В ход идет все, что может дестабилизировать ситуацию

- Когда начался “флирт” России и правых движений в Европе?

- Первые праворадикальные движения возникли в Европе в 20-30 годах прошлого столетия, несмотря на якобы противостояние между советским интернационализмом и европейским ультранационализмом, некоторые движения в самой Германии, которые можно считать фашистскими, видели в Советском Союзе союзника. Они считали, что Советский Союз является молодой пролетарской нацией, Германию они тоже считали молодым пролетарским государством и у них был общий враг - Запад. В то время, а мы с вами говорим о 20-30 годах XX века, Германия не считала себя частью Запада. Для тогдашних германских правых Западом были Франция, Бельгия, Великобритания, то есть те страны, которые нанесли Германии поражение во время Первой мировой войны.

Антон Шеховцов
Антон Шеховцов
© Foto: Vilniaus konsultacijos

- Какой была позиция Советского Союза?

- Скажем так, позиция этих движений встретилась с симпатией некоторых советских официальных лиц. Прежде всего советские чиновники с пониманием отнеслись, например к национал-большевикам.

- Представители подобных движений остались в Германии?

- Да, и с начала 90-ых годов прошлого века пытались влиять на политическую жизнь в стране и так же, как их предшественники сто лет назад, заискивают и ищут расположения Москвы. Пока что безуспешно. Ни в Кремле, ни в окружении близкому к нему с откровенными неонацистами дружить пока что не хотят.

- В случае дальнейшего обострения конфликта на линии Кремль – Брюссель, отношение Москвы к поддержке неонацистов может измениться? Например, для того чтобы использовать их как дестабилизирующий фактор в Германии и остальной Европе?

- Для того, чтобы взорвать Европу или Германию изнутри, совершенно необязательно использовать неонацистские движения. В той же Германии для ее дестабилизации можно использовать радикальные исламистские силы или, наоборот, левые радикальные силы. Можно все вместе перечисленные, взять и столкнуть лбами: с одной стороны неонацисты с другой исламисты или антифашисты.

Все, что может дестабилизировать европейское общество, все это является потенциальным орудием в борьбе Москвы против Запада.

- Каких целей добивается Кремль поддерживая правые и ультраправые движения в Европе и США?

- Первоначально Россия стремилась к легитимизации политического режима как в международном плане, так и для внутреннего потребления, то есть для своих собственных граждан. С 2008 года, когда начали ухудшаться отношения между Западом и Россией, возникла необходимость находить дружественные голоса в западных странах, которые высказывались, давали комментарии и таким образом легитимизировали режим Владимира Путина в России. В конечном итоге сотрудничество активизировалось, развивалось и привело к тому, что Кремль начал использовать эти связи для того, чтобы ослабить единство Европейского Союза, подорвать демократию и нанести удар по трансатлантическим отношениям.

- Цели, к реализации которых стремится Москва, одинаковые и для европейских государств, и для Соединенных Штатов Америки?

- По большей части все, о чем я только что сказал, справедливо исключительно для Европы. В США, несмотря на то, что Дональд Трамп заручился поддержкой со стороны праворадикальных сил, представители американских правых не являются настолько прокремлевскими, как их коллеги из Европы. Сторонников и настоящих друзей среди американских правых радикалов, как в Европе, России не получается найти. Помимо этого, праворадикальное движение в США все-таки слишком далеко от реальной власти.

В Европе ситуация совершенно иная - радикалы пришли к власти или могут к ней прийти в нескольких европейских государствах, поэтому не стоит удивляться, что основные усилия Россия концентрирует на здешних праворадикалах.