aA
Литва так и не получила достаточно ясных ответов на свои вопросы в связи со строительством в Беларуси Островецкой АЭС, утверждает министр окружающей среды Валентинас Мазуронис. По его словам, соседям не хватает сотрудничества по экологическим проблемам. Кроме того, министр в интервью DELFI отметил, что Литва будет продолжать работать над вопросом добычи сланцевого газа, поскольку это важно и нужно для страны.
Valentinas Mazuronis
Valentinas Mazuronis
© DELFI / Kiril Čachovskij

Министр окружающей среды Литвы Валентинас Мазуронис рассказал о сотрудничестве с соседними с Литвой Беларусью и Калининградской областью России по экологическим проблемам.

- Как вы вообще оцениваете экологическую ситуацию в Литве?

- Она в процессе улучшения. Если мы сравним ситуацию десять лет назад, несколько лет назад и сейчас, то, конечно, наблюдается большое улучшение. Если говорить о мусоре, свалках, то у нас было свыше 800 свалок по всей республике, сейчас мы сделали их централизованными в регионах. Вложены большие деньги в то, чтобы эти бывшие свалки были закрыты и соответствующим образом обработаны, чтобы они не были источниками загрязнения и обработаны, стали нормальными территориями. Конечно, для этого нужно время.

Если мы говорим об очистке воды, то это тоже есть во всех районных центрах. Построены специальные очистные сооружения, довольно эффективные. Если мы говорим о всей системе, то мы уменьшаем процент попадания мусора на свалки. Сейчас мы строим и в начале 2015 года должны построить девять заводов, на которых будет сортироваться мусор. В первую очередь мусор будет перерабатываться, а то, что не подлежит переработке, будет сжигаться. К 2030 году нужно стремиться, чтоб мусор на свалки вообще не попадал. Так что если мы посмотрим на все системы — воздух, воду и землю, - то, на мой взгляд, сделан существенный шаг в хорошем направлении.

- Как Литва и Калининградская область сотрудничают на Куршской косе?

- Вся Куршская коса внесена в список как единое целое. На территории Литвы и Калининградской области учреждены национальные парки и на уровне национальных парков и его руководства сотрудничество идет. Идет обмен информацией, опытом и т. д. Сложности есть в том, что отчеты и другие документы, проекты мы должны готовить как одно целое, т. е. вместе с Калининградской областью. И здесь есть проблема. На уровне парков все нормально, но когда мы выходим на высший уровень, то власти Калининградской области многие вопросы не могут решать самостоятельно. Они должны получить ответ от инстанций Российской федерации — МИД и Министерства природных ресурсов. Это очень усложняет работу, поскольку Россия большая страна, очень много бюрократических формальностей. Были случаи, когда документы по проблемам Куршской косы удавалось согласовать лишь в течение нескольких лет.

- Какие еще есть проблемы?

- К примеру, три года назад начали производить опись исключительных ценностей Куршской косы. В литовской стороны эту опись специалисты сделали и согласовали с представителями учреждений. В 2012 году этот проект обсуждался во властных структурах Калининградской области, в Дирекции национального парка и вроде бы было все нормально. По этим дискуссиям мы внесли некоторую корректуру, и в 2013 году этот проект должны были представить Комитету всемирного наследия, но так его и не послали, потому что не прошли все эти процедуры. Так и с другими общими проектами. Так что на рабочем уровне, но эти многоступенчатые коридоры согласования вносят некоторые трудности.

- Как вы смотрите на планы по строительству моста на Куршской косе?

- Я думаю, что нужно обсуждать все идеи. Я знаю, что сотрудники нашего министерства, занимающиеся охраняемыми территориями, высказываются категорически против этого моста, поскольку они полагают, что увеличится транспортный поток и эта закрытая зона станет больше транзитной, что может повредить уникальности этой территории. Это серьезный аргумент.

Конечно, если двигаться в этом направлении, то нужно все согласовать с ЮНЕСКО, чтобы был общий взгляд и не было угрозы вычеркивания этой территории из списка. Это все правильно, но, с другой стороны, у нас есть и проблемы с сообщением. По информации министерства сообщения Литвы, когда мы построим терминал сжиженного газа и газ будут подвозить большие суда, то возможны перерывы в плавании паромов. И возможны проблемы с сообщением, поэтому в этом тоже есть аргументы и их надо рассматривать. Поэтому, я думаю, что нужно все аргументы класть на один стол и ознакомиться со всеми мнениями. Но, я думаю, спешить строить, подгонять краны и забивать сваи пока не надо. Нужно дискутировать не на эмоциональном уровне, а на уровне аргументов.

- Балтийское море считается грязным. Какова сейчас ситуация?

- Балтийское море практически окружено государствами с интенсивной промышленностью и, я думаю, что когда мы говорим о строительстве таких вещей, как терминал, то это не самая большая проблема для экологии Балтики. Есть, например, оружие, которое топилось в море и представляет собой медленную бомбу. Но, на мой взгляд, самая большая проблема - это удобрения, которые сливаются через реки в море с территории всех стран Балтийского моря. Море становится местом сбора этих химических материалов, удобрений. Это очень серьезная проблема. Но нужно начинать не только с моря, но с полей, чтобы были преграды, не позволяющие химическим материалам попадать в море.

- Беларусь, Калининградская область России в плане экологии для Литвы представляют какие-то угрозы?

- Мы могли бы с этими государствами получше сотрудничать. В 2013 году мы начали обновление и пересмотр речных бассейнов в Литве и Беларуси, потому что достаточно большое количество загрязнений в Балтийское море идет от всего бассейна Немана, тут должно быть сотрудничество. Но пока, хотелось бы, чтобы оно было лучше и по достижениям, и по ходу работы. Конечно, нас интересуют и вызывают озабоченность строящиеся атомные станции в Калининградской области и Беларуси, которые строятся так близко от нашей границы. Если говорить о Калининграде, где проект АЭС вроде бы приостановили, то самая большая проблема — недостаток информации о том, что они делают, что предполагают строить. Есть информация, что там намерены уменьшить мощности, но с их стороны у нас нет официальной и достаточно ясной информации. С Беларусью немного другие проблемы. Мы никак не договариваемся о том, чтобы соблюдать конвенцию ЭСПОО, установленные ею процедуры. Это очень важный вопрос, поскольку от Вильнюса это всего в 50-ти километров и часть Литвы, включая Вильнюс, входит в опасную зону в случае, если там что-то произойдет. Поэтому мы хотели бы иметь ответы на все наши вопросы.

- Литва их так и не получила?

- На три важных блока вопросов достаточно ясных ответов мы не получили. Первый блок вопросов касается того, как было выбрано место для строительства, какие были альтернативы и почему АЭС строится так близко от нашей столицы. Второй блок касается воздействия этой станции на реку Нерис. Это тоже очень важно. Третий блок вопросов — что будет, если там что-нибудь случится, т. е. нас интересуют эвакуационные планы и т. д. Все это может влиять на безопасность людей, но белорусская сторона, видимо, думает, что мы ставим какие-то препоны. Я дал указание и на нашем сайте мы поместили все ответы белорусской стороны на литовском языке, также мы поместили там все наши претензии и вопросы, которые остались нам неясны. Так что наши вопросы каждый может почитать и сам подумать: это белорусская сторона нам не отвечает или мы сами не знаем, о чем спрашиваем. Я думаю, это белорусская сторона, не знаю почему, дает нам не до конца ясные ответы. А это значит, что мы не можем переходить к следующим позициям этого процесса, т.е. вести дискуссию с экспертами и общественностью. Несмотря на это, белорусская сторона выдала разрешение на строительство, и здесь есть такие вопросы, которые не должны так решаться между странами-соседями.

Здесь есть много вопросов - экологический, энергетический вопрос, вопрос сетей. Целый клубок вопросов, но мы со стороны нашего министерства говорим об экологических моментах и без всяких исключений это должно касаться и литовской стороны, если она будет строить АЭС. Должна быть максимальная прозрачность, максимальный обмен информацией. Конечно, есть технологии, секреты и т. д., но в принципе когда мы говорим об экологии и безопасности, не должно быть никаких секретов. Не дай Бог, хоть в одной из этих точек что-нибудь случится, мало не покажется никому. Так что должен быть общий контроль.

- Как вы смотрите на перспективу поиска сланцевого газа в Литве?

- Был первый этап конкурсов, где был лишь один участник — Chevron, компания, которая в итоге отказалась участвовать. Комиссия приняла решение, что будет новый этап конкурса, будут пересмотрены условия конкурса. В прошлый раз почему-то пришла лишь одна компания, крупная компания. Я попросил, чтобы условия позволяли принимать участие в конкурсе и компаниям поменьше. Так что мы сейчас слегка пересматриваем условия. Другой момент: мы предъявили стратегическому комитету правительства и на прошлой неделе у нас была дискуссия с добывающими в Литве нефть компаниями. Мы хотим немножко пересмотреть систему налогов и на традиционные и не традиционные углеводороды.

Закончилась дискуссия на европейском уровне, есть рекомендации Еврокомиссии, которые согласованы в Европарламентом и Советом ЕС. Так что база идет к концу. Я думаю, мы будем продолжать поиск сланцевого газа, потому что, например, в Польше это процесс идет в полную силу. Я говорил с британским министром, у них большие планы в этом вопросе. Есть другие страны, как Франция, которая остановилась, сделав упор на атомную энергетику. Для Литвы, я думаю, разведка и поиск сланцевого газа, либо нефти, очень важны. Я как министр, и министерство будем работать в этом направлении.

- У ряда людей добыча сланцевого газа вызывает опасения...

- Любая промышленность представляет опасность того, что что-то может случится. Всюду есть опасность, но когда мы говорим о сланцевом газе его разведка и добыча может производиться без ущерба для окружающей среды. Конечно, надо следить за этим процессом, делать систему контроля. Я думаю, что мы все уже сделали, все это в Литве есть и эти процессы можно и надо делать без ущерба для окружающей среды, но с большой выгодой для жителей особенно тех регионов, где эти процессы буду осуществляться.

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!

ru.DELFI.lt
|Populiariausi straipsniai ir video

TOP новостей

Выводы экспертов: на месте пожарища найдено тело стрелявшего в полицейских мужчины

Эксперты Литовского центра криминальных исследований...

Профессор: очаги коронавируса могут вспыхивать в течение одного-двух лет (57)

Сейчас много говорят о том, когда появится вакцина от...

С 2021 года жители Литвы сами смогут выбирать поставщика электроэнергии (52)

7 мая в Литве вступили в силу принятые парламентом...

|Maža didelių žinių kaina