложил ряд дипломатических альтернатив для «стабилизации положения»: новое правительство Украины должно представлять «интересы всего украинского общества», Украина должна стать «федерацией», русский язык должны узаконить как второй государственный, а клаузула невключения в западные структуры должна быть большими буквами вписана в новую Конституцию Украины.
© Reuters/Scanpix

Все эти предложения, само собой разумеется, с Украиной даже не обсуждались (кому интересно мнение микроскопических новообразований и геополитических недоразумений?). Но если их приняли бы, то Россия великодушно отвела бы своих военных от украинских границ. О деоккупации Крыма в этом пакете не упоминается.

Где-то это уже видели и слышали? Вспомните август 2008 г.: российские военные входят на сепаратистские территории Грузии (кстати, в Абхазию, как и в Крым, – «превентивно») , не останавливаясь, идут в самое сердце Грузии, располагают свои силы на стратегических магистралях, молниеносно признают «независимость» Абхазии и Южной Осетии и начинают дискутировать с Западом о том, до какой линии отодвинуть свои войска: оставить в Гори или вернуться в Цхинвали? Требование вообще убраться из Грузии – как-то "не в тему". Обрадованный тем, что Россия идет на "переговоры", Запад в лице президента Франции Николя Саркози принимает предложенные правила игры и договорился, что "страны" должны вернуться на "исходные позиции".

Поэтому, когда мы сегодня радуемся, что сплоченно и решительно реагировали на агрессию в Крыму, не надо забывать, что и после российско-грузинской войны 2008 г. Запад реагировал довольно принципиально: заморозил отношения с Москвой «до восстановления status quo ante» (это вписано в коллективных заявлениях Совета ЕС и министров НАТО), демонстративно отменил одну-другую встречу, пригрозил санкциями. Не прошло и года, чтобы все это было забыто. Вскоре устами Запада заговорили о «перезагрузке» отношений – правда, перед этим еще исследовали причины российско-грузинской войны и «установили», что Грузия, скорее всего, сама поддалась на провокацию. Понимай так, никто не виноват, девушка сама виновата...

Списывать российскую «стабилизирующую» дипломатию легкой рукой не стоит. После агрессии в Крыму на «стабилизацию» положения, наверное, потребуется больше нескольких месяцев – куш слишком большой, чтобы Запад все так легко переварил. Но можно идти на спор,что уже после первой несостоявшейся встречи G-8 лидеры США и Европы станут друг у друга спрашивать, может хватить санкций? И где-нибудь "на полях" чемпионата мира по футболу предложат Владимиру Путину встретиться и обсудить модальность «отношений при новых обстоятельствах». До этого времени российская армия уже отойдет от границ Украины (но не из Крыма), расследование обстоятельств событий на Майдане продвинется вперед, а новое украинское правительство уже будет готовить новую Конституцию. Итак, очень благодарное время, чтобы перебросить давление (и ответственность) с плеч Путина на Украину.

Быть может, этого не будет. Быть может, Запад вынес урок из российско-грузинской войны и не повторит тогдашние ошибки. Но ближайшие месяцы «нестабилизированного периода» критически важны для формулирования долгосрочной стратегии Запада. Неопределенность, когда еще можно было выпроводить российских военных из Крыма, закончилась вместе с аннексией полуострова. Однако сейчас и как весенний снег тает возможность ясно очертить принципы новой политики непризнания. В случае с Грузией политика непризнания, которая побывала в руках дипломатов (а не политических лидеров), была не только бумажной (т. е. не подкрепленной реальными санкциями), но и бессмысленной: в документах ЕС руками самих же европейцев уважение к территориальной целостности Грузии заменили на уважение к «праву Грузии на территориальную целостность». Не будет ли так же и в случае с Крымом, не затмит ли всеобщая эйфория, что «Россия не напала на Украину», принципиальный вопрос захвата чужой территории – увидим. Но сидеть и ждать у нас просто-напросто нет времени.

Литва, которая пережила 50 лет оккупации, как никто другой знает о важности политики непризнания. Поэтому она могла бы взять на себя инициативу и назвать все своими именами и юридически очертить последствия долгосрочной оккупации Крыма.

В июне 2010 г. парламент Литвы принял важную резолюцию, в которой официально назвал оккупацией происходившее в Грузии. Документ исторически, может быть, принят с опозданием – тогда Запад активно пытался забыть ту войну, но юридически и политически резолюция была очень важна. Не только потому, что дала начало более широкому процессу: примеру Литвы потом последовали и законодатели других стран, в их числе ЕП. Решение парламента Литвы важно и тем, что оно начало (но не закончило) формирование юридического окружения, в котором правительство Литвы должно осуществлять политику в отношении России.

Оккупация – не публицистический термин, а юридическая норма, представленная в международных документах и предполагающая определенные обязательства для оккупирующей страны. В первую очередь – оккупация всегда временна, хотя и может длиться десятилетия. Оккупант, администрирующий занятую территорию, обязан вести себя ответственно: не может менять состав жителей оккупированного края, принудительно выселять жителей, расходовать природные ресурсы, уничтожать инфраструктуру или культурное наследие. Кроме того, оккупация означает действие военного режима, поэтому в таких условиях говорить о «демократических» референдумах и подобных инициативах просто-напросто нет смысла.

Литва и соседняя Латвия в области развития этой концепции пошли еще дальше: мы наверное единственные в Европе создали методологию для подсчета ущерба, нанесенного оккупацией. Ущерб от оккупации – это незаконно присвоенное имущество, ущерб природе, нанесенный чужой армией, принудительная работа в концлагерях, в случае с Латвией – и ВВП, который не был создан из-за ВВП. Когда включаешь счетчик, то миллиарды накручиваются за секунду.

На Украине этот счетчик должны запустить как можно скорее, пока нанесенный в Крыму ущерб не покрылся пылью времени. К примеру, занятые и присвоенные военные базы на Украине, их инфраструктура имеет ясное денежное выражение. Как и захваченная и уничтоженная украинская военная техника. Жители Крыма, вынужденные покидать оккупированные земли, (поскольку не хотят брать российское гражданство) – их имущество также может быть включено в подсчет нанесенного ущерба, чтобы новоселы не заняли и не уничтожили их имущество. Вскоре в самых живописных местах Крыма начнут расти виллы российских чиновников и олигархов – каждая такая интервенция на не застроенную землю должна расцениваться как ущерб, уже не говоря о случаях, когда местных жителей будут заставлять покидать свои владения.

Призыв в российскую армию и проведенные в ней годы – это также составная часть ущерба. Если в Крыму начнется разведка и добыча полезных ископаемых в Крыму, то каждый добытый грамм должен быть записан в дело инфраструктурных проектов оккупационной власти – проведение линий электропередач, водных каналов и т. д. – это вынужденные инвестиции, чтобы потом не спекулировали тем, что в балтийских странах, где говорят: «Мы вам фабрики построили, а вы...».

Параллельно должны считать расходы всех жителей Украины из-за оккупации Крыма. К примеру, если Россия будет мешать украинским судам из Азовскоо моря попасть в Черное или установит транзитный налог – каждый доллар уплаченный (или недополученный) украинскими компаниями, должен фиксироваться. Если из-за постоянных помех Украина будет вынуждена строить новый порт в другой части страны, менять систему железной дороги и т.п. – все должно документироваться.

Даже жителям, которые планировали отпуск в Крыму, а сейчас вынуждены покупать более дорогие туры в Турцию или Египет – и им должны дать возможность декларировать понесенный ущерб. Только осознав, какое финансовое бремя он налагает на будущие поколения, Путин и поддерживающая его часть общества, быть может, задумаются, действительно ли им нужен Крым.

Для регистрации и подсчета ущерба нужно постоянно действующее ведомство. Оно могло бы расположиться в Киеве. Но в долгосрочных целях должно быть создание такого центра в Вашингтоне или Брюсселе, его должны поддерживать и содержать не Украина, а США или ЕС. В поле компетентности также должны попасть оккупированные территории Грузии, Приднестровье и любой другой край, который Путин, возможно, задумает аннексировать. А стремлению стран Балтии в связи с урегулированием ущерба, нанесенного СССР, появление такого центра точно не помешало бы.

Вы говорите, утопия? Быть может. Но как тогда оценивать убеждение, что призывом уважать территориальную целостность Украины и упразднением нескольких виз можно заставить Россию уйти из Крыма?

Литва неоднократно показывала пример всей Европе, сейчас она могла бы немедленно предпринять следующие действия:

1. Принять в парламенте законодательный акт, в котором ясно регламентировался оккупационный статус Крыма. Принятая 13 марта резолюция не только не конкретна, но и юридически ни к чему правительство не обязывает. Надо добиваться аналогичных ясных заявлений в ЕП и Конгрессе США.

2. Немедленно законодательно оформить национальные предохранители, которые в случае смягчения позиции Запада, не дали бы Литве уклониться от принципов позиции непризнания. Показательный пример – раздача российских паспортов в Абхазии. ЕС будто бы не признает законности этого факта, но когда ведет с Россией переговоры о безвизовом режиме, об этих незаконных паспортах словно забывает. А как будут вести себя литовские посольства, когда в них за шенгеновскими визами придут жители Крыма с паспортами РФ, выданными после 16 марта 2014 года? И вообще, можно ли подписывать с Россией соглашение о безвизовом режиме, если несколько миллионов паспортов в этой стране выданы с нарушением международных норм?

3. Провести международную конференцию по вопросу подсчета нанесенного во время оккупации ущерба, на которой предложили бы учредить Международный институт подсчета ущерба. Выделить средства на учреждение этого института.

Все это надо сделать немедленно, в ближайшие несколько месяцев, пока путинская дипломатия не развернула не только самолет госсекретаря США, но и всю Западную политику.

Времени на самом деле немного. Астролог Наглис Шулия пророчествует особую активность Путина в 2016 году. Смех смехом, но в 2016 году будет снова проходить олимпиада, многие лидеры Западных стран будут в отпуске или будут на олимпиаде в Рио-де-Жанейро. Когда знаешь страсть Путина к таким мгновениям для планирования выпадов в Европе, слишком расслабляться не надо.

Строго запрещено копировать и распространять информацию, представленную на DELFI.lt, в электронных и традиционных СМИ в любом виде без официального разрешения, а если разрешение получено, необходимо указать источник – Delfi.
Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии

Когда не смешно – горькое послевкусие перформанса Виталиюса Цололо в Тургеляй (57)

В минувшую среду известный литовский шоумен Виталиюс...

Как власти России ведут "борьбу за языки" у соседей и внутри страны? (274)

Официальная Россия очень любит обвинять страны Балтии...

Свежие блюда в кафе "СССР", или почему Советский Союз возвращается в Россию? (230)

Советский союз возвращается в современную Россию не...

Кястутис Гирнюс. Подарок патриотов Москве и другим врагам Литвы (68)

Ожесточенная реакция на высказывания члена...

Александр Радченко. Очередная палочка националистов в муравейнике нацменьшинств (11)

Когда несколько месяцев назад я критически высказался...

TOP новостей

Предприниматели рады: отдыхающие едут и на озера и к рекам

Владельцы усадеб сельского туризма в Литве потирают...

Самые влиятельные в Литве: список общественных деятелей (11)

"Самые влиятельные в Литве 2018" – уникальный проект DELFI,...

Погода: синоптики предупреждают, что усилится ветер и ждет гроза

В понедельник в Литве прогнозируют грозу, сильный...

Строительная ассоциация: в Литве на стройках работают около 2500 украинцев (13)

Поскольку литовские строительные компании зачастую...