aA
Глава международной комиссии по оценке преступлений нацистского и советского оккупационного режимов Рональдас Рачинксас называет правильной идею польских политиков о том, что окончание боевых действий во Второй мировой войне нужно отмечать не в Москве, а других европейских столицах. По его словам, Россия и сегодня продолжает жить категориями ВМВ.
Maskvoje vyko 1941 metams paminėti skirtas karinis paradas
Maskvoje vyko 1941 metams paminėti skirtas karinis paradas
© RIA/Scanpix

Напомним, что президент Польши Бронислав Коморовский намерен 8 мая провести церемонию по случаю 70-летия победы во Второй мировой войне на мысе Вестерплатте близ Гданьска. На это мероприятие он намерен пригласить европейских лидеров. Глава польской дипломатии в свою очередь в интервью радиостанции RMF FM заявил, что не понимает, почему "все так привыкли к тому, что Москва - это место, где празднуют окончание военных действий". По его словам, мероприятия в этой связи должны проходить в Лондоне или Берлине, поскольку это было бы естественнее. В Москве слова польского политика посчитали попыткой подвергнуть сомнению итоги Второй мировой войны.

"Я абсолютно согласен с высказанным министром иностранных дел Польши мнением, - отметил к в разговоре с DELFI Р.Рачинскас, комментируя ситуацию. - 10 лет назад, когда отмечалось 60-летие окончания ВМВ и обсуждали ехать ли тогдашнему президенту Литвы Валдасу Адамкусу на празднование в Москву, шла похожая дискуссия. Даже тогда, когда не было ни Крыма, ни Украины, ни других действий России, я утверждал, что в политическом и моральном смысле неправильно отмечать окончание ВМВ там, где она, по сути, началась 23 сентября 1939 года. Имея так же в виду, что Россия ни тогда, ни сегодня не признает преступлений сталинизма и советского государственного режима.

- Однако Россия отмечает не окончание ВМВ, а победу в Великой отечественной войне...

- Я это понимаю и понимаю чувства россиян, чувства России, которая понесла, наверное, больше всего жертв из всех участвовавших в войне стран. Но, склоняя перед ними и их потерями голову, признавая вклад этих людей в победе над фашистской Германией, я бы хотел, чтобы и сама Россия поняла, знала историю своей страны, почему было столько жертв и как с русским народом и другими народами себя вел советский тоталитарный режим. Никто не отвергает и не опровергает, но нужно говорить об этом в более широком контексте.

Ronaldas Račinskas
Ronaldas Račinskas
© DELFI / Šarūnas Mažeika

Западные союзники в Европе, которые также воевали и освобождали Европу от нацизма, после войны развивались в нормальном демократическом ключе, в то время как другая часть Европы якобы была освобождена от фашизма, но, по сути, была оккупирована советским тоталитарным государством. В этих странах была советская тоталитарная диктатура, как в СССР, так и в марионеточных государствах Восточной Европы. Об этом также нужно говорить. И когда речь идет о ВМВ, нужно всегда помнить не только о 1941-м годе, но о том, что война началась в 1939 году.

С 23 сентября 1939 года до 22 июня 1941 года в начавшейся Второй мировой войне СССР и нацистская Германия воевали как союзники. Сначала это была атака против Польши, были оккупированы другие территории — страны Балтии, Буковина, Бессарабия. Это мы должны знать и понимать. Лишь после этого нацистская Германия напала на СССР и поменялись его партнеры. Это не признается. Действия 1939 года представляются как якобы нормальные, хотя, я думаю, что это самая настоящая фальсификация истории - не говорить о том, сколько было жертв до 1941-го года.

- Вторая мировая война, в России Великая отечественная война, является одной из основ нынешней идеологии России. Вы полагаете, что в данный момент Россия может как-то иначе смотреть на эту проблему? Почему на все попытки посмотреть на историю войны шире Россия реагирует резко, как мы видим и по последней реакции МИД РФ на мнение польского министра?

- Это вполне понятно. Еще в своей статье десятилетней давности я вполне четко изложил мысль, что чем дальше, тем больше российская историческая память о ВМВ (или как она называется в России — Великой отечественной войне) становится источником политического единения в самой России. И в нынешней России не так много таких объединяющих основ. ВМВ - один из этих ключевых моментов. Вокруг этого нарратива и формируется идентичность российского государства и российских граждан.

Как это представляется? Если речь ведут о ГУЛАГе, жертвах, то в каком-то смысле говорят, что были нарушены права людей, были невинные жертвы, но утверждают при этом, что именно это позволило России из отсталой аграрной страны (какой она была до революции, а, точнее, переворота 1917 года) превратиться в мощную державу, победить в ВМВ и т.д.

Что таким образом говорят обществу? Что нынешний очень далекий от демократического и на самом деле авторитарный режим, формирует взгляд, согласно которому во имя каких-то мифических целей — «русского мира», мощи, которую мы демонстрируем в мировом масштабе, - мы можем нарушать права человека, ограничивать свободу человека, сажать в тюрьму по политическим мотивам и т.д. Сейчас в России экономика рушится, уровень жизни понижается, но все это делается во имя старого и нового мифа о мощи. Это, я думаю, несправедливо по отношению к самим гражданам России.

- Если вспомнить высказывания того же Гжегожа Схетины о том, что Освенцим освободили украинцы, то канцлер Германии Ангела Меркель потом подчеркнула, что этот концентрационный лагерь освободили все же советские войска. Готовы ли европейцы к смене своего взгляда на ВМВ?

- За последние 10 лет мне пришлось немало работать и в Литве, и в международном масштабе, рассказывая о соответствующей оценке преступлений советского тоталитарного режима. И одним из тормозов в оценке этих преступлений в данный момент и является главенствующий нарратив о причинах и последствиях ВМВ, который до сих пор, к сожалению, остается очень близким к советскому, российскому.

Назовем это нарративом одного зла, согласно которому было одно зло, и всякий, кто когда-либо с ним сражался оценивается положительно и любая оценка других преступлений называется чуть ли не фашизмом. Такой риторикой Россия и пользуется. Все, что происходит в Литве, странах Балтии, Польше, когда поднимается вопрос о соответствующей оценке преступлений советского режима и памяти о его жертвах, осуждении этого режима, называется ревизией истории и неофашизмом. То же самое происходит в отношении Украины. Нынешняя риторика России, по сути, показывает, что она и дальше воюет в этой Второй мировой войне: есть фашисты, а все остальные — антифашисты. Себя Россия причисляет к антифашистам, а все те, кто против антифашистов автоматически становятся фашистами. Получается такая игра.

- Как, по вашему мнению, выглядят высказывания главы польского МИД в контексте Украины? Есть мнения, что сейчас не время говорить об этом, что вы думаете, актуален ли в контексте событий на Украине нарратив ВМВ?

- Я думаю, что это исключительно важно в нескольких смыслах. Во первых, как началась Вторая мировая война? В результате того, что мировое сообщество потворствовало агрессору. Рисовало какие-то красные линии, которые перешагивались и в конце концов это превратилось в самую кровавую в истории мировую войну. Мы должны знать, понимать и учиться у своей истории и не повторять сделанных ранее ошибок.

Во-вторых, Россия представляет происходящее на Украине в идеологическом смысле чуть ли не как в ВМВ. Россия себя представляет как члена антигитлеровской коалиции, борца со злом и фашизмом, а тех, кто высказываются против преступлений и политики СССР, и даже политики нынешней России, сразу называются фашистами, зная при этом, что для западной цивилизации означает слово «фашист», преступления и жертвы фашизма (им сложно представить что такое советские преступления, они их не перенесли). На этом играют и речь идет не о том, что лучше, а что хуже.

И последнее, что я хотел бы подчеркнуть, говоря о торжественном параде 9 мая в Москве. Я не представляю, как в таком контексте сколько-нибудь мыслящий и уважающий себя политик зарубежного государства или дипломат сможет участвовать в этом параде, где должен принять участие лидер Северной Кореи или его представитель. Совершенно непонятно, с кем хотят отмечать окончание Второй мировой войны! Вполне вероятно, что в Москве соберутся диктаторы схожего уровня — лидер КНДР, будет глава Беларуси, может быть из Кубы и Венесуэлы приедет кто-нибудь. И какой представитель западных страх смог бы в такой компании отмечать важную дату в таком контексте?

Главное же в том, что Москва могла бы отмечать эту дату, если бы вела себя как Германия, которая признала свою вину, где уже выросло несколько поколений соответствующим образом воспитанных граждан Германии, которые и сейчас чувствуют свою моральную ответственность за ту войну. К сожалению, ни политическое руководство России, ни граждане России такой моральной ответственности за ту войну за собой не чувствуют. В этом проблема и разница в оценке этих двух тоталитарных режимов в самих странах, где эти режимы появились.

ru.DELFI.lt
|Populiariausi straipsniai ir video

TOP новостей

За прошедшие сутки в Литве установили 32 новых случая коронавируса (71)

За прошедшие сутки в Литве установили 32 новых случая...

Литовец в Англии: не осталось мыла, макарон, туалетной бумаги (48)

"Я считаю, что кризис отчасти вызван тем, что люди...

Торговые центры в Литве во время карантина увеличат зарплаты работников на 10% (8)

Торговые центры в Литве намерены платить надбавки...

|Maža didelių žinių kaina