aA
Российский правозащитник, диссидент Сергей Ковалев, которому 13 января будет вручена первая Премию свободы, дал интервью изданию Atgimimas.
 Sergejus Kovaliovas
Sergejus Kovaliovas
© RIA/Scanpix

- Прежде всего, позвольте вас поздравить с первой Премией свободы. Что эта награда значит для вас?

- Для меня эта награда - большая честь. Мои отношения с Литвой началась давным-давно, задолго до того как я был арестован. После ареста, когда за поддержку в распространении «Хроники литовской католической церкви» и тому подобного против меня фабриковалось дело, КГБ надеялся от литовцев получить против меня достаточно доказательств.

И в ходе судебного разбирательства ожидали от ваших получить показания, которые якобы доказали бы мою вину. Тем не менее, все надежды моих преследователей с треском провалилась, потому что ни один из ваших земляков против меня не свидетельствовал. Никто! Поэтому я считаю, быть оцененным таким народом для меня большая честь. А моя деятельность была не только служением стремлению Литвы к свободе, я стоял на защите общечеловеческих ценностей.

- Каким для вас был 2011 год?

- Этот год надолго запомнится. Я думаю, что 2011 год будет оставаться важным как для России, так и мировой истории. Год был странным - это смесь стыда и надежды. (…) Немало московских журналистов в Москве лишь недавно избавились от старой рабской привычки работать на власть, однако не все. Есть и такие, для которых кажется нормальным, что наш плутоватый премьер-министр заранее назначил себя президентом и избирательная комиссия готова к подсчету голосов в соответствии с требованиями Путина. Для меня это просто позор.

Но стало стыдно и многим россиянам, и это повод для надежды. В те времена одним из наиболее важных толчков к нашей диссидентской деятельности также было чувство стыда. Было стыдно чувствовать себя частью советских людей, послушных власти насильников и лжецов.

- Вы как-то сказали, что для россиян и сегодня по-прежнему характерно сильное желание жить за счет других. Скажите, может быть, это заявление устарело? Может быть, уже есть критическая масса гражданского чувства и самоотверженной деятельности на общее благо?

- Я не могу сказать, что такой сдвиг характерен для всего общества. Зачатки гражданского общества в России присутствуют. А с другой стороны, ни в одной стране в мире ни одно общество не является полностью гражданским. На самом деле, мы не можем желать, чтобы все граждане интересовались политикой и выдвигали конкретные политические требования. Это было бы ненормально. Тем не менее, иногда общество попадает в такую ситуацию, когда молчание становится постыдным.

Когда в конце прошлого века многие люди разочаровались в новом режиме, так как многие из их ожиданий были несоразмерны, апатия охватила самые широкие слои нашего общества, и только очень немногие не опустили рук. Но после последних махинаций власти на выборах снова сложилась ситуация, когда смолчать у многих уже не получается. В том числе нельзя не заметить людей, которые всегда старались другим рассказать и показать, как жить нельзя.

Интервью печатается в сокращении - оригинал статьи

ru.DELFI.lt
Строго запрещено копировать и распространять информацию, представленную на DELFI.lt, в электронных и традиционных СМИ в любом виде без официального разрешения, а если разрешение получено, необходимо указать источник – Delfi.
|Populiariausi straipsniai ir video

TOP новостей

Украинцы считают Литву страной мечты – и вот основные причины (214)

В Украине любят Литву . Украинцы хвалят нашу страну,...

Президент: 200 млн евро компенсации за эмиграцию – твердая победа Литвы (59)

Президент Литвы Гитанас Науседа заявляет, что...

Агентство Bloomberg объяснило аномальную теплую зиму (1)

Ученые в США посчитали, что отсутствие холодных ветров...

|Maža didelių žinių kaina