aA
9 августа в Беларуси состоятся выборы президента. Кампанию сопровождает множество скандалов - от арестов оппонентов Лукашенко и протестов в качестве ответной реакции на них до громогласных высказываний нынешнего главы государства относительно вмешательства со стороны России и других государств во внутренние дела страны. Отголоски всего этого доходят и до Литвы как до соседнего государства.
Член инициативной группы Бабарико в Литве: в Беларуси сегодня не может быть не пророссийского президента
© DELFI / Kiril Čachovskij

Так, в Вильнюсе прошли уже две акции в знак солидарности с белорусами и против репрессий по отношению к кандидатам и их волонтерам.

О ситуации внутри Беларуси на сегодняшний день, возможных сценариях и о том, какие настроения царят среди белоруской диаспоры в Литве мы поговорили с членом инициативной группы претендента в кандидаты в президенты Беларуси Виктора Бабарико, бизнесменом Иваном Раком, проживающим в Вильнюсе.

- Прежде всего, хотелось бы начать с самого актуального - с событий в Беларуси. Большой интерес они вызывают в последнее время. Это и аресты, и протесты. Для вас стало неожиданностью то, что сейчас происходит у вас на родине?

- Я все-таки думал, что одного из самых ярких и перспективных кандидатов Виктора Бабарико не арестуют. Для меня, также как и для всех белорусов внутри страны и за рубежом, это было неожиданно и стало самой неприятной новостью. Потому что на этого человека многие делали ставку. Ну а волна тех протестов, которая пошла, это не было удивительным событием. Я уже давно наблюдал, что Беларусь превратилась в некую скороварку или котел, где все закипает, пар должен был когда-то выйти. У белорусских налогоплательщиков есть усталость от нынешней власти.

- Александр Григорьевич при этом в недавнем выступлении перед своим активом в Минской области заявил, что самое интересное еще впереди, после выборов. Что он имел в виду? Намекает на дальнейшие аресты?

- Он всегда так говорит мол "я вам потом расскажу". Но мы не хотим ждать. Белорусы хотят, чтобы он сегодня рассказал, что будет и что есть. Одни воспринимают это так, что ему на самом деле нечего сказать, вторые, как вы заметили, считают, что если побеждает партия Лукашенко, то впереди могут быть репрессии. И я этого не исключаю.

Член инициативной группы Бабарико в Литве: в Беларуси сегодня не может быть не пророссийского президента
© AP / Scanpix

- А вот эти мемы в соцсетях про "усатого таракана", про "Сашу 3%". Его рейтинг действительно 3% или это сильное преуменьшение?

- Что касается кампании про "таракана", мне это не нравится. Власть можно критиковать, но ее нельзя оскорблять. Я изначально был сторонником позиции Виктора Бабарико, поэтому кампания Тихановского (Сергей Тихановский, блогер, претендент в кандидаты, арестован. - ред.) с этими тапками, с мемами про таракана, она мне не очень нравится. Потому что я выступаю за некие культурные отношения. Кампания Тихановского с поездками в регионы немного смахивала на такие замашки паханской братвы. Это не нравилось многим интеллигентным людям.

По поводу 3%. Его рейтинг действительно с каждым годом падал. Но я не думаю, что сегодня у него 3%. Думаю, что 12% у него есть.

- А кто составляет основной электорат Лукашенко сегодня, и кто электорат его оппонентов, в частности, Виктора Бабарико, в инициативную группу которого вы входите?

- У Лукашенко это в основном жители сельской местности. Кроме них есть сложившийся слой людей между малым и средним бизнесом. Их устраивает данная экономическая ситуация, они к ней приспособились, понимают правила игры и не хотят ничего менять.
Что касается электората Бабарико. Идет сильная кампания в его поддержку в таких социальных сетях, как инстаграм, фейсбук, где более интеллектуальная элита. Но в этих сетях не находится вся Беларусь. Уровень многих жителей провинциальных городов - в основном "Одноклассники". И там жители живут совершенно другими проблемами. Если подытожить, то у Бабарико есть поддержка интеллигенции. При этом номенклатура Беларуси также считает его для себя неопасным. Тем самым Бабарико становится опасным для Лукашенко. Кроме того, Бабарико получил определенную поддержку и в регионах. Это в основном индивидуальные предприниматели, фермеры. Мне кажется, что Виктор Дмитриевич (Бабарико - ред.) взял с каждого социального слоя понемногу. Независимые опросы в интернете дают ему 70%. Я думаю, что реально у него есть процентов 60 поддержки.

- Когда Лукашенко говорил, что самое интересное впереди, возможно он имел в виду и изменение Конституции, которое также ранее анонсировал. С идеей референдума по Конституции выступил и Виктор Бабарико. Вам удалось уже сравнить эти 2 проекта и чем они друг от друга отличаются?

- Идея штаба Бабарико в том, чтобы вернуться к Конституции 1994 года, которая ограничивает пребывание в должности президента двумя сроками. Лично я не согласен с такой идеей. Та волна поддержки оппонентов Лукашенко, они хотят перемен уже сегодня. А идея с референдумом, которая реализуема в лучшем случае за полгода, замедляет ситуацию в пользу нынешней власти. Сейчас люди с большим энтузиазмом ставили подписи за кандидатов, второй раз поднять такую же волну будет очень сложно. Единственную логику, которую я вижу, это некоторая занятость для работников штаба и волонтеров на случай, если Бабарико останется в тюрьме. Но возникает вопрос, хотят ли люди ждать.

По поводу референдума Лукашенко. Эта тема давно муссируется в определенных кругах. И здесь есть два варианта. Либо Лукашенко собирается пойти по пути Путина и продлить свои полномочия. Либо он собирается сделать парламентскую республику. Что у него в голове, никто не знает. Однако во время выступления перед активом Минской области он произнес такой аргумент. Мол смотрите, Бабарико хочет вернуться к Конституции 1994 года. Но она же тоже несовершенна. И с одной стороны штаб Бабарико говорит о движении вперед, но при этом предлагает вернуться назад, к старой Конституции. После этого Лукашенко говорит, что предлагает свой референдум и на нем будут более инновационные идеи. Поэтому мне кажется, что Лукашенко играет на опережение и перехватывает инициативу.

- Действующий президент в последнее время выступал с громогласными высказываниями о том, что за его оппонентами стоят кукловоды из России. С каких пор в Беларуси Россия стала считаться негативным фактором? Вроде бы всегда было принято, что это дружественная страна-соседка.

- Как говорится, "милые бранятся - только тешатся". Вся история белорусско-российских отношений пронизана скандалами и договорняками. Я скажу так - не может сегодня быть в Беларуси не пророссийского президента . Меня часто спрашивают журналисты, не пророссийский ли кандидат Бабарико или Цепкало. Я в ответ спрашиваю, а что Лукашенко разве не пророссийский. Экономика сейчас настолько завязана на Россию, что мы не можем быстро переориентироваться. Кремлевский фактор будет всегда иметь определенную роль, и никуда от России пока не деться.

Да, Лукашенко обвиняет, что за Бабарико стоит Россия, обосновывая это тем, что он руководил Белгазпромбанком. Понятно, что у каких-то олигархических группировок в России могут быть свои интересы. Но Лукашенко же тоже ранее, в обход Путина вел какие-то переговоры с российскими губернаторами. Также не секрет, что он имеет сегодня поддержку со стороны коммунистической партии Зюганова, общается с многими российскими олигархами (тот же самый Гуцериев, который в Беларуси делает большие проекты в области калийных удобрений). Так что, все в какой-то степени завязано на Россию.

Член инициативной группы Бабарико в Литве: в Беларуси сегодня не может быть не пророссийского президента
© DELFI / Kiril Čachovskij

- Как раз на прошлой неделе действующий президент побывал на параде победы в Москве. Вам что-нибудь известно о том, был ли там какой-то разговор с Путиным?

- Для меня всегда барометром является позиция журналиста "Коммерсанта" Андрея Колесникова. Так вот, в этот раз он ничего не написал. Хотя обычно всегда что-то вбрасывает. Такое ощущение, что Лукашенко приехал, выполнил некий свой долг и уехал обратно.

- Вы лично почему решили присоединиться именно к команде Бабарико?

- Начиная с 1994 года я не был сторонником этой власти. Я всегда ратовал за развитие страны по инновационному пути. С каждым годом я замечаю, что страна развивается в сторону некой диктатуры. Мне как гражданину Беларуси с высшим историческим образованием были известны многие примеры внутреннего устройства диктатур. И я видел, как это начинает реализовываться и у нас. Кроме того, моя жизнь во многом связана с Европой и я по менталитету стал человеком европейским. Поэтому я для себя решил, что буду в той команде, где есть свобода, демократия и некие инновации.

Кроме того, с Бабарико меня объединяет то, что мы выпускники одного вуза - Белорусского госуниверситета. Для меня это показатель. Ну и плюс ко всему, я тоже, как и он, бизнесмен. Поэтому, когда он объявил о планах по выдвижению, я понял, что это тот человек, на которого я могу поработать за идею.

- Есть еще один феномен этих выборов в Беларуси. Самые популярные кандидаты-оппоненты Лукашенко люди не из классической оппозиции, а совершенно новые в политике люди. Бабарико был банкиром, Тихановский - блогер, а Цепкало некогда вообще соратник Александра Григорьевича. Чем вы объясняете этот феномен?

- Беларусь находится на стыке государств, Литва - европейская, Польша - европейская, Украина, в которой прошли преобразования. Поэтому в кругах электората всегда была идея нового президента, но им, по их воззрениям, должен был стать какой-нибудь крепкий хозяйственник. Белорусы вообще очень консервативные люди, поэтому в большой массе они со скепсисом и недоверием относились к прошлым кандидатам от оппозиции. Им казалось, что человек, который не имеет какого-то хорошего профессионального бэкграунда и который не имеет в своем портфолио истории успеха, не сможет руководить страной. А сейчас среди кандидатов появились новые люди в сочетании с хорошими управленческими качествами.

- Вы сами раньше принимали активное участие в политике?

- Политика мне была всегда интересна. У меня есть политологическое образование. И я участвовал однажды в избирательной кампании. Это было в 2006 году, и тогда выдвигался ректор БГУ Козулин. Тогда я был его доверенным лицом и членом инициативной группы.

- В чем заключается ваша миссия как представителя инициативной группы в Литве?

- Ситуация с коронавирусом не дала здесь нормально поработать и активно пособирать подписи, хотя такие попытки были. А так, я в основном общаюсь с белорусскими бизнесменами здесь, со студентами Европейского гуманитарного университета. Во время этих встреч я всегда разъяснял позицию и взгляды Бабарико. Много пишу постов поддержки в фэйсбуке. Конечно, если бы у меня не было работы в Литве, я бы наверно работал в штабе кандидата. Ну а так, поддерживаю, чем могу, в свободное от работы время.

- Как белорусы в Литве реагируют на ваши разъяснения во время встреч с ними? Есть ли здесь активные сторонники Лукашенко, которые спорят с вами и не соглашаются?

- Те, с кем я общался в Литве, не разделяют взглядов Лукашенко. Либо они отдают симпатии Цепкало, либо Бабарико. Это прежде всего бизнесмены или специалисты, приехавшие строить свою жизнь здесь. У молодежи тоже есть запрос на молодого и современного президента.

- Что белорусская диаспора в Литве и в других странах может сделать кроме таких акций солидарности по привлечению внимания? Есть еще какие-то инструменты?

- Вопрос сегодня не стоит в том, что диаспоры могут помочь как-то финансово. В Беларуси прежде всего должна критическая масса созреть к переменам. Как раз сегодня я прочитал интервью белорусского экономиста Ярослава Романчука, и он сказал очень правильную фразу: "Одного лета активности явно недостаточно, чтобы исправить 26 лет пассивности".
Белорусский народ сегодня самоорганизовался и он не приемлет каких-то консультаций извне, в том числе, от диаспор. И если он увидит, что его голоса украдут 9 августа, он наверняка перейдет к каким-то активным действиям. Но никто не может предсказать, как это будет развиваться. Ведь сейчас, когда белорусы выходили на площадь, протестуя против арестов, их никто не призывал.

Член инициативной группы Бабарико в Литве: в Беларуси сегодня не может быть не пророссийского президента
© DELFI / Kiril Čachovskij

- Виктор Бабарико в разговоре со мной говорил, что не хотел бы уличного сценария, но в случае, если народ выйдет на площадь, то он будет со своим народом. Некоторые студенты ЕГУ тоже говорили мне о таких намерениях. Вы сами намерены поехать ближе к дате голосования в Беларусь?

- Тоже не совсем соглашусь с формулировкой Бабарико. Ведь если посмотреть с точки зрения философии, диалектики, то есть понятие лидера, который и говорит, что делать народу, а не наоборот. И вот сейчас, когда Виктор арестован, я не вижу пока в штабе какого-то лидера, кто бы мог стать таким единым рупором и проявить лидерские качества. Другой момент - если мы имеем 434 000 подписей в поддержку выдвижения и несколько тысяч человек в инициативной группе, то почему мы сегодня не выходим и не требуем, чтобы Бабарико нам показали, в каком он находится состоянии, чтобы его выпустили хотя бы под домашний арест?

Ну а что касается площади. Конечно я буду там. Я всегда был солидарен с белорусами - и в 2006, и в 2010. Я приеду в Минск, я пойду голосовать (я не сторонник бойкота). Если я увижу, что будет второй тур, я могу это понять. Но если нам скажут, что в первом туре Лукашенко официально набрал 60-70 процентов, то я в это никогда не поверю. И конечно, как и все остальные белорусы, я выйду протестовать против нечестных выборов.

При этом мне неизвестно, будет ли какое-то вмешательство России. Все будет зависеть от межгосударственных отношений стран. Но сейчас мне позиция России непонятна. Захвачена по сути территориальная целостность в лице банка, где 99% акций принадлежат России. И что? Вы же знаете, что когда захватывают хоть одного американского солдата или посольство (а Газпромбанк - это и есть по сути дела российское посольство), то есть реакция страны. Здесь ноль реакции. Россия молчит и это молчание Путина подозрительно.

- Из того, что вы ранее сказали, я правильно понимаю, что у штаба Бабарико пока нет какого-то плана Б, и они не были готовы к аресту?

- Когда Виктор Дмитриевич заявил, что у него на случай ареста записано видеообращение, все думали, что это будет что-то направляющее и мобилизующее. А здесь был просто посыл, что мы проводим референдум. У многих это вызвало разочарование. Второй момент - стримы из штаба. Оттуда пока тоже не звучит какой-то внятный план действий. Возможно штаб ждет 14 июля, когда станет известно, зарегистрируют Бабарико или нет. Ведь он пока не осужден и юридически имеет право участвовать в выборах. Но если его не зарегистрируют, я знаю, что многие его сторонники пойдут голосовать за Цепкало из принципа "лишь бы не Лукашенко". Я сам тоже сделаю так.

- Есть ли у вас какое-то взаимодействие с политиками и общественными деятелями Литвы, и как они в этом плане могут помочь? Все-таки Литва, как соседняя страна, пристально следит за происходящим в Беларуси.

У меня нет контактов с литовскими политиками. Первые знакомства были на акции на площади Винцаса Кудирки 19 июня. Там я познакомился с Пятрасом Ауштрявичюсом и Эммануэлисом Зингерисом и обменялся визитками.

- В самом конце немного про вас поговорим. Как давно вообще вы проживаете в Литве, почему сюда переехали и чем вы тут занимаетесь?

- Я человек-проект. Последние 11 лет я был директором большого немецкого представительства в Беларуси. Мы занимались строительством. Но настал тот момент, когда я понял, что я не могу реализовать то, что от меня хотят немецкие акционеры, и мне стало неинтересно с ними работать. Почему? Потому что в Беларуси деловой климат стал ухудшаться. Там вообще очень непросто жить успешным и неравнодушным людям.
Затем я долго рассматривал страну, где мог бы реализовать себя и пойти дальше. В Беларуси есть такое выражение: "Бизнес в Литве - это бизнес в мире". Беларусь могла бы быть таким мостом в Европу, но сегодня - это трухлявый мост. А находясь в Литве, ты можешь работать во всем мире. У страны прекрасное географическое положение, отточенная логистика, литовцы в бизнесе сами по себе интересны. Да и вообще Вильнюс тот город, в котором бизнесмены из Беларуси, России, Украины чувствуют себя комфортно. Нет языкового барьера, по крайней мере с людьми моего возраста.

Ну и я соответственно два года назад принял предложение одной из литовских групп компаний организовывать здесь проекты. Стал директором по развитию компании. Наша деятельность - устройство полов на морских круизных кораблях. Мы работали в Финляндии, Германии и Франции. Я отвечаю за немецкое направление и частично Беларусь (оттуда мы берем кадры). Но сейчас из-за коронавируса тоже наступили непростые времена.

- То есть вы постоянно здесь проживаете два года?

- Ну я даже можно сказать, что живу на две страны. Большую часть времени провожу здесь, а на выходные старался ездить к своей семье в Беларусь. По крайней мере, до карантина было так.

- Вы теперь уже как житель Литвы, как оцениваете проект БелАЭС?

- Я разговаривал со специалистами в области ядерной энергетики из Украины. Они сказали мне, что первое нарушение заключается в том, что станция находится на слишком близком расстоянии к Вильнюсу. Но это же не проблема Лукашенко. Это проблема МАГАТЭ. Почему они согласовали расположение этой станции?

Второе. Ядерная энергетика - это энергетика будущего. Но Беларуси, по словам специалистов, хватило бы своей энергии без атомной станции. Получается, что с запуском БелАЭС нужно будет одновременно останавливать ряд других тепловых электростанций. А это десятки тысяч рабочих мест. Как это будет решать наше государство, я не знаю.
И если вы ставите вопрос ребром - за станцию или против, конечно, я против. Но к сожалению, мне кажется, что литовские политики и правительство слишком поздно начали бить тревогу. Станция уже построена. И Лукашенко скорее всего планирует перед выборами сделать торжественное открытие.

Член инициативной группы Бабарико в Литве: в Беларуси сегодня не может быть не пророссийского президента
© DELFI / Kiril Čachovskij

- Ваши долгосрочные планы на сегодняшний день связаны с Литвой? И насколько вам удалось за это время интегрироваться здесь?

- Мне бы хотелось жить в Литве. Иметь домик в районе Паланги. Там очень красиво, воздух очень хороший. А бизнес мне бы хотелось делать в Западной Европе, а частности, в Германии. Ездить туда работать в командировки и возвращаться в Литву. В будущем я также хотел бы перевезти сюда семью. Здесь есть хорошая белорусская школа. В Вильнюсе есть инфраструктура для русского языка, для белорусского языка.

Я всегда уважаю страну, где я проживаю - ее обычаи, традицию, культуру. Но я решил для себя, что для литовского языка я уже стар. Я знаю в совершенстве немецкий язык и учу сейчас английский, потому что это даст мне больше возможностей. А если здесь будут жить мои дети, конечно, они будут учить литовский язык, ее культуру и так далее.

- И последний вопрос. Каковы ваши первые впечатления от Литвы в целом и Вильнюса, в частности, и как они изменились со временем и на сегодняшний день?

- Первое впечатление, которое у меня было и остаётся, заключается в том, что здесь есть индекс комфорта. Причем во всех сферах - в ведении бизнеса, в проживании, в посещении детских учреждений. Поэтому в Вильнюсе я себя чувствую очень хорошо и это основное. В Литве со стороны регулирующих органов нет наказания за ошибку при ведении бизнеса. Принцип такой, что нужно помочь тебе ее исправить. В Беларуси ситуация отличается в худшую сторону. Конечно, тут есть и свои проблемы, но в целом я считаю Литву очень комфортной страной.

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!

ru.DELFI.lt
|Populiariausi straipsniai ir video

TOP новостей

Глава Минздрава: комендантский час нужен не по ночам, а в выходные (196)

ВРИО главы Минздрава Литвы Аурелиюс Верига в четверг...

Прогноз погоды на Рождество: давно не было таких холодов (5)

Жители Литвы уже забыли, что такое студеная зима и...

Каким воздухом дышат вильнюсцы, и где ситуация хуже всего (13)

За последние 10 лет в Европе уменьшилось количество...

|Maža didelių žinių kaina