Министр иностранных дел Линас Линкявичюс запомнит председательство Литвы в Совете ЕС и саммит в Вильнюсе как один из самых больших уроков, который учит, что при решении геополитических задач нужно должным образом оценить подготовку соперника и сплотить мощности.
Linas Linkevičius
© DELFI / Tomas Vinickas

По словам министра, решение Украины не подписывать соглашение об ассоциации в Вильнюсе открыло глаза и показало реальность – Россия яростно борется за свои цели и использует далеко не самые красивые методы.

"Это показало реальную ситуацию, геополитическую ситуацию, а также инструменты и орудия оппонирующих сил", - сказал Линкявичюс в интервью DELFI.

- Председательство Литвы в Совете ЕС затмило Восточное партнерство, а в этом контексте больше всего говорят об Украине. Однако Восточное партнерство - это шесть стран, из них лишь две - Грузия и Молдова - идут вперед. По Вашему мнению, есть ли будущее у Восточного партнерства?

- Да, у него есть будущее. Быть может, эмоционально кто-нибудь пытался сказать, что саммит в Вильнюсе был неудачным, но я так не думаю. Когда проходила процедура парафирования соглашений об ассоциации Молдовы и Грузии, их телевидение в прямом эфире показывало этот процесс своим гражданам. Это была всего лишь техническая процедура, но в Молдове и Грузии это было как стратегический перелом в истории. Для них это было необычайно важным событием. Уже лишь поэтому утверждать, что саммит неудачный – нельзя.

Если вообще говорить о качественных изменениях Восточного партнерства, то мы должны признать, что даже Украина приблизилась к Европе. Я говорю не о руководстве, говорю о самой Украине, тех людях, их гражданской позиции, активности, которой после Оранжевой революции в Украине почти не видели. Это показало реальную ситуацию, геополитическое положение, инструменты и орудия оппонирующей стороны.

А будущее есть: в 2015 г. в Риге состоится следующий саммит, его уже сейчас проектируют. Еще хочу прибавить, что в деятельность Восточного партнерства нам удалось включить и другие сегменты, не только политическую верхушку.

К примеру, на бизнес-форуме собралось больше предпринимателей: вместо 300 приехало 600. Наконец, аккредитированных журналистов было больше тысячи. Это показывает большой интерес, в мировых СМИ очень много комментариев. Трудно даже представить, сколько мировых агентств и телевидений интересовалось этими событиями. Ажиотаж был большим.

Сколько все это будет продолжаться, не могу сказать, я бы сказал неправду, если бы сказал, что Восточное партнерство ждет большой успех. Успех сам по себе не приходит, нужно работать, уделять внимание, должны извлечь уроки, поскольку мы явно не оценили другие страны, которые не хотят успеха этого процесса, не хотят признать выбор наших партнеров. И не только не хотят признать, но и всеми способами и не совсем корректно стараются помешать. Из этого надо извлечь урок.

- Если говорить в общем, были ли для европейских политиков эти инструменты, которые применяла Россия в отношении Украины, новыми? Удивились ли они?

- Трудно сказать, было ли это абсолютно новым, поскольку подобные меры применялись и прежде. Хочу напомнить грузинскую минеральную воду и молдавское вино. Когда перешли к украинскому шоколаду и литовскому сыру, у многих открылись глаза, поскольку это уже не было одиночным эпизодическим методом, было видно, что это систематическое орудие политики.

Настроения стран ЕС отражает Европарламент. Конечно, ЕП - не исполнительная власть, их позиция не всегда отражается в политике, проводимой Еврокомиссией, но дискуссия о методах, применявшихся против Литвы, показала, что мы можем быть едиными. И что мы едины, другая сторона к этому также серьезно относится.

Если раньше одиночные ходы в адрес небольших стран оправдывали себя, то сейчас ситуация иная. Раньше не то что бы никто не обращал внимания, просто это внимание не было настолько важным, чтобы что-то изменить. Поэтому эти методы оправдывали себя. Но увидели, что это может вызвать единую реакцию.

Когда у границы безо всяких объяснений останавливали наши легковые автомобили, мне неоднократно доводилось общаться с комиссарами ЕК. Сейчас есть система, которая действует без дополнительных побуждений. Если что-то подобное случилось бы снова, я даже не сомневаюсь, что сразу включился бы механизм, какой должен работать.

Все повернулось в сторону реализма. Я не говорю, что позиция Европы стала жестче или тверже (хотя и об этом надо говорить), а о том, что есть предпосылки к переменам позиции. И это появилось не без нашего участия, не без нашего вклада.

Наша роль была очень важной и как председательствующей страны и как одной из стран, чьи интересы напрямую были нарушены.


- Однако продукция не всех литовских молочных компаний свободно идет в Россию.

- Но литовские молочники стали искать иные рынки, как мы и прогнозировали. Поскольку рынок это такое дело: есть спрос, есть предложение, фактор риска. Если риск превышает допустимые нормы, то поставщики и производители ищут иные рынки, что практически и произошло.

- Какими будут практические последствия парафирования ассоциативного соглашения для Грузии и Молдовы? Будут ли они вообще?

- Сразу же ничто особенно не изменится, но мы говорим о сложном процессе. Сейчас, когда соглашения парафированы, будет проходить подготовительная работа с экспертами ЕК, будут переводить документы. Одним словом, до подписания ждет долгая кропотливая работа. Но реально мы надеемся, что до осени этот процесс завершится и обе страны смогут подписать.

Если подпишут, мы договорились, что после парафирования в ЕП и в национальных парламентах этих стран (не ждать ратификации парламентами всех стран ЕС), соглашение начнут осуществлять.

Иными словами, откроется свободный рынок. Несложно посчитать, сколько это принесет пользы, когда перед такими странами открывается миллиардный рынок. И не самых бедных стран: они в мировом масштабе создают общий ВВП, их общий ВВП на одного жителя - самый большой. Значит экономические связи, свободная торговля должны стимулировать экономику.

- Однако бизнес обычно говорит, что попасть на европейский рынок со своей продукцией, неважно, хорошая ли она, сложно, поскольку европейский рынок переполнен и разделен между существующими игроками?

- С нами было то же самое, но мы получили от этого пользу. В конце концов, возьмем Украину, в отношении которой еще действуют предложения руководства ЕС. Украина знает об этом, ее руководители знают, только удивляют их комментарии – выдуманные и такие несправедливые.

К примеру, популистские заявления о том, что им нужно будет узаконить однополые браки. Я слышал, как премьер говорил с трибуны во время митинга. Выдуманы и некоторые цифры, если говорить об экономике, они ничем не обоснованы.

Украина - огромная страна, в ней 46 млн. жителей. Если открывается рынок, то только благодаря свободной торговле с Европой за десять лет ВВП Украины увеличился бы примерно на 6%. Подобным образом увеличилась и средняя зарплата, поскольку увеличился бы торговый оборот и денежные потоки в экономику.

Но, конечно, я говорю о десятилетии. А если говорить о годе, то только из-за торговых тарифов, которые сейчас действуют, теряют 0,5 млрд. евро.

Важны и вопросы, которые поднимают ЕС и международные финансовые ведомства, обещающие помощь Украине. Украина должна взять на себя обязательство модернизировать экономику. Если этого не будет, какой бы путь она не выбрала, она окажется перед лицом большого кризиса. Это очевидно. Если выберут путь модернизации, то продукция будет более конкурентоспособной.

Чтобы попасть на на европейский рынок, нужно, чтобы продукция была конкурентоспособной в плане цены и расходов. Этого можно достичь и при помощи дешевой рабочей силы, но важно и качество. Мы должны оценить эти факторы в долгосрочном периоде, поскольку через месяц, два, три эффекта не будет.

Сейчас выбор простой: или европейский путь модернизации, повышения конкурентоспособности и направление финансовых потоков, а не проедание, на побуждение экономики, или иной путь – оставаться в той же системе, в которой находится сейчас. Этот путь пока выиграл. По крайней мере в плане руководства Украины.

- Насколько с реальностью связаны утверждения России, что в Россию после подписания Украиной договора об ассоциации с ЕС хлынули бы дешевые товары из Европы?

- Эти утверждения безосновательны, поскольку это не связано. Есть торговые соглашения, которые регулируют такие вещи и так упрощенно не происходит. Это популистские заявления, такого не было бы.

Хочу обратить внимание, что говорилось и об убытках, которые принесло бы подписание соглашения с Европой, о необходимости их компенсации, но на самом деле эти потери - не результат подписания соглашения, а потому, что третья страна (Россия – DELFI) искусственно вводит ограничительные меры, экономические санкции. О том, что Россия ввела бы ограничения, которые называет оборонительными, говорилось даже публично.

Украинская промышленность сильно интегрирована с Россией. Если не ошибаюсь, 60% промышленных предприятий связаны с Россией. Но ведь никто не обязывает расторгать эти связи после подписания соглашения, тем более, что это даже не членство в ЕС, а ассоциативное соглашение.

Но эмоционально это действует: начиная с однополых браков, которые якобы станут обязательными, и заканчивая миллионами безработных, которые появятся из-за соглашения с ЕС. Так пытаются настроить граждан Украины против ЕС, но, как мы видели, не всегда удачно.

- Украина ярче показала обострение геополитического окружения, поскольку Россия была готова к ярой борьбе. Недавно публично прошлась новость о дислокации "Искандеров-М" в Калининградской области - у границы с Литвой. По Вашему мнению, что это означает?

- Нагнетание напряжения не повышает взаимодоверия, это факт. А размещение ракет у границы также не дает дополнительного доверия. Я бы прибавил, что это разбрасывание денег. Если России не на что тратить денег, только на такое, это ее решение, но это разбрасывание денег.

Мы находимся в достаточно безопасном окружении, являемся членами сильнейшего в мире Альянса, у нас нет никаких оснований для страха. Подобное не может изменить стратегическую ситуацию. Но это не увеличивает взаимодоверие, не дает ясность в отношениях, уверенности. Только такой эффект это дает. И он отражает общую ситуацию.

Если в свободной дискуссии и на рынке свободных аргументов не умеют побеждать, то используют другие меры. И эти меры иногда кажутся не совсем подходящими, но их используют. Я вернусь к тому, что нужно вынести урок, и что единство Европы - это очень важно. Если Европа едина, ее позиция ясная и консолидированная, то сопротивляться этому сложно. Если Европа не едина, позиция раздроблена, если национальные интересы ведут в разные стороны, то общая позиция слабая.

Строго запрещено копировать и распространять информацию, представленную на DELFI.lt, в электронных и традиционных СМИ в любом виде без официального разрешения, а если разрешение получено, необходимо указать источник – Delfi.

TOP новостей

Рог изобилия опустел: правящие внесли новое предложение по "детским" деньгам (44)

Щедрые обещания увеличить детские деньги обернулись...

Новый рейтинг: "крестьяне" теряют позицию, наметился лидер (52)

Новые рейтинги партий в Литве показывают, что лидером...