aA
В конце августа заканчивает свою работу на посту генерального консула Литовской Республики в Санкт-Петербурге Дайнюс Нумгаудис.
Дайнюс Нумгаудис
Дайнюс Нумгаудис
© Фото Генерального консульства Литвы в Санкт-Петербурге

Он возглавил дипломатическое представительство Литвы в городе на Неве в августе 2015 года. Примечательно, что 54 –летний Д. Нумгаудис не является карьерным дипломатом – в 1991 году он окончил исторический факультет Литовского университета эдукологии и является профессиональным педагогом-историком.

Тем не менее, по мнению многих петербуржцев, знакомых с работой генконсульства Литвы за последние 5 лет, господин Нумгаудис является наглядным воплощением максимы "человек на своём месте". Именно в этот период времени литовская культура, искусство и наука были представлены в Санкт-Петербурге наиболее полно. Сотрудники литовского
генконсульства, включая самого генконсула, участвовали во многих выставках, концертах, гуманитарных акциях – от торжественного вручения паспортов ЛР этническим литовцам до возложения венков и траурных молебнов в годовщины ссылок литовцев в 1941-1953 г. и драматических событий января 1991 года.

А в 2019 г. Генконсул Литовской Республики стал дуайеном дипломатического корпуса в Санкт-Петербурге, представляя, таким образом, не только свою страну, но и всех аккредитованных здесь генеральных консулов.

За несколько дней до своего отъезда из Санкт-Петербурга Дайнюс Нумгаудис дал большое интервью журналистке Анастасии Ивановой специально для ru.Delfi.lt.

- Господин Нумгаудис, приходилось ли вам бывать в Ленинграде-Петербурге до того, как вы возглавили здесь Генеральное консульство Литвы?

Впервые я приехал в этот город - тогда еще Ленинград - в сентябре 1987 года. ВУЗ, где я учился и институт им. Герцена были, можно сказать, побратимами и каждый год обменивались делегациями. В тот год мы приехали большой делегацией и с концертами, человек 80. Среди других событий я запомнил посещение на Казанском кладбище в Пушкине могилы нашего поэта Юлюса Янониса. Когда же я приехал сюда работать, то нам удалось ее отыскать. Могила была заброшена, мы ее привели в порядок, обновили надписи на памятнике. И теперь это стало местом, куда приезжают делегации из Литвы, а в день Всех Святых собираются местные литовцы, которые не могут посетить могилы своих близких.

Второй раз я приехал в Петербург, когда уже работал в Министерстве образования и науки. Вместе с ректором, госпожой Вербицкой (Царство ей Небесное!) мы открывали Центр Балтистики в Санкт-Петербургском университете.

Но в общей сложности, наверное, я был здесь от силы дней пять, и все, можно сказать, началось «с нуля».

Дайнюс Нумгаудис
Дайнюс Нумгаудис
© Фото Генерального консульства Литвы в Санкт-Петербурге

- Говорят, что с Петербургом сложно ужиться – город не каждого принимает. Как складывались ваши отношения с этим городом на протяжении 5 лет? Какое ваше главное впечатление от мегаполиса с населением почти в 3 раза больше Литвы?

- Значит, меня город принял. После прибытия в первые же выходные пошел прогуляться. И сразу понял, что это мой город! Мне очень понравились люди, здесь было интересно и комфортно. Хотя, я конечно понимаю, какие трудности испытывают в повседневной бытовой жизни петербуржцы, жители такого огромного мегаполиса. Жить в Петербурге будучи Генеральным консулом, конечно, гораздо легче…

- А какие чувства вы испытываете пять лет спустя, покидая пост главы дипломатического представительства в Санкт-Петербурге?

- Прежде всего - радость. Конечно, уже очень хочется домой! Ведь я ехал на три года, а потом срок увеличился до пяти лет. Второе чувство – удовлетворение от исполненного долга, потому что удалось сделать больше, чем задумывалось и планировалось. Есть чувство гордости за страну, потому что я вижу, что друзей у Литвы в Петербурге очень много. А это дорогого стоит. Потому что понять и принять другую страну, это довольно-таки сложная задача.

- Обычно пост генерального консула или посла страны – завершение дипломатической карьеры, однако у вас это было первым назначением. Вы же по образованию – педагог, а не кадровый дипломат. Как вы оказались на столь высоком посту? Почему согласились?

- В это время была очень сложная ситуация во взаимоотношениях с Россией, Генеральное консульство в Петербурге полтора года не имело руководителя. Наверное, в это время нужен был нестандартный подход к назначению. Когда я получил это предложение, оно мне показалось очень интересным, после почти 19 лет работы в Министерстве образования хотелось перемен. Боязни не было, я чувствовал себя вполне готовым к такой работе - когда работал статс-секретарем министерства образования и науки Литвы, частью моей работы были и международные отношения, протокольные мероприятия, вопросы образования литовцев за рубежом, посещая разные страны была возможность наблюдать за работой литовских диппредставительств. 15 лет я был членом Межправительственной литовско-российской комиссии по сотрудничеству, три каденции - членом национальной комиссии ЮНЕСКО, занимался подготовкой председательства Литвы в Евросоюзе.

Генеральное консульство Литвы в Санкт-Петербурге
Генеральное консульство Литвы в Санкт-Петербурге

Вообще-то Санкт-Петербург, это такой город, куда руководителями Генконсульств назначаются разные люди и необязательно кадровые дипломаты. Среди генеральных консулов есть бывшие члены и вице-спикеры парламентов, бывшие послы и министры - страны выказывают уважение Санкт-Петербургу такими назначениями. Дипкорпус в Петербурге очень сильный. Мы интересуемся друг другом и странами, которые представляем, дружим, общаемся между собой, друг друга поддерживаем. Такая вот «дипломатическая община» - это один из плюсов, который я почувствовал, работая здесь.

- Очевидно, одним из факторов, повлиявшим на ваше назначение, было блестящее знание русского языка?

- Большое спасибо! (смеется) Если честно, я пытался не забывать русский язык и наверстывать упущенное. Какие-то навыки неизбежно теряются со временем, потому что лет 20 до этого у меня не было публичных выступлений на русском языке.

Бесспорно, знание языков вообще очень помогает в жизни, а в работе дипломата это несомненный плюс и огромная помощь. И не только в работе, но и в повседневной жизни, в общении с людьми и, в общении с официальными лицами, отвечая на вопросы журналистов, работая с интересантами – здесь знание языка переоценить невозможно.

- Пару слов о команде, с которой вам довелось работать. Вы сами подбирали людей, или это уже был какой-то коллектив? Как удалось добиться такой слаженной работы?

- Должен сказать, что я очень рад за команду, которая здесь работала. Дипломатическая служба устроена так, что люди в одном месте работают три, максимум четыре года. Большого влияния на подбор кадров нет, так что ротация идет своим чередом. Я всегда был в этом плане фаталистом, и на любом месте, где мне доводилось работать, никогда не пытался делать так, чтобы рядом со мной были люди мне знакомые, или мои друзья. К счастью, «карты легли» так, что всеми я был очень доволен. С их стороны это было не только исполнение своего долга, но и работа команды с идеями, поддержкой, большим количеством предложений. Это была не работа «от А до Я», а намного больше, как я и привык работать. Должен признаться, что мне повезло, здесь работали отлично подготовленные специалисты своего дела и просто очень хорошие люди. И отношение людей к сотрудникам Генконсульства показывает, что работа дипломатической службы Литвы находится на очень высоком уровне.

- Вы уже раньше отметили, что начало вашей работы в Петербурге совпало с периодом резкого ухудшения отношений между Россией и Западом и Литвой в частности. Сказалось ли это каким-либо образом на деятельности генерального консульства?

- Конечно, политическая составляющая всегда влияет на работу, на приоритеты. После 2014 года создалась новая ситуация. Когда я приехал в конце 2015 года, уже было понятно, как ведут себя обе стороны в новой реальности. Конечно, это дало новые акценты в работе, но все-таки я должен сказать, что мы всегда пытались нести определенный месседж о своей позиции. Пытались действовать в довольно сложных условиях глобальных отношений. Но дипломаты для того и существуют, чтобы работать в любой обстановке, в любой ситуации. Поэтому они и наделяются особенными правами и привилегиями, потому что должны понимать, что и где говорить, как действовать. Но с другой стороны мы тоже понимаем, что иногда становимся частью всего процесса, и не все зависит только от личности дипломата.

Протокольная часть, это очень важная часть жизни дипломата. А сейчас у меня, как дуайена дипломатического корпуса Санкт-Петербурга, таких протокольных мероприятий и поручений было больше. И это тоже очень интересный опыт, который не каждому руководителю консульского учреждения или диппредставительства в жизни удается испытать. Я очень рад, что мне это удалось.

Торжественное вручение паспорта гражданину Литовской Республики правнуку  ссыльного литовца Ивану Панову
Торжественное вручение паспорта гражданину Литовской Республики правнуку ссыльного литовца Ивану Панову
© Фото Генерального консульства Литвы в Санкт-Петербурге

- Во время Вашей каденции в дипкорпусе Санкт-Петербурга закрылись два консульства - Великобритании (оно располагалось около Смольного) и США, которые вообще были вашими соседями. Какие были ваши чувства?

- Как я уже говорил, дипломат должен быть готов ко всему. Дипкорпус – живой организм. Некоторые консульства закрываются, другие открываются. Но в данном случае это было отголоском большого дипломатического кризиса. Мы пытались поддерживать своих друзей и коллег. С «соседом», генконсулом США Томасом Лири и его супругой Рэйчел у нас были очень тёплые отношения. Мы начинали почти в одно время - он приехал за два дня до меня. А бывший Генконсул Китая приехала через неделю. Мы на всех протокольных мероприятиях стояли рядом и смеялись, что место Литвы между Америкой и Китаем.

С Томасом, как и с эстонским коллегой Яанусом, который должен был покинуть страну, успели попрощаться почти «бегом». Конечно, очень печально, когда с твоими друзьями и коллегами происходит такое. Но дипломат должен быть готов ко всему, как в балладе Александра Кочеткова «и каждый раз навек прощайтесь, когда уходите на миг».

- Вернёмся к событиям в Литовской Республике. Пять лет – срок большой и на него выпало огромое количество событий, начиная от осложнения отношений между странами, о чём мы с Вами уже говорили. Затем 100 –летие восстановления Государственности, 30-летие восстановления Независимости, выборы нового президента Республики. А в самом конце вашего консульского срока случилась пандемия коронавируса. Как вам работалось в этой круговерти событий, многие из которых нельзя было предусмотреть. Расскажите, какие эпизоды вам запомнились больше всего – забавные, неожиданные, или, может быть, грустные?

- Кроме того, о чем вы упомянули, у нас были и другие события – выборы в Сейм, выборы в Европарламент. Мы отмечали 25-летие установления дипломатических отношений между Литовской Республикой и Российской Федерацией, 100-летие Мирного договора между Литвой и советской Россией. Мы еще раз вчитывались в текст этого Договора, который очень интересно читать в нынешней ситуации. Конечно, самым важным событием было 100-летие восстановления Государственности. Мы не просто провели торжественный дипломатический приём – у нас была целая серия мероприятий, причём не только с литовской стороны, но также и с российской.

Во время празднования мы уделяли большое внимание литовской общине Санкт-Петербурга, истории жизни литовцев в этом городе. Были большие выставки в Российской национальной библиотеке, библиотеке РАН, Центральном государственном архиве литературы и искусства. В Шереметевском дворце в течение ста дней была огромнейшая выставка «Литва Мстислава Добужинского», которой мы особенно гордимся. Эта выставка, которую организовали Национальный художественный музей, Национальная библиотека им. М. Мажвидаса и Музей кино, театра и музыки Литвы потребовала больших материальных затрат и человеческих усилий для того, чтобы она прошла на достойном уровне и на ней были бы представлены уникальные экспонаты. Рисунки, эскизы и театральные декорации Добужинского касались, в том числе и Санкт-Петербурга. Автобус, который привёз экспонаты, не влез во дворик консульства и нам пришлось в экстренном порядке проводить электричество, чтобы внутри поддержать требуемую температуру. Сейчас вспоминая об этом, смеёмся, но тогда было не до смеха.

В общем, было много интересных эпизодов, но, в принципе, конечно, столетие восстановления государственности было праздником не только для нас. Мы подсчитали, что поздравить нас пришло более тысячи человек, и для того, чтобы всё прошло на достойном уровне, пришлось как следует вложиться. Что было непросто, учитывая наши ограниченные финансовые ресурсы. И, как говорят иногда разные начальники (да и я сам тоже говорил): «С деньгами любой может, а ты попробуй это сделать без денег!» (смеётся).
Должен сказать, что у нас получилось.

И ещё одно событие, которое повлекло некоторые последующие наши действия – причисление к лику блаженных архиепископа Теофилюса Матулёниса. Как известно, он четверть века жил в Петербурге. Это был человек уникальной и очень сложной судьбы. И мы всегда с радостью наблюдаем и благодарим местные власти за то, что они каждый год выделяют деньги на восстановление справедливости, в данном случае – на восстановление храма, который он строил, но так и не успел закончить. Нам удалось поставить памятную доску внутри этого здания, и мы с большой надеждой ждём, что, наверное, в течение двух лет справедливость восторжествует. И как это делают в Литве – перед тем, как закончить строительство нового дома, над кровлей всегда устанавливают венок. И мы надеемся, что венок из дубовых листьев будет установлен и нам храмом, который сто лет назад строил Теофилюс Матулёнис.

Открытие памятной доски Блаженному Теофилюсу Матуленису
Открытие памятной доски Блаженному Теофилюсу Матуленису
© Фото Генерального консульства Литвы в Санкт-Петербурге

- Вы говорите о Храме Святейшего Сердца Иисуса? Это в двух шагах от моего дома.

- А, ну вот видите!..

- Ещё об одном аспекте пандемии коронавируса. С российской точки зрения, географической особенностью Литвы является то, что это – транзитная территория на пути из эксклава к основной части РФ. Я знаю, что консульству пришлось приложить огромные усилия для того, чтобы разрулить ситуацию с проездом россиян через территорию Литвы. Как вам это удалось справиться с этой проблемой?

- Если говорить о пандемии вообще, то надо признать, что Литва успешно (стучит по столу) справилась с этой напастью. Мы среди пяти самых успешных стран, прошедших этот период. Конечно, мы сейчас думаем о том, что делать, если будет вторая волна. Правительством было очень многое сделано, я очень рад, что не забыли и сферу культуры, так как туда тоже пошли дополнительные вливания.

Но специфическая роль генеральных консульств в Петербурге и Калининграде и нашего посольства в Москве, это обеспечение транзита. Литва изо всех сил, даже в этих сложных условиях соблюдала договор между Евросоюзом и Россией о бесперебойном транзите поездов. И пока по требованию Роспотребнадзора РЖД не закрыли движение этих поездов, мы это исполняли. Мы очень рады, что 1 июля, после двухмесячного перерыва поезда возобновили движение. Конечно, там есть определенные ограничения по численности и т.п., но все-таки это началось и будем вместе смотреть, как это сделать, чтобы тем, кто хотят попасть в Калининград, было как можно меньше дискомфорта при пересечении территории Литвы.

- В консульский округ входит не только Петербург и Ленинградская область, но практически весь Северо-Западный регион. Расскажите о своих поездках – где удалось побывать, что запомнилось?

- Тут, конечно, по-разному складываются отношения и сейчас, когда больших экономических связей нет, хотя абсолютные цифры не такие уж и маленькие. Я был удивлен во время своей поездики в Мурманск, когда на встрече с вице-губернатором мы констатировали, что за прошлый год товарооборот между Литвой и Мурманской областью вырос почти на 12%. Вообще во время своей каденции в округе Генеральный консул посещает все области и республики. Но наша специфика состоит и в том, что и в Мурманске, и в Карелии, и в Пскове большие и активные литовские общины. А в Карелии целых две общины, так как еще одна находится в Медвежегорске. Но, конечно, связь с литовскими общинами это одно, это связано и с культурными проектами – в этих областях проходили несколько выставок за последние пять лет. В мурманской общине есть даже танцевальный коллектив. А община Санкт-Петербурга вообще «образцовая» - в «Литовском доме» на Гороховой библиотека, там действует воскресная школа, репетирует хоровая группа «Неринга», танцевальный коллектив «Ленцюгелис».

Левашовское кладбище под Санкт-Петербургом. Возложение цветов в памятнику литовцам – жертвам репрессий
Левашовское кладбище под Санкт-Петербургом. Возложение цветов в памятнику литовцам – жертвам репрессий
© Фото Генерального консульства Литвы в Санкт-Петербурге

В День Государства, 6 июля, председатель мурманской общины Антанас Мяшка был награжден Рыцарским крестом ордена «За заслуги перед Литвой». Это заслуженная награда человеку, который уважаем среди литовцев не только в России, но и в Литве.

В Пскове у нас очень активная община, там работает литовская воскресная школа, кроме того там хорошо работает и литовский бизнес.

Но есть и определенные исторические моменты, это конечно, Сандармох, где находится памятный знак погибшим литовцам, который был установлен лет 10 назад. И нельзя забывать о Соловках. Там надо увековечить память о Блаженном Т. Матулёнисе, который несколько лет здесь провел в заточении.

- Мы с вами поговорили и о выставке Добужинского, и о Теофилюсе Матулёнисе, но это лишь часть культурных связей Литвы и Санкт-Петербурга. О чём вы бы могли ещё упомянуть в этой связи?

- Не надо забывать, что Санкт-Петербург является побратимом с Вильнюсом и Каунасом. Каунас с Санкт-Петербургом за последние пять лет не прерывали связей, взаимно проводили дни городов с выставками, концертами и официальными визитами.

И мы свою миссию определили так: никогда нельзя работать в одну сторону. Если есть возможность показать не только Литву в Санкт-Петербурге, но и Санкт-Петербург в Литве, тогда вся работа проходит намного легче. В Литве выступали несколько коллективов из Санкт-Петербурга – симфонический оркестр Консерватории, исполнители Музыкального лицея, хор мальчиков под руководством Вадима Пчёлкина, «Росфото» представляло свою выставку «Многоликая Россия», были также представлены работы студентов «Репинки».

Кроме того, за эти годы в Литве побывали руководители и профессора петербургских вузов и училищ, некоторые подписали договора о сотрудничестве, которые сразу же начали действовать.

Из Литвы в Санкт-Петербург приезжали семь хоров, четыре театра показывали здесь свои спектакли. За эти пять лет у нас было более двадцати выставок в общественных пространствах. Я бы здесь хотел отметить, что нам удалось заинтересовать Литвой и посмотреть, что у них есть по литовской тематике несколько учреждений Санкт-Петербурга. Открылись некоторые факты, о которых мы не знали. В Санкт-Петербурге снималась одна из передач Литовского национального телевидения, посвященных столетию восстановления нашей государственности, потому что без этого города трудно было бы представить себе Акт 16-го февраля 1918 г., потому что здесь учились одиннадцать из двадцати подписантов Акта о восстановлении государственности. Первый президент Анатанас Сметона и первый премьер-министр Аугустинас Вольдемарас здесь окончили и гимназию, и университет. В канцелярии Синода работавший Симонас Даукантас здесь написал первую на литовском языке историю Литвы, в Католической духовной академии учились многие столпы нашего национального возрождения.

Через два перекрёстка от генконсульства, в Басковом переулке, в июне 1917 года проходил Сейм литовцев России, который объявил курс на независимость Литвы. Так что в историческом плане это тоже очень интересный город, и литовцы тоже пытаются не забывать об этом. А мы всегда пытались, чтобы на наших мероприятиях выступали не только литовские артисты, но и наши местные друзья и коллеги. И это тоже было одним из залогов успеха, потому что наши стремления совпали со стремлениями многих деятелей культуры Санкт-Петербурга. Мы искали общие темы, что содействовало нашему взаимопониманию.

- Вернемся к вашей работе в статусе главы литовского дипломатического представительства во втором по величине и по значению городе России. Можете ли вы сказать, что было для вас самым трудным, и что, может быть - самым легким в работе Генерального консула?

- Самое трудное, когда не можешь показывать свои эмоции в условиях, когда любой другой человек их показал бы. То есть, это самообладание и соблюдение определённых норм, когда хочется что-то ответить, а ты не должен этого делать. Ну, и конечно, бывают сложные ситуации, когда приходится решать проблемы и литовских граждан, и россиян в местных институциях. Я с большим удовлетворением должен отметить – и это не просто дежурные дипломатические слова – как власти Санкт-Петербурга и Ленинградской области понимали наши проблемы и помогали решать возникающие вопросы, несмотря на то, что по определённым вопросам были и остаётся разные точки зрения.

Что же касается самого приятного, это – новые знакомства в городе. Было отрадно видеть, что, практически каждый новый человек хотел показать что-то хорошее по отношению к Литве, вспоминал какие-то слова по-литовски, или рассказывал, как он путешествовал по Литве в прежние и в нынешние времена, хвалил нашу кухню, делился впечатлениями об отдыхе в Паланге, купании в море, прогулках по лесу. Я должен скзать, что был поражен количеством людей, у которых есть неподдельный интерес к Литве и очень теплое отношение к ее жителям. Может быть, это – специфика города, и то, что мы являемся соседями, но это было очень приятно и помогало в работе. Кроме того, для меня, как для историка очень дорогого стоит то, что здесь так много мест, сявзанных с Литвой. И в этом смысле Санкт-Петербург с его культурной и исторической составляющей – шикарное место для работы дипломата.

Избирательный участок по выборам Президента Литовской республики в помещении консульства
Избирательный участок по выборам Президента Литовской республики в помещении консульства
© Фото Генерального консульства Литвы в Санкт-Петербурге

- Действительно, консульство Литвы стало очень уютным домом не только для литовцев, которые здесь живут, или приезжают сюда по каким-либо делам. Но также и для друзей Литвы. Как вам удалось это сделать?

Мне кажется, что в этом нам помог наш Ангел, который сидит на крыше над главным входом в Генеральное консульство. Он появился здесь в 2003 году, когда Вильнюс был Культурной столицей Европы. Тогда вот этот неофициальный символ Вильнюса поселился здесь. В первый год своего пребывания я заметил, что более всего потемнели его пятки, из чего мы сделали вывод, что по ночам он все-таки ходит по крышам (смеется)!
Сейчас он, как и полагается в нышешней сиуации, подобно всем нам сидит в маске – мы ему её надели.

Знаете, моя самая главная идея была, чтобы Генеральное консульство из вот такого «киоска для виз» сделать полноценным представительством Литвы. И мы всей командой над этим очень много работали. Это получилось не сразу.
Если честно, часто можно было сказать, что это не выходит, на это нет поддержки в местных структурах и так далее. И это было-бы правдой. На любой работе справедливо выражение - «Тот, кто не хочет что-то делать – всегда найдет отговорку». Особенно когда в политическом смысле отношения не слишком хорошие.

Но всё-таки мы пытались заинтересовать и российскую сторону, всегда рассчитывали на взаимность, и всей нашей команде удалось, прежде всего, самим договориться, что нам нужно это делать и найти те решения и идеи, которые интересны не только нам, литовцам Петербурга, но и всем петербуржцам. Мы пытались сделать так, чтобы у нас было как можно больше друзей. Помню, после первого месяца моей работы в Петербурге, одна из литовских газет взяла у меня интервью, и заголовок был «В Петербурге будут искать друзей». Так и получилось – в Петербурге у Литвы друзей по-настоящему много.

- Друзья – да! Но вы превратили и получение гражданства Литовской республики в домашний праздник. Вы приглашаете всю семью, включая малышей. Этим вы даёте им понимание того, что они пришли в дом своей новой родины. Почему вы решили делать именно так? Сработал фактор учителя?

- Да и это, конечно, тоже! Но мне показалось странным, что раньше не было такой традиции. Всё-таки живя в другом государстве, получение гражданства своих предков эмоционально и психологически очень важное дело, и нам хотелось, чтобы это не было таким повседневным, рутинным, формальным - просунули в окошко паспорт и этим все закончилось. Мы хотим, чтобы наши новые граждане были не просто обладателями паспорта, имеющими возможность свободно передвигаться по Шенгенской зоне, а чтобы становились настоящими гражданами. Потому что подавляющее число тех, кто получает паспорт - это лица литовского происхождения, и с нашей стороны вручение им паспорта - это возвращение исторического долга. Ведь это потомки ссыльных – во втором, третьем, четвертом поколениях. Это люди, предки которых очень много страдали, попав под жернова сталинских репрессий и исторических несправедливостей.

Особенного внимания заслуживают те люди литовского происхождения, которые не могут иметь два гражданства, решаются отказаться от российского и быть здесь с видом на жительство. Таких обычно в год бывает около пяти-шести человек. Мы у них принимаем присягу, в дальнейшем пытаемся помочь и быть их друзьями. Мы очень рады, когда они уже с детьми приходят на наши мероприятия или вливаются в деятельность литовской общины Санкт-Петербурга.

И есть ещё у нас одна традиция, правда, она бывает не так часто, примерно раз в год. Мы принимаем тех, кто решился вернуться в Литву. Это как бы последняя остановка перед отъездом на новую родину – у них билет в одну сторону. Они переселяются на родину своих предков. Мы делаем такой обед, чтобы с ними посидеть, чтобы успокоить, подбодрить, дать какие-то советы. И потом в соцсетях смотрим, как у них дела и очень радуемся, когда эти люди себя находят в Литве и для нас это очень важно и эмоционально, и просто по-человечески. Очень приятно, что люди, которые решились на этот переезд, начинают чувствовать себя частью Литвы и не сожалеют о своём решении.

Все семьи, которе переехали за эти годы к нашему большому счастью «пускают корни» и добиваются успеха.

- Сколько человек за эти 5 лет получили литовское гражданство?

- Более двухсот человек получили гражданство Литвы, и мы очень этим гордимся.

- Вы сказали, что следите за судьбой переселенцев через соцсети. Но вы сами, господин Нумгаудис, их активный участник. Фотографии с различных мероприятий, анонсы событий, исторические рассказы о знаменитых литовцах – все это в большом количестве можно увидеть на вашей страничке. Что это значит для вас – иметь огромное количество подписчиков и друзей в социальных сетях?

- Надо сказать, что я этому научился здесь. У меня не было ни одного аккаунта, пока я сюда не приехал. Потому что прежняя моя работа была частью работы всего министерства, и ничего личного в этом не было.

Здесь не все люди хотят быть фолловерами официальных учреждений, это иногда сложно. В жизни людей, в их исторической памяти было много всего, и мы это поняли. И россияне с этим осторожны, что не является большим секретом. А когда у тебя в друзьях кто-то лично, какой-то конкретный человек – тогда совсем другое дело.

И я должен сказать, что сам начал учиться, наверное, через полгода после начала работы в Петербурге. Потому что почувствовал – нужна какая-то обратная связь. Это не реклама того, что мы делаем! Люди, которые следят за деятельностью Генконсульства, за твоими мыслями - это часть твоей жизни, и ты в определенном смысле являешься ответственным за них. Потому что, не дай бог, он поставил лайк или даже сделал перепост – здесь это является проблема. Поэтому есть определенная сложность – найти те слова, которые, во-первых, выражают позицию твоего государства, во-вторых - мои убеждения, но, в то же время, это не является какой-то большой конфронтацией со страной твоего пребывания.

Стенд Литвы на ярмарке V Международного фестиваля «Открой свою Европу в Эрмитаже»
Стенд Литвы на ярмарке V Международного фестиваля «Открой свою Европу в Эрмитаже»
© Фото Генерального консульства Литвы в Санкт-Петербурге

С другой стороны всем людям интересно, что происходит у нас. И с помощью соцсетей есть возможность распространять эти хорошие вести про Литву. Причем надо чтобы это было не топорно, не по шаблону. И мне самому хочется найти те исторические личности, темы или исторические события, которые интересуют не только литовцев, но и Санкт-Петербург, да и Россию в целом.

Возьмем, например, Петра Столыпина – он сам жил в Литве, в Калнаберже возле Кедайняй сохранилась его усадьба. Некоторые реформы, которые он задумывал в России, были взяты с примера тогдашней Литвы. Мы помогали найти контакты российским деятелям культуры, которые делали фильм о Столыпине и об этом периоде его жизни.

Ещё очень много тех, про которых даже не знают, что они связаны с Литвой своими корнями или частью своей жизни, своей деятельности. И я думаю, что тут еще работы минимум для трех будущих Генеральных консулов! (смеется)

- Любой Генеральный консул это обычный человек со своими обычными житейскими хлопотами, заботами и, конечно, со своей семьей. Какова роль семьи в кочевой жизни дипломата? В чем помощь этого извечного тыла любого человека?

- Ну, я здесь нахожусь в определенном привилегированном положении (смеется)! Потому что примерно половина Генеральных консулов по разным причинам живут здесь одни или только с частью семьи. Я должен сказать, что у меня здесь был очень надежный тыл, потому что Ариана решила приехать в Петербург безо всяких раздумий и колебаний. Она оставила свою работу и приехала сюда как жена дипломата, но мы оба решили, что это наша общая работа. Вы спрашивали, почему консульство для гостей стало как дом, так вот и потому, что мы очень многое делали вместе, и у Арианы была не только роль супруги, стоящей рядом. Мы многое вместе придумывали, советовались. У неё здесь тоже завязался свой круг знакомств.

- Она же у Вас художница…

- Она учитель, преподаватель и художник по текстилю. У нее были две свои выставки в Петербурге, а также в Новгороде и Мурманске. Я очень рад, что и она здесь себя нашла. Сын тоже живо интересуется, что у нас тут происходит. Отец Арианы, которому скоро будет 90 лет, тоже здесь бывал несколько раз. Мы стараемся с ним побольше общаться, рассказывать о наших делах. Так наша жизнь здесь стала и частью их жизни тоже.

Конечно, многие планы не удалось реализовать в последние полгода, потому что вмешался невидимый вирус и, к сожалению, мы не успели то, что откладывали, хотели ещё сами кое-что увидеть. Но мы поняли, что объять необъятное невозможно и объять Петербург тоже невозможно. И первое, что я сделаю после возвращения в Петербург, как частное лицо, это приеду сюда на экскурсию.

- Ну, и в завершении нашей беседы, пару слов ещё об одном члене Вашей семьи, который приводит всех в полнейший восторг своим замечательным характером.

- Лордас, пёс породы корги, у нас уже два с половиной года, и он стал тоже членом нашего коллектива. У него тоже есть определенные «дипломатические обязанности». Когда плохая погода, или когда после Белых ночей начинаются темные зимние дни он как лучик света у нас здесь. С его действительно очень хорошим характером, со своей постоянной улыбкой он нам очень помогает пережить расставание со своим домом в Литве с одной стороны. С другой стороны - для многих он стал символом нашего Генконсульства, и, как мы смеемся, что в Эрмитаже есть свои коты, так у Генерального консульства Литвы есть Лордас. И самое интересное бывает, когда уже в самом конце мероприятий идет требование прихода Лордаса к посетителям. Получается как будто вместо десерта. И нас тоже радует, что его появление помогает сделать такую официальную институцию, как Генеральное консульство, более домашней и уютной.

Корги Лордас  с детьми после вручения паспортов в помещении Генерального консульства.
Корги Лордас с детьми после вручения паспортов в помещении Генерального консульства.
© Фото Генерального консульства Литвы в Санкт-Петербурге

На приёмах в Генеральном консульства Литовcкой Республики в Санкт-Петербурге гостей всегда радовали национальными литовскими блюдами. Сам Дайнюс Нумгаудис тоже не чурался готовить цепеллины для прекрасной половины сотрудников консульства на 8 марта. Но для читателей DELFI он поделился собственным рецептом "витаминной бомбы", которая очень хороша в темные, промозглые, осенне-зимние вечера, так характерных для петербургской погоды.

Взять 6 крупных лимонов, обрезать кончики и положить в холодную воду. Также в холодную воду положить 250-300 г сочного имбиря. Так из лимонов и имбиря выйдет горечь.

Через сутки все вынуть, имбирь почистить, лимоны разрезать на 4-6 долек, кожуру не снимать, вынуть косточки и размолоть все это в блендере или кухонном комбайне.

Добавить сахар или мед - 20 столовых ложек. Добавить клюкву или бруснику для цвета и вкуса – сколько хотите. Еще раз промолоть в блендере, разложить по небольшим банкам. Можно хранить в холодильнике или лучше заморозить в морозилке и вынимать в холодильник по надобности. Добавлять в горячий свежезаваренный чай 1-2 чайных ложки на большую кружку.

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!

ru.DELFI.lt
|Populiariausi straipsniai ir video

TOP новостей

Гостиницы в Литве предлагают новые услуги: долгосрочная аренда (26)

Туристический и гостиничный секторы – это те сферы,...

Президент Литвы пройдет тест на коронавирус (15)

Президент Литвы Гитанас Науседа , его супруга Диана...

В Литве зарегистрировано 114 новых случаев коронавируса (10)

За минувшие сутки в Литве было выявлено 114 новых случаев...

|Maža didelių žinių kaina