Пять лет назад, 16 марта 2014 года, в Крыму состоялся референдум, на котором решался вопрос о присоединении полуострова к России. Впрочем, фактические действия по захвату Крыма Кремль начал на несколько месяцев раньше, так что проведение голосования было, по сути, формальностью.

Но даже в этих условиях вопрос на референдуме был поставлен предельно жестко: или Крым остается в Украине, или переходит России. Третий вариант, когда полуостров мог оставаться фактической автономией под общей украинской юрисдикцией, в бюллетенях отсутствовал. И это не говоря о том, что проведение голосования нарушало все мыслимые и немыслимые законы – и украинские, и международные.

В мире был возрожден архетип, казалось, изжитый международным сообществом после Второй мировой войны. Архетип силового захвата, в обход международных институтов сотрудничества и международного законодательства. Практика дипломатической культуры, тонких политических игр и долгих переговоров была мигом разрушена, волей-неволей вызвав ассоциации с Третьим Рейхом: увы, все в истории повторяется. Впервые со времени окончания Второй мировой Россия осуществила то, что в словарях называется аннексией.

Правда, есть значительное отличие от того времени. Мировая экономика транснациональна, и экономика любого государства, так или иначе, включена в мировую гораздо более глубоко, чем 80 лет назад. Играя по старым правилам, Россия столкнулась с новой экономической действительностью. И понесла ощутимые потери.

Итак, на 2014 год средний доход российского гражданина составлял 39 тысяч рублей в месяц. Но в украинском Крыму, в пересчете на рубли, он был всего 11 тысяч. Простите за обилие цифр, но только в бюджетной сфере Крыма на тот момент работало два миллиона человек. И каждого отныне надо было тянуть к российскому показателю. Плюс крымские пенсионеры, у которых пенсия в тот момент, – опять же, считая в рублях, – была всего 5 тысяч. Плюс срочные вложения в инфраструктуру. Вот вам новая суммарная нагрузка на российский бюджет.

Впрочем, эти деньги – ничто по сравнению с ущербом от международных санкций. Под них угодили крупнейшие банковские игроки – «Сбербанк», ВТБ, «Газпромбанк», «Внешэкономбанк», «Россельхозбанк». Запад перестал им выдавать «долгие» кредиты. Разумеется, не забыли на Западе и о топливно-энергетическом комплексе. Без кредитов остались «Роснефть», «Транснефть», «Газпром нефть».

Огромные потери Россия понесла в оборонном секторе. Судите сами: торговля в этой сфере с США и Евросоюзом была прекращена. Российские концерны «Калашников», «Алмаз-Антей», «Базальт», «Сириус» и иже с ними до сих пор сидят без прежних рынков сбыта.

В современном информационном обществе, где репутационные потери мигом сказываются на кармане, все происходит по железным законам. И не надо удивляться, что в том же 2014 году рубль потерял почти 60% своей стоимости относительно западных валют. Грубо говоря, даже если россиянин получает денег столько же, как раньше, то сегодня купить на них он может значительно меньше. А ведь остановить этот каток непросто. Согласно исследованию агентства Bloomberg, с момента аннексии Крыма снижение роста российской экономики составило 6%. Повышение пенсионного возраста – одно из следствий этой ситуации.

И это мы говорим лишь об экономике. Но негативные процессы идут и в массовом российском сознании. Силовой захват Крыма нивелировал само значение слова «закон», огрубляя жизнь российского общества до уровня примитивных понятий. От этого в итоге страдают и наука, и культура, и образование. Страна, некогда гордившаяся достижениями, отчетливо идет в обратном направлении.

Через пять лет после крымских событий эйфория спадает. Согласно данным опроса фонда «ФОМнибус», 26 % опрошенных считают, что захват Крыма повлиял на международное положение России положительно. Но 46 % – практически каждый второй – оценивают международные последствия для РФ отрицательно.

А в ситуации протрезвления общества у нынешней российской власти есть лишь один выход: ужесточить репрессии. Что и происходит. Стоил ли Крым всех этих потерь – вопрос, который россияне себе обязательно зададут.

TOP новостей

США вводят 25% таможенные пошлины на литовские молочные продукты переработчики будут искать новые рынки (163)

США вводят 25% таможенные пошлины на литовские молочные...