Республика Молдова в очередной раз призывает Российскую Федерацию полностью и безоговорочно вывести свои войска из Приднестровского региона, контролируемого сепаратистским режимом. Эту позицию Молдовы поддержали 64 государства, в том числе и Литва. Соответствующая резолюция, принятая в июне 2018 г. Генеральной Ассамблеей ООН, – это четкий сигнал России, что международное сообщество поддерживает Молдову, заявил Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Молдова в Литве Сергей Михов.
Посол Молдовы в Литве Сергей Михов
© Asmeninio archyvo nuotr.

Транснистрия – так в Республике Молдова называют граничащий с Украиной регион на востоке страны. Между тем жители Транснистрии полагают, что живут в отдельной независимой Приднестровской Молдавской Республике, не признанной, правда, ни одной страной мира, кроме также непризнанных Абхазии, Южной Осетии и Нагорного Карабаха. По количеству населения Транснистрия сопоставима с Вильнюсом – здесь проживает около 500 000 человек. По статистике, 213 000 жителей ПМР – граждане Российской Федерации.

Приднестровье объявило себя независимым от Молдовы в 1990 году. Два года спустя сепаратистские настроения в регионе усилил вооружённый конфликт, унёсший жизни почти тысячи человек. После подписания соглашения о перемирии проблему Приднестровья «заморозили». В этом состоянии ситуация пребывает до сегодняшнего дня, несмотря на многочисленные попытки разрешения конфликта.

22 июня этого года Генеральная Ассамблея ООН приняла Резолюцию Республики Молдова о выводе иностранных вооруженных сил с территории страны, за которую проголосовали 64 страны, включая Литву. Посол Молдовы в Литве Сергей Михов рассказал DELFI, как это поможет растопить лёд между правым и левым берегом Днестра.

— Каковы в настоящее время приоритеты Правительства Республики Молдова в урегулировании приднестровского конфликта?

— В первую очередь, я бы отметил главный приоритет правительства, и это, конечно же, реинтеграция страны. Исходя из этого приоритета, Кишинев выступает за всеобъемлющее урегулирование приднестровского конфликта мирным путём, с предоставлением региону особого статуса в составе единой и суверенной Молдовы.

Последние события, связанные с урегулированием приднестровского конфликта, и текущие вопросы повестки дня переговорного процесса регулярно обсуждаются на заседаниях правительственной комиссии по реинтеграции страны под председательством премьер-министра Республики Молдова.

Хочу здесь сразу отметить, что в отличие от других постсоветских конфликтных ситуаций, приднестровский конфликт, разразившийся сразу после провозглашения независимости Республики Молдова в начале 1990-х годов, является менее сложным, и поэтому его относительно легче решить. В нашем случае нет антагонизмов этнического или религиозного характера, население на двух берегах Днестра способно жить в мире и взаимопонимании в реинтегрированном молдавском государстве.

Несмотря на усилия в течение четверти века с привлечением важных международных участников, мы пока не смогли решить приднестровскую проблему. Но мы уверены, что сможем найти подходящее решение в рамках переговоров, известных как формат "5+2" (между Кишиневом и Тирасполем как сторонами конфликта, Россией, Украиной и ОБСЕ – сторонами-гарантами, ЕС и США – наблюдателями. – DELFI). Для нас чрезвычайно важно, чтобы это решение основывалось на соблюдении суверенитета и территориальной целостности Республики Молдова с предоставлением особого статуса приднестровскому региону, как это предусмотрено в соответствующих документах ОБСЕ.

В текущем году усилия властей были направлены на реализацию протокольных решений, подписанных в 2017 году политическими представителями Кишинева и Тирасполя. В том числе – открытие моста через Днестр "Гура-Быкулуй-Бычок", решение проблем молдавских школ с преподаванием на основе латинской графики, признание (апостилирование) выданных в Приднестровском регионе документов об образовании, разблокирование доступа фермеров к сельхозугодиям и взаимодействие в области телекоммуникаций.

Кроме того, по инициативе Кишинева в повестку дня переговоров были внесены еще два вопроса: мониторинг соблюдения прав человека в Приднестровском регионе и ситуации в Зоне безопасности.

Также недавно принято историческое решение о выдаче нейтральных автомобильных номеров для машин, зарегистрированных в Приднестровье. Это решение позволит не только участвовать в международном движении, но и поможет продвижению европейских ценностей в Приднестровье, потому что его жители смогут на своей машине поехать в любую страну Евросоюза и увидеть, что западная, европейская модель развития успешна и дает экономический рост.

Кстати, благодаря зоне свободной торговли с Евросоюзом около 80% компаний, которые находятся в Приднестровье, ведут бизнес с Евросоюзом. Мы думаем, что нейтральные номера для автомобилей из Приднестровья тоже увеличат популярность ЕС в этом смысле. Мы также уверены, что признание дипломов, выданных учебными заведениями Приднестровья, даст возможность их выпускникам учиться в университетах Евросоюза и потом продвигать европейские ценности в приднестровском регионе.

Эти все приоритеты правительства также касаются проведения рабочих встреч в формате "5+2", поддержания открытого диалога с внешними партнерами по теме приднестровского урегулирования и повышения эффективности деятельности отраслевых рабочих групп, которые являются очень важными в этом контексте, потому что именно здесь ведутся самые различные тематические дискуссии по этим всем вопросам.

Другой темой дискуссий является координация внешней помощи, которая призвана поддержать население восточных районов страны и важность консультирования по проектам финансирования и с компетентными органами Кишинева.

В целом мы, конечно, приветствуем прорыв в процессе урегулирования, который обеспечивает не только ощутимые выгоды для людей и предприятий на обоих берегах Днестра, но и устанавливает положительную динамику, которая имеет большие перспективы в нашем видении.

В то же время, ещё один важный элемент, который я хотел бы подчеркнуть, впервые после Независимости, наша страна может контролировать свою границу, в том числе приднестровский сегмент. Это является общей границей между Республикой Молдова и Украиной, который мы раньше не контролировали, а сейчас полностью контролируем через совместные пункты пропуска, которые были установлены между Молдовой и Украиной.

Это – результат тех дискуссий и договоренностей, которые были проведены в составе рабочей группы между Кишиневом и Тирасполем, как я и говорил, поэтому это является историческим процессом, потому что мы видим в этом и показали в этом нашу открытость тем процессам, в которые приднестровский регион может быть привлечен и может быть частью тех процессов, в которых мы поощряем участие населения Приднестровья.

И я имею в виду все национальные проекты, которые есть на правом берегу Днестра, начиная от образовательных, инфраструктурных экономических и других отраслей. Там, где население Приднестровского региона может участвовать во всех этих инициативах, и мы поощряем это участие. Мы сейчас говорим о процессе сближения, а де-факто – реинтеграции страны. В этом и заключается здесь процесс реинтеграции, потому что все, что мы делаем, это на благо людей, живущих на обоих берегах Днестра.

И, кстати, параллельно политическим переговорным процессам в формате "5+2" мы продвигаем так называемые меры по укреплению доверия. Они ориентированы на решение конкретных проблем населения Приднестровья для улучшения их качества жизни. И другим приоритетом, конечно, через эти меры по укреплению доверия является сближение двух берегов Днестра.

Но, как говорится, для танго нужны два партнера. К сожалению, в настоящее время мы не видим желания всех участников идти навстречу политическому урегулированию приднестровского конфликта на базе принципа территориальной целостности Молдовы и принятого в 2005 году закона о специальном статусе Приднестровского региона в рамках независимой Молдовы.

— Фактически в истории Республики Молдова можно найти пример бескровного решения сепаратистской проблемы, как уже было с регионом Гагаузия. Можно ли считать способ решения гагаузской проблемы успешным? И можно ли его взять как пример для решения проблемы приднестровской?

— Да, безусловно. Не только мы, но и наши международные партнеры, международные организации ставят как модель урегулирования тех процессов, которые могут происходить на территориях наших стран, и гагаузский опыт нам показывает, что, таким образом, такие решения, а мы говорим сейчас о выделении какого-то особого статуса региону внутри единой и суверенной республики Молдова, могут стать моделью для решения других типов сепаратистских движений или процессов, которые могут происходить на нашей территории.

— Некоторые политологи и этноконфликтологи высказывают мнение, что, в принципе, вопрос Гагаузии может актуализироваться вновь. В связи с этим – исходят ли сепаратистские настроения в Гагаузии, в Транснистрии, по Вашему мнению, изнутри или же навязываются снаружи, извне?

— Во-первых, я бы не стал делать какие-то параллели, и в историческом контексте, и в текущем положении дел, которые существуют в Республике Молдова, между тем, что происходило в административном Гагаузском автономном округе, и то, что происходит на приднестровском направлении, потому что ответ нужно искать как в историческом опыте, контексте, так и в тех процессах, которые начались сразу же после провозглашения независимости Республики Молдова.

То, как мы сумели решить вопрос с Гагаузской автономией, то, как мы смогли решить и одобрить закон Гагауз Ери, может стать привлекательной моделью для решения других вопросов, в том числе и приднестровского. Но я бы все-таки сконцентрировался на том, что мы можем и должны сделать на приднестровском направлении, то есть для урегулирования политического приднестровского конфликта, как я говорил, мирным путем и на основе особого статуса, который может быть делегирован или предложен Приднестровскому региону в единой и суверенной Молдове.

— Что означает для Республики Молдова принятие Генеральной Ассамблеей ООН Резолюции о выводе с территории страны иностранных вооруженных сил, за которую проголосовали 64 государства, включая Литву? Каковы следующие действия, которые предпримет ваша страна в отношении этой резолюции?

— Это очень важный и актуальный вопрос для Республики Молдова. С самого начала я хотел бы выразить благодарность Министерству иностранных дел и руководству вашей страны за то, что Литва стала одним из соавторов этой резолюции. То, что резолюция была одобрена большинством стран-членов ООН – очень четкий сигнал России, что международное сообщество поддерживает Молдову и призывает РФ закончить процесс полного и безусловного вывода войск и вооружений с ее территории.

Посол Молдовы в Литве Сергей Михов
Посол Молдовы в Литве Сергей Михов
© Asmeninio archyvo nuotr.

Хотел бы отметить четкое разделение между миротворческой миссией, которая состоит из представителей РФ, и так называемой Оперативной группой российских войск, которые находятся в нашей стране нелегально.

Как вам известно, на своей территории мы имеем замороженный конфликт и, к сожалению, иностранных военных и вооружение: у нас в Приднестровском регионе, кроме миротворческих сил, есть и Оперативная группа российских войск — около 1500 военнослужащих и около 20 000 тонн боеприпасов и вооружений на складе возле села Колбасна в Приднестровском регионе. Они находятся там без согласия Молдовы, поэтому мы должны быть готовы ко всем потенциальным угрозам, сценариям, тем более учитывая тот факт, что в Украине сейчас происходят военные действия.

Сейчас мы говорим о выводе иностранных войск и вооружений с территории Республики Молдова, а также трансформации существующей миротворческой миссии в гражданскую. В этой связи я буду ссылаться на то, что миротворческая операция, проведенная 25 лет назад на Днестре в соответствии с положениями молдавско-российского соглашения о прекращении огня от 21 июля 1992 года, давно достигла целей, которые она преследовала: разделение воюющих сил и создание необходимых условий для поддержания стабильной ситуации безопасности в регионе.

Однако со временем эта операция стала фактором сохранения конфликта. На наш взгляд, его преобразование, его трансформация будет способствовать укреплению доверия и, косвенно, созданию благоприятной атмосферы для дальнейшего развития мирного политического урегулирования приднестровского конфликта. Я остановлюсь только на том, что эта операция не обеспечила полную демилитаризацию зоны безопасности и устранения препятствий на пути свободного перемещения людей, товаров и услуг между двумя берегами Днестра.

К сожалению, до сих пор Российская Федерация не отозвала свои военные формирования с территории нашей страны, как это предусмотрено в молдавско-российском соглашении о прекращении огня 1992 года, соглашении 1994 года, и в соответствующих документах ОБСЕ, в частности, в Политической декларации Саммита ОБСЕ в Стамбуле 1999 года.

В силу этих международных обязательств Российской Федерации и основополагающих принципов международного права, а также, что немаловажно, положений Конституции Республики Молдова о статусе постоянного нейтралитета и недопущения размещения на ее территории иностранных войск, т.е. войск других государств, мы вновь заявляем о нашем призыве к полному и безоговорочному выводу так называемой Оперативной группы российских войск (кстати, она является преемником бывшей советской 14-й армии), которая незаконно находится на территории моей страны до сих пор.

Напомню, что эти войска, дислоцированные в приднестровском регионе, который контролируется сепаратистским режимом, не включают контингент российских миротворцев, которые имеют особый правовой статус.

Вот в этом контексте премьер-министр Молдовы Павел Филип, 28 сентября 2018 года, потребовал с трибуны ООН вывода российских войск с территории Молдовы. В своем выступлении на общих дебатах 73-й сессии Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций Премьер-министр также сослался на военные учения Оперативной группы российских войск/ОГРВ (которые остаются незаконно в Молдове) вместе с неконституционными военизированными структурами в Приднестровье.

Таким образом, мы вновь обратились к России с призывом прекратить эту незаконную и провокационную деятельность и безоговорочно и безотлагательно возобновить процесс вывода своих вооруженных сил и вооружений с территории Республики Молдова в соответствии с обязательствами, взятыми на Саммите ОБСЕ в Стамбуле в 1999 году, и соблюдать обязательства, вытекающие из международного права и Устава ООН.

Премьер-министр Молдовы поблагодарил государства, которые стали соавторами и несколько месяцев назад принципиально поддержали позицию Республики Молдова и принятие Генеральной Ассамблеей ООН резолюции о выводе иностранных вооруженных сил с территории Молдовы. Я хотел бы подчеркнуть, что спонсорство Литвой молдавской резолюции высоко ценится молдавскими властями в этом контексте.

Что это означает? Это означает, что Генеральная Ассамблея однозначно заявила, что неспособность России соблюдать нормы международного права и Устав ООН привела к открытому нарушению суверенитета и территориальной целостности Республики Молдова и, следовательно, она должна полностью и безоговорочно вывести свои вооруженные силы и вооружения с территории Республики Молдова. Это очень важный документ, ещё раз подчёркиваю, который является дополнением к уже существующим Стамбульским соглашениям 1999 года, под которыми представители России поставили свои подписи.

При этом очень важен не только полный, но и безусловный вывод войск с территории нашей страны, потому что впервые с момента принятия Республики Молдова в ООН Генеральная Ассамблея приняла резолюцию, которой объявила, что политическая обусловленность, лежащая в основе продолжающегося отказа Российской Федерации вывести свои вооруженные силы и вооружения с территории Республики Молдова, несовместима с нормами международного права и Уставом ООН.

— А чем Российская Федерация мотивирует свой отказ вывести свои войска?

— Они мотивируют это политической составляющей, то есть политической обусловленностью решения приднестровского конфликта, тем, с чем мы не согласны, потому что это является обязательством Российской Федерации вывести свои вооружения и войска на основе, как я уже раньше говорил, международных норм и соглашений, под которыми представители Российской Федерации поставили свои подписи.

– То есть, фактически, в Российской Федерации до сих пор полагают, что жители Приднестровского региона до сих пор нуждаются в защите, и они вынуждены обеспечивать эту защиту?

– Эта политическая обусловленность неприемлема, и она не соответствует духу нашего понимания того, что является всеобъемлющим политическим урегулированием приднестровского конфликта на основе суверенности и территориальной целостности Республики Молдова.

— Литва тоже в своё время пережила вывод российских советских войск. За это время, уже более четверти века, в Приднестровье появилось новое поколение: там выросла молодежь, которая считает регион, свою родину, отдельным государством. Как собираются власти Республики Молдова поступить с ними?

— Это можно рассматривать в контексте тех приоритетов, которые у нас есть на сегодняшний день. Я немного упоминал об этом ранее. Нашим приоритетом сегодня является поощрять участие населения Приднестровья во всех национальных проектах, которые существуют на правом берегу Днестра: это и образовательные, и инфраструктурные, и экономические, и культурные, и так далее.

Мы, когда говорим о процессе сближения, говорим де-факто о процессе реинтеграции, в этом и состоит процесс реинтеграции, когда мы сможем поощрять доступ населения из Приднестровья ко всем преимуществам, которые мы как государство получаем от Евросоюза и других партнеров. Потому что западная, европейская модель развития должна стать объединяющей.

Мы говорили о нейтральных номерах, о дипломах, выданных университетами в приднестровском регионе – это все делается в контексте поощрения участия населения приднестровского региона, то есть основное население, в том числе и выпускники университетов и учебных заведений Приднестровья, которые могут учиться в университетах Евросоюза и продвигать европейские ценности в приднестровском регионе. Наша задача состоит в улучшении жизни граждан как левобережья, так и правобережья Днестра.

С одной стороны, конечно, мы приветствуем прорывы в процессе урегулирования, которые обеспечивают не только ощутимую выгоду для людей и предприятий на обоих берегах Днестра, но и устанавливают положительную динамику, которая, как я уже говорил раньше, имеет большие перспективы. Конечно же, все эти усилия ориентированы на решение конкретных проблем населения. Это является нашей главной задачей, и мы посредством этих усилий можем осуществить очень много конкретных проектов для улучшения качества жизни населения Приднестровья, и я вас хочу заверить, что для достижения вышеуказанных целей необходима политическая воля. Без этого никуда! У нынешнего правительства Молдовы она есть, и конкретные действия уже предпринимаются. В будущем мы продолжим наши усилия на правительственном уровне по консолидации мер и внедрению протоколов, заключенных на благо людей с двух берегов Днестра.

— Говоря о запланированном разоружении и удалении иностранного вооруженного контингента с территории страны, одной из причин этого Вы назвали войну в Украине. Как Вы полагаете, отличается ли проблема приднестровской проблемы от проблемы донбасской? Можно ли их сравнить, много ли у них общего?

— Как я и раньше говорил, все эти процессы мы увидим в контексте региональной безопасности. Эти вопросы, конечно же, должны обсуждаться на экспертном уровне. Но я хочу подчеркнуть, что урегулирование приднестровского конфликта является важным не только для Республики Молдова. Оно должно привлечь как можно больше международных участников. Их активная роль в этом процессе очень важна. И, конечно же, мы видим эти все угрозы, которые существуют не только для Республики Молдова, но и в региональном контексте, и с учетом того, что происходит в Украине.

Конечно же, это надо учитывать и, как я уже говорил, все эти военизированные формирования, все эти войска и тем более вооружения, которые существуют в приднестровском регионе, представляют собой огромную угрозу для населения, которое живет в приднестровском регионе. В моем видении международное сообщество должно убедиться, что суверенитет и территориальная целостность всех стран восстанавливались как обязательная норма международных отношений, и в этом контексте мы очень рады, что ООН услышала наш призыв взять на себя активную роль в поддержании мира и международной безопасности, в обеспечении суверенитета и территориальной целостности государств-членов в соответствии с Уставом ООН.

Конкретный план действий находится на финальной стадии разработки внутри страны, но идея и стратегия состоит в том, чтобы продвигать этот вопрос в структурах ООН, в рамках ОБСЕ, в диалогах с партнерами на двухстороннем уровне, чтобы как можно больше стран поддержали позицию Молдовы.

— Можно ли предположить вариант ухудшения отношений на данный момент? Может ли замороженный конфликт между правым и левым берегом Днестра перейти в вооруженное противостояние?

— По-моему, однозначного ответа на вопрос не существует. Вопрос слишком серьезный для того, чтобы дискутировать по поводу военных действий, тем более, что с 1992 года таких угроз не происходило. Это еще раз говорит о том, что население обоих берегов реки Днестр, как на левом, так и на правом берегу, способно жить в мире, согласии и взаимопонимании в реинтегрированном государстве – Молдове.

Кстати, в процессе консультаций и подготовки документа ООН, призванного усилить поддержку со стороны организации суверенитета и территориальной целостности Республики Молдова, нам также удалось повысить осведомленность стран мира о реальной ситуации в Молдове и о том, что на нашей территории находятся войска и вооружения России.

Эта тема, могу вас заверить, будет оставаться в поле зрения ООН и в будущем, учитывая, что Генеральный комитет и Генеральная Ассамблея ООН приняла путем консенсуса решение о включении в повестку дня 73-й сессии нового пункта, озаглавленного «Полный вывод иностранных вооруженных сил с территории Республики Молдова». В то же время мы считаем, конечно же, важным возобновить дискуссии на уровне ОБСЕ о необходимости завершения вывода российских вооруженных сил, незаконно находящихся на территории Республики Молдова. В этом и состоит, мне, кажется, главная задача и приоритет нашей страны в этом контексте.

— Вы сказали, что жители обоих берегов Днестра, в принципе, настроены на мирное разрешение конфликта, вполне согласны сосуществовать. Тем не менее замороженный конфликт остается пока что нерешенным, Тирасполь претендует на статус столицы Приднестровской Молдавской Республики, проводятся выборы президента итп. Кому может быть выгодно такое положение вещей?

— Я думаю, что все это происходит в контексте поддержки, оказываемой сепаратистскому режиму до сих пор. Это поддержка является стимулом той политической составляющей, обусловленности, под которую замаскирован контекст и решения, предлагаемые для урегулирования приднестровского конфликта. Мы с этим, как я говорил, не согласны и поэтому считаем нужным на данный момент сконцентрироваться на конкретных проектах и решениях, которые бы способствовали улучшению. взаимопонимания и жизни населения приднестровского региона.

— Известно ли, кто поддерживает политическое движение в Приднестровье?

— Как я говорил, эта поддержка существует. Она очевидна. Кстати, вот когда я говорил о школах, где преподавание ведётся на латинской графике, у нас есть решение Европейского суда по правам человека в этом контексте. И вот Европейский суд установил прямо и четко, кто поддерживает сепаратистский режим в этом контексте. Это Российская Федерация, конечно же.

— Можно ли считаться с приднестровскими властями как с реальными представителями власти? Или все же за происходящее в регионе несут ответственность другие?

— Территория Приднестровского региона закрыта. Она является зоной вне демократических преобразований. Зона вне соблюдения прав человека и тех международных структур, которые бы могли вести обычный нормальный мониторинг тех процессов, которые существуют в приднестровском регионе, так что для меня очень сложно определить, на каком уровне находятся все те демократические институты, в приднестровском регионе, потому что все эти показатели, которые мы имеем, говорят об обратном. Они говорят о том, что многие стандарты и нормы международного права рекомендации международные, которые были адресованы не только правому, но и левому берегу Днестра, просто не соблюдаются.

— Существует мнение, что реальная власть в Приднестровье принадлежит олигарху Виктору Гушану...

— Опять же буду ссылаться здесь на то, что эти вопросы нужно обсуждать на экспертном уровне. Для этого и существуют те рабочие группы между Кишиневом и Тирасполем для обсуждения отраслевых, тематических структурных вопросов и проблем, которые существуют на данный момент. Я просто выражу надежду и буду рассчитывать на то что эти дискуссии во всех рабочих группах будут продолжаться и в будущем.

— Лишь с недавнего времени началась блокада железнодорожных путей сообщения между Украиной и Донбасским регионом, где, несмотря на военное положение, циркулировали финансовые потоки. Закрытость, "серость" зоны предполагает и контрабандистское движение. Соответственно, очевидно, что кто-то с этого имеет доход. Все чаще западные политики (среди них – генеральный секретарь Совета Европы Турбьёрн Ягланд) заявляют, что Молдова превратилась в "захваченное государство", подразумевая, что власть сконцентрирована в руках молдавского олигарха, лидера Демократической партии Влада Плахотнюка. Затрудняют ли такие оценки движение Молдовы по пути евроинтеграции?

— Все эти заявления, которые были раньше высказаны, являются фотографиями на определенный момент, то есть они являются видением, иногда субъективным, видением того, что происходит на данный момент и в том году на данной территории.

— Поменялась ли сейчас ситуация?

— У нас ситуация меняется каждый день. И я это вижу только в контексте внедрения тех демократических реформ и преобразований Республики Молдова, и, кстати, реализации международных рекомендаций, которые были адресованы Республике Молдова, для того, чтобы обеспечить необратимость процесса европейской интеграции Республики Молдова.

И вот, кстати, здесь для нас очень и крайне важно, чтобы Литва будет и далее поддерживать Молдову на европейском пути и в осуществлении реформ и стандартов, направленных на изменение жизни граждан, потому что одним из приоритетов моего мандата в Вильнюсе (я, кстати, очень рад, что я – в Вильнюсе и я очень рад, что могу представить мою страну в Литве) являются усилия по развитию двусторонних дипломатических отношений между Республикой Молдова и Литовской Республикой, а также созданию благоприятного климата для развития двусторонних отношений в различных областях, представляющих взаимный интерес: это и политические, и экономические, и торговые, и культурные, и гуманитарные, и так далее.

Хочу подчеркнуть, что вместе мы можем достичь и ряда конкретных проектов, например, для улучшения услуг сети общественного питания в социальной сфере, например, в школах и детских садах, безопасности пищевых продуктов, углубления сотрудничества в области возобновления источников энергии и повышения энергоэффективности, и так далее.

Для меня очень важно найти те отрасли или сектора, где Литва может помочь нам по реализации отраслевых, структурных реформ, в имплементации или реализации, в частности, соглашения об ассоциации Республики Молдова с Евросоюзом, и, конечно же, укрепления сотрудничества между Молдовой и Европейским союзом в более таком обширном плане, когда мы говорим о политической ассоциации или экономической интеграции.

— Можно было бы привести пример конкретных шагов, которые могла бы предпринять Литва для укрепления дальнейшего направления Республики Молдова по пути евроинтеграции?

— Мы высоко ценим помощь и поддержку Литвы, как я уже говорил, на европейском пути, в процессе европейской интеграции Республики Молдова. И конечно, мы высоко ценим помощь в области развития, оказываемую нашей стране правительством Литвы, и подчеркиваем важность этой поддержки в процессе демократических, экономических и социальных преобразований в Республике Молдова.

Посол Молдовы в Литве Сергей Михов
Посол Молдовы в Литве Сергей Михов
© Asmeninio archyvo nuotr.

Поэтому мы считаем, что молдавско-литовские отношения могут быть по-прежнему плодотворными, в том числе за счет использования возможностей сотрудничества в областях, представляющих взаимный интерес, прежде всего, конечно, в политической и торгово-экономической сферах. Как я и говорил, наши страны имеют сходство, в том числе и в историческом опыте и контексте, и сталкиваются с аналогичным пониманием проблем в контексте региональной безопасности.

Действительно, этот исторический параллелизм даёт нашим отношениям определенную непрерывность, солидарность, дружбу, и самое главное, в моём видении, дает похожие представления о региональных реалиях. Это самое главное, когда есть взаимопонимание и доверие между нашими народами, нашими властями в этом контексте. И вот почему я вижу отношения между нашими странами, как исторические, стратегические и основные на учете взаимных интересов.

— У Молдовы есть восточный сосед, страна, которая гораздо ближе, в принципе, с похожими проблемами, вплоть до сепаратистов на востоке. Уже много раз Украина заявляла о желании закрыть небо для самолетов, курсирующих между Тирасполем и Москвой. Опять же, выводить вооруженный контингент придется, очевидно, через территорию Украины. Как можно было бы описать роль Украины в решения приднестровского конфликта приднестровской проблемы на данном этапе?

— Роль Украины очень важна для нас и для всех участников урегулирования приднестровского конфликта. Мы будем и дальше прилагать все усилия для того, чтобы наши позиции по урегулированию конфликта совпадали, чтобы она способствовала политическому урегулированию приднестровского конфликта, ещё раз повторяю, мирным путем и с предоставлением особого статуса приднестровскому региону в составе единой и суверенной Республики Молдова.

— А в чём будет выражаться этот особый статус?

— Опять же, это, наверное, дискуссии, которые должны вестись на экспертном уровне, потому что здесь уже идет речь о политической составляющей и так называемой корзине политических переговоров, и дискуссии, которые должны вестись в формате рабочих групп между Кишиневом и Тирасполем.

— Можете ли Вы дать прогноз, когда приднестровский конфликт будет разрешен удовлетворительным для обеих сторон способом?

— Мы сделаем всё для этого, и наши приоритеты, наши усилия направлены именно на это, чтобы так называемый "замороженный" конфликт был урегулирован как можно быстрее с привлечением международных участников процесса переговоров.

Конечно же, мы не можем быть удовлетворены теми темпами урегулирования конфликта, но мы будем прилагать все усилия, чтобы урегулирование Приднестровского конфликта было в соответствии с нормами международного права, в соответствии с уставом ООН, в соответствии с соглашениями и договоренностями, подписанными раньше.

Мы будем работать над реализацией этих положений, которые существуют и которые были согласованы раньше между всеми участниками переговорного урегулирования процесса. Еще раз подчеркну, что мы будем продвигать этот вопрос в структурах ООН в соответствии с резолюцией, которая была одобрена генеральной ассамблеей ООН в этом году, для того, чтобы как можно больше стран поддержали позицию Республики Молдова в этом вопросе.

Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии

Президент Литвы назначила Кветкаускаса министром культуры (4)

Во вторник президент Литвы Даля назначила министром...

Генассамблея ООН поддержала Киев своей резолюцией по Крыму (76)

Участники Генассамблеи ООН в Нью-Йорке осудили...

Карбаускис о критике президента: пусть внесет свои предложения (9)

Лидер Литовского союза крестьян и зеленых Рамунас...

Министерство культуры Литвы против поправки лидера "крестьян" по управлению LRT

Министерство культуры выступает против инициированной...

Министерство образования Литвы: количество бастующих учителей сокращается (4)

В понедельник литовское министерство образования и...

TOP новостей

Литва определилась: терминал СПГ будут выкупать  потребуется кредит в 308 млн. евро (510)

Клайпедский плавучий терминал сжиженного природного...

В следующем году у работодателей в Литве появится повод не повышать зарплаты (36)

В 2019 году в результате налоговой реформы увеличатся...

Премьер-министр Литвы упомянул о новом налоге  лидер "крестьян" упомянул о сроках (9)

Премьер-министр Литвы Саулюс Сквернялис сказал, что...

650 000 жителей получили уведомления "Содры" о новом порядке пенсионных накоплений (6)

Жители, которые участвуют в пенсионном накоплении по...