aA
Близкие жертв сбитого в Украине пассажирского лайнера призывают к справедливости, но путь к осуществлению справедливости может быть нелегким.
Трагическая авиакатастрофа: почему виновные могут избежать наказания
© RIA/Scanpix

Как рассказал DELFI профессор университета им. Миколаса Ромериса Юстинас Жилинскас, лица, выстрелившие из зенитного ракетного комплекса Buk могут и не дождаться обвинений, даже если и будут найдены – особенно, если подтвердится информация, что самолет Boeing 777 был сбит по ошибке.

«Ситуация очень сложная, так как большая вероятность, что самолет был сбит по ошибке. Если его сбили по ошибке, я сам думаю, можно ли это считать военным преступлением. В этом случае я вижу только один путь: надо говорить об ответственности командующих за то, что они не приняли все меры для того, чтобы избежать катастрофы – то есть, не убедились, что цель военная. Но привлечь к ответственности конкретного человека, который нажал на кнопку, запуская ракету, не подозревая, что стреляет по гражданскому самолету, вряд ли возможно», - сказал Жилинскас.

«В военном праве преступления по неосторожности не очень возможны. Необходима преднамеренность. С другой стороны, преднамеренность может возникнуть из того, что была использована техника, которая не может гарантировать, что атакована надлежащая цель – есть данные, что система, которая была у сепаратистов, не была обеспечена полным комплектом радаров», - добавил профессор.

Но совершившие преднамеренные военные преступления сепаратисты могут быть осуждены в Украине или переданы Международному уголовному суду в Гааге. Кроме этого, сепаратистов могут судить даже за факт участия в вооруженном конфликте.

Объявили немеждународным военным конфликтом

Международный комитет Красного Креста объявил, что Украина вовлечена в немеждународный военный конфликт. Это значит, что борющиеся против украинского правительства пророссийские сепаратисты могут быть осуждены за факт участия в войне.

В международном военном конфликте участвует несколько стран, в немеждународном – государство борется с негосударственными деятелями – военизированными группировками, террористическими организациями, просто ополченцами.

Немеждународный военный конфликт называется гражданской войной.

По словам Жилинскаса, международный и немеждународный военный конфликт отличаются последствиями.

Когда вооруженный конфликт признается международным, борющиеся страны должны брать в плен военных другой стороны. Военным в плену присваивается статус военнопленного – его нельзя судить за участие в международном конфликте, нельзя обнародовать информацию о нем в СМИ и пр.

Иначе говоря, если бы конфликт в Украине был признан международным, вооруженные силы Украины не могли бы юридически преследовать сепаратистов из Донецка и Луганска, разве что они совершили бы военное преступление.

Но в случае международного военного конфликта люди, совершившие военные преступления, могут разыскиваться во всем мире, и могут быть осуждены в любой стране.

«Когда речь идет о немеждународном конфликте, ситуация иная: судить совершивших военные преступления могут только те страны, у которых есть юрисдикция – например, если лицо, совершившее преступление, является ее гражданином, преступление было совершено против граждан этой страны или на ее территории. Чтобы избежать ответственности, международный конфликт лучше, но я сомневаюсь, захочет ли Украина расценивать конфликт как международный военный конфликт. Мне кажется, они сами не очень готовы присвоить борцам Донбасса статус военнопленного», - сказал Жилинскас.

Нелегко доказать, что за действия сепаратистов отвечает Россия

Украина и Запад всегда подчеркивают, что Россия поддерживает пророссийских сепаратистов в Украине, поставляет оружие и обучает их. Это иногда не скрывают и сами сепаратисты, среди которых есть и граждане России – например, назвавшийся премьером Донецка Александр Бородай или министром обороны Донецка – Игорь Гиркин-Стрелков.

Но Жилинскас убежден, что на основании международного права доказать связи государства с негосударственными борцами, и на этом основании объявить, что это международный конфликт, очень сложно – для этого недостаточно только поставок вооружения и обучения.

Поэтому существует два так называемых «теста» - тест эффективного контроля и общего контроля. Эти тесты должны установить связи негосударственных деятелей с конкретной страной.

«Если доказывается, что государство эффективно контролирует лиц, задействованных в вооруженном конфликте, то государство обязано взять на себя ответственность за них. Но тест эффективного контроля очень строгий. Фактически, надо доказать, что борцы выполняют приказы другого государства, что они включены в процедуры принятия решений, что подчиняются другому государству, что действуют как органы другого государства», - рассказал Жилинскас.

Если бы было доказано, что ситуация между Россией и сепаратистами соответствует критериям общего контроля, конфликт считался бы международным.

ru.DELFI.lt
Строго запрещено копировать и распространять информацию, представленную на DELFI.lt, в электронных и традиционных СМИ в любом виде без официального разрешения, а если разрешение получено, необходимо указать источник – Delfi.
|Populiariausi straipsniai ir video

TOP новостей

Премьер-министр Литвы: некоторый бизнес сможет открыться до конца карантина (8)

В ближайшее время будет представлен пакет, который...

В Вильнюсе закрывают Шешкинскую поликлинику  заболели еще два врача (5)

В вильнюсской Шешкинской поликлинике в одной из...

В Клайпедском районе назначен первый штраф за нарушение режима самоизоляции (3)

Директор администрации мэрии Клайпедского района...

|Maža didelių žinių kaina