"Россия, возможно, хотела послать НАТО сразу несколько сигналов: что они умеют воевать в рамках широкомасштабной традиционной войны, что они могут принимать военное участие в нескольких конфликтах одновременно и что Китай и Россия готовы защищать общие интересы военными средствами", - считает помощник генерального секретаря НАТО по вопросам разведки и безопасности Арндт Фрайтаг фон Лорингхофен.
© AFP / Scanpix

Комментируя для DELFI учения "Восток-2018", которые Кремль провел в середине сентября, он подчеркнул, что Россия испытала полный спектр своих военных возможностей, включая логистику, командование и контроль, боеготовность и так далее.

По его словам, "особое внимание было уделено общевойсковым операциям и переброске на большие расстояния. Официальные цифры (300 тысяч участников) были, скорее всего, преувеличены. Сопутствующая учениям "Восток-2018" мероприятия проводились также на Западе и на Юге, включая Средиземное море, где мы наблюдали крупнейшее с конца Холодной войны развертывание морских сил со стороны России".

Арндт Фрайтаг фон Лорингхофен был назначен на должность помощника генсека НАТО по вопросам разведки и безопасности в декабре 2016 года. В специальном интервью DELFI он рассказал, доволен ли работой разведки НАТО, почему Альянс не боится разногласий, а поведение России остается одной из главных угроз для западных демократий.

- Начиная с 2016 года, сталкивались ли вы в своей работе с какими-либо сюрпризами? С чем-то, чего до выхода на эту работу никак невозможно было ожидать?

- Я бы выделил два момента. Я был глубоко впечатлен культурой солидарности внутри НАТО. Люди даже называют это "семьей", и это не клише. И второй момент – я был удивлен тем, что оценки в сфере разведки всех 29 стран-участниц НАТО гораздо ближе друг к другу, чем большинство людей могло бы себе это представить.

Помощник генсека НАТО по разведке: учения "Восток-2018" - крупнейшие после Холодной войны
© NATO nuotr.

- Каковы сегодня приоритеты Вашей работы?

- В центре моего внимания – главные вызовы по всем направлениям: более агрессивная Россия, готовая использовать военную силу, а также киберпространство, гибридная война, терроризм и нестабильная ситуация на Ближнем Востоке.

“Мы не рассматриваем ни одну из стран как угрозу”

- Год назад, открывая Европейский центр передового опыта по противодействию гибридным угрозам (European Centre of Excellence for Countering Hybrid Threats) в Хельсинки, вы сказали, что Россия – один из главных источников угроз, но не единственный. Как бы Вы охарактеризовали эту российскую угрозу?

- Мы наблюдаем агрессивную модель поведения Москвы: незаконная аннексия Крыма, продолжающаяся дистабилизация Донбасса, целенаправленные кибератаки на жизненно важные объекты инфраструктуры в Украине и в странах-членах НАТО, попытка вмешательства в американские выборы в 2016 году, покушение на Сергея Скрипаля и его дочь, провалившаяся попытка государственного переворота в Черногории. Список длинный. В целом, похоже, у России есть стратегия по подрыву западных демократий и согласованности в действиях Альянса и Европейского Союза.

Мы не замечаем сейчас никакой неминуемой угрозы в отношении кого-либо из союзников НАТО, но мы видим, что Россия становится более агреcсивной: она значительно увеличила свой оборонный бюджет и свое военное присутствие. Более того, Россия продемонстрировала, что готова использовать военную силу против своих соседей, например, против Украины и Грузии.

- Китай, Иран, неконтролируемая миграция, исламский террор - все это тоже угрозы? Как вы оцениваете их?

- Мы не рассматриваем ни одну из стран как угрозу, но мы сталкиваемся с угрозами по разным направлениям. И НАТО не может себе позволить такую роскошь – выбирать. В целом, нынешнее поколение сталкивается с самыми крупными угрозами безопасности. Они очень сложные, их много, и они по-разному связаны между собой. Существует терроризм, есть нарушение международных норм, кибератаки. Китай делает крупномасштабные инвестиции в военный потенциал и искусственный интеллект. Иран совершенствует свою ракетную программу и оказывает негативное влияние на регион, поддерживая террористические организации и разжигая войну в Йемене.

Это отличается от всего того, с чем Альянс сталкивался раньше, и НАТО реагирует на эту ситуацию несколькими способами. Мы повышаем боеготовность наших сил, мы наращиваем наши кибервозможности и помогаем многим другим странам укреплять свой потенциал перед лицом новых угроз.

Невозможно отрицать разногласия

- Когда дело доходит до России, очевидно, что Мадрид и Рим оценивают уровень опасности не так, как, скажем, Таллинн и Вильнюс. Можно ли это считать проблемой для Альянса?

- НАТО - это союз 29 разных стран, у каждой из которых своя история и место на карте. Поэтому естественно, что взгляды и приоритеты иногда различаются. Но трансатлантические отношения сильны, они доказали свою устойчивость. Все наши решения принимаются по принципу консенсуса: если уж мы договорились, то наши решения имеют большую силу. Это основа, на базе которой мы проводим самое крупное после Холодной войны укрепление коллективной безопасности, включая размещение четырех батальонов в странах Балтии и в Польше. Все союзники вносят свой вклад в оборону наших балтийских союзников, несмотря на свою историю и географическое положение. Многонациональная природа этих батальонов посылает четкий сигнал, что нападение на одного союзника приведет к ответу остальных союзников.

Все союзники договорились, что оборона и диалог – это основа наших отношений с Россией. Она была сформулирована на саммите НАТО в Варшаве (в 2016 году – DELFI). На этой основе мы смогли поэтапно укрепить нашу коллективную безопасность, значительно увеличить расходы на оборону и в то же время сохранить диалог с Москвой в рамках Совета НАТО- Россия и между руководителями военных ведомств. Генсек НАТО Йенс Столтенберг также регулярно встречается с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым. Такая же встреча им предстоит на этой неделе во время Генеральной Ассамблеи ООН.
Итак, да, в какой-то степени у нас разные взгляды, потому что это Альянс 29 демократических государств. Но уж коли мы что-то решили, то действуем заодно.

- Тем не менее, кажется, что трансатлантические разногласия только растут. Судя по напряженной атмосфере саммита в Брюсселе в июле этого года, есть определенная нервозность из-за политики администрации Трампа. Как это влияет на сферу разведки и безопасности?

- Невозможно отрицать, что в Альянсе существуют разногласия, например, касающиеся изменения климата, международной торговли или ядерной сделки с Ираном. Но это не ново. Между союзниками были значительные разногласия, например, перед Суэцким кризисом (1956 год – DELFI) или войной в Ираке (2003-2011 годы - DELFI). Но несмотря на них, если вы посмотрите на решения саммита НАТО в Брюсселе, то увидите, что содержание декларации было очень насыщенным. Мы согласовали новую структуру командования НАТО, усилили наши кибер- и гибридные возможности и договорились создать новую миссию по подготовке военных в Ираке. Оглядываясь в прошлое, можно сказать, что теперь у нас есть три саммита подряд - Уэльс, Варшава и Брюссель, где были приняты долгосрочные решения в ответ на ухудшение ситуации в 2014 году.

Что касается сотрудничества с американской разведкой, то я могу только сказать, что оно превосходное. США, безусловно, являются крупнейшим источником разведывательной информации для Альянса, и они с энтузиазмом поддерживают реформу в сфере разведки.

Страны Балтии – лидеры в киберобороне

- В одном из интервью вы призвали спецслужбы стран НАТО работать быстрее и лучше координировать свою работу со штаб-квартирой Альянса. Как вы оцениваете работу союзников сегодня? Есть ли еще слабые места?

- За время моего пребывания на этом посту я увидел определенный прогресс. Более тесным стало сотрудничество между военными и гражданскими службами. Это особенно важно, поскольку сегодня мы сталкиваемся не только с военными, но и с гибридными и киберугрозами. Мы создали новые подразделения, отслеживающие международный терроризм и гибридные угрозы. Многие страны поддерживают это стремление, но еще, конечно, есть над чем поработать. Спецслужбы традиционно привыкли работать в рамках двустороннего сотрудничества или небольших групп. Столкнувшись с ухудшением ситуации, с очень сложной обстановкой в плане безопасности, мы должны сотрудничать более тесно и внутри Альянса. Я убежден, что союзники к этому готовы.

- Вы несколько раз упомянули кибербезопасность. Мы знаем, что в Таллинне сейчас находится Центр передового опыта киберзащиты НАТО. В Литве есть также Национальный центр кибербезопасности. Как вы оцениваете роль балтийских стран в киберсфере?

- Страны Балтии – лидеры в сфере в киберобороны. Все три страны относятся к этому очень серьезно, учатся друг у друга. Выдающуюся роль играет Центр передового опыта НАТО в Таллинне, который проводит весьма ценную работу – он обучает, проводит учения и публикует учебные пособия, такие как Таллинские учебники.

Для НАТО эта сфера становится крайне важной. Кибератаки реальны, они представляют собой настоящую угрозу.

В последние годы НАТО приняла важные решения, направленные на противодействие этим угрозам: мы создали группы оперативной защиты кибербезопасности и постановили, что нападение в киберпространстве может спровоцировать действие 5-й статьи Устава НАТО – пункт о нашей коллективной защите. Мы защищаем наши интернет-сети 24 часа в сутки. На встрече министров обороны в июне Альянс решил создать новый центр кибергруппы НАТО, который базируется в военной штаб-квартире SHAPE (Верховное главнокомандование ОВС НАТО в Европе) в Бельгии. Практически любой кризис сегодня имеет кибер-измерение. Мы должны быть такими же эффективными в киберпространстве, как и в других сферах - в море, воздухе и на земле.

- В 2017 году батальоны расширенного передового присутствия НАТО укрепили оборону балтийских государств. Привело ли это увеличению числа разведовательных операций со стороны России в странах Балтии?

- Мы заметили усиление пропаганды со стороны России. Возможно, наиболее известный случай – сообщение, что литовскую девушку изнасиловал немецкий офицер (весна 2017 года – DELFI). Это был примитивный фейк, который повторял уже знакомые нам образцы фальшивых новостей. Литовские власти были настороже и очень быстро его развенчали.
Солдаты НАТО, участвующие в миссии расширенного передового присутствия (EFP) хорошо подготовлены к российской пропаганде и к борьбе с угрозами, связанными с разведывательной сферой.

"Обещаний от России я не слышал"

- Россия расширяет свое военное присутствие в Калининградской области. Это вызывает серьезное беспокойство в странах Балтии. В начале этого года Россия дала понять, что там размещены ракетные комплексы "Искандер". Знает ли НАТО, что на самом деле происходит в этом регионе?

- Балтийское море граничит с шестью странами НАТО и имеет жизненно важное стратегическое значение для Альянса. С 2014 года условия безопасности в регионе в значительной степени ухудшились из-за наращивания российского военного потенциала в регионе. Россия сделала Калининград одним из самых военизированных своих регионов. Она разместила там передовые морские и воздушные ракеты. Руководители стран НАТО четко дали понять в рамках Брюссельской декларации, что нас беспокоят сообщения о размещении в Калининграде ракет "Искандер", способных переносить ядерный заряд.

НАТО отреагировало на российское усиление военного присутствия размещением в регионе, в том числе в Литве, многонациональных батальонов, а также ростом числа воздушных и морских патрулей.

- Министерство обороны Литвы постоянно заявляет, что ВВС Литвы регулярно поднимаются в воздух для сопровождения российских истребителей и транспортных самолетов, которые летают между Калининградской областью и остальной частью России с выключенной системой опознования "свой-чужой", часто без согласованного плана полета. Поднимает ли НАТО этот вопрос в диалоге с Россией? Возможно ли разрешить эту проблему, которая потенциально может привести к очень опасной ситуации?

- Мы действительно замечаем рост российской военной активности вдоль наших границ, не только в балтийском регионе, но и, например, в регионе Черного моря. В ответ НАТО увеличило число своих воздушных патрулей. Самолеты НАТО поднимаются в небо сотни раз в год, чтобы сопровождать российские военные самолеты, часто в международном воздушном пространстве над Балтийским морем. Мы обсуждаем эти проблемы, связанные с авиацией, на различных форумах, на Совете Россия-НАТО, а также в рамках экспертой группы по воздушной безопасности в Балтийском море, которую принимает у себя Финляндия и где участвуют НАТО и Россия. Эта группа внесла важный вклад в улучшение безопасности в Балтийском регионе.

- Но все-таки, можно ли ожидать от России конкретных обещаний, что она будет вести себя, скажем так, более аккуратно в воздухе?

- Я надеюсь на это, но пока что ни о каких конкретных обещаниях в этом плане я не слышал.

Karališkųjų Oro Pajėgų naikintuvas Typhoon virš Baltijos jūros perima Rusijos žvalgybinį lėktuvą Il-20
Karališkųjų Oro Pajėgų naikintuvas Typhoon virš Baltijos jūros perima Rusijos žvalgybinį lėktuvą Il-20
© RAF nuotr.

- Литва ожидает от НАТО, что миссия воздушного патруля может быть превращена в миссию по противовоздушной обороне и что присутствие боевых кораблей союзников в Балтийском море будет увеличено. Оправдаются ли эти надежды Литвы?

- Балтийская противовоздушная оборона - это круглосуточная миссия мирного времени, направленная на самооборону. Любые изменения мандата миссии потребуют решения, принятого всеми союзниками. Конечно, эта деятельность регулярно пересматривается, но я не в состоянии сказать, готовы ли будут союзники принять такое решение. В то же время мы приветствуем то, что страны Балтии вкладывают средства в свою воздушную оборону.

Сначала реформы, потом решение

- Каково состояние координации в сфере безопасности и разведки с Украиной и Грузией? Эксперты в области безопасности говорят, что спецслужбы этих стран по-прежнему сильно инфильтрованы российскими шпионами. Согласны ли вы с этим мнением?

- Мы сотрудничаем с украинскими и грузинскими спецслужбами в области разведки и безопасности. В основном, мы не можем делится своими разведданными с Украиной, Грузией или любым другим партнером. Но мы можем вести диалог, например, касающийся обстановки в сфере безопасности или реформ спецслужб. Последнее крайне важно, когда речь заходит о их (Украины и Грузии – DELFI) стремлении вступить в НАТО.

- Являются ли эти страны в основном готовыми к Плану действий по членству в НАТО, и все, чего не хватает сейчас - это политического решения союзников?

- Решение предоставить План действий по членству в НАТО – это политическое решение, которые союзники принимают на основе консенсуса. На саммите в июле НАТО еще раз подтвердило, что Грузия и Украина станут членами Альянса. Мы призываем Грузию продолжать использовать все возможности для сближения с Альянсом. И этих возможностей много, например, Комиссия НАТО-Грузия, "Ежегодная национальная программа", участие в учениях "Достойный партнер" (Enhanced Opportunities Partner) и Существенный пакет НАТО-Грузия (Substantional NATO-Georgia Package, SNGP).

Точно так же, мы ожидаем от Украины, что она сосредоточится на проведении внутренних реформ, укреплении демократических институтов и верховенства права, развитии оборонного потенциала в соответствии со стандартами НАТО.

- Значит, речь по-прежнему идет не только о политическом решении?

- В конце концов, это всегда вопрос политического решения, но сейчас необходимо сфокусироваться на достижении прогресса в проведении реформ.

Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии

ЕС утвердил механизм принятия санкций за применение химоружия (27)

Главы МИД стран Евросоюза в понедельник, 15 октября,...

Британский эксперт объяснил, почему отравление Скрипалей - "последняя капля", но не последняя история "В Латгалию Путин не пойдет, а диверсии возможны" (236)

Петербургская интернет-газета "Фонтанка.ру" назвала...

TOP новостей

Самолет Пригожина покинул Литву, его починкой занималась компания Жемялиса (35)

12 октября из-за технических неполадок в Вильнюсском...

РПЦ объявила о разрыве отношений с Константинопольским патриархатом (64)

Сегодня в Минске прошло заседание Священного Синода...

Британский эксперт объяснил, почему отравление Скрипалей - "последняя капля", но не последняя история "В Латгалию Путин не пойдет, а диверсии возможны" (236)

Петербургская интернет-газета "Фонтанка.ру" назвала...