aA
Какой бы ни была позиция России, Европейский союз должен продолжать политику Восточного партнерства и не сдаваться, иначе ЕС потеряет стратегический момент и не станет глобальным игроком. "Очень важно принимать это во внимание в следующие 20 лет. Так я вижу ситуацию", - утверждал экс-президент Сербии и почетный президент одной из крупнейших политических партий страны "Демократическая партия" Борис Тадич в интервью DELFI.
Борис Тадич: что бы ни делала Россия, ЕС должен продолжать политику ВП
© DELFI / Tomas Vinickas

Во время конференции, организованной Freedom House в Вильнюсе,  Б.Тадич поделился своими мыслями по поводу европейской инициативы Восточного партнерства, взаимосвязи между экономической политикой и политикой в сфере прав человека, влияния российского фактора и важности ВП для будущего Европы в целом.

- Сербия декларирует свое желание стать членом ЕС и в то же время испытывает возрастающее воздействие со стороны России, что сближает ее со странами Восточного партнерства. Какова позиция Сербии по поводу инициативы ВП?

- У Сербии есть сильное желание и перспектива стать членом ЕС. Восточное партнерство является очень важным для ЕС. Как отметил на конференции Павол Демеш, в данный момент у нас есть несколько альянсов стран в регионе Центральной и Восточной Европы: Вышеградская группа, страны Балтии, Западные Балканы и страны ВП. Несмотря на различия в регионах, нас объединяют определенные аспекты недавней истории и схожий опыт. Структурные реформы наших обществ в целью достижения устойчивого развития и обеспечения лучших условий для наших граждан являются крайне важными.

Чтобы стать кандидатом на вступление в ЕС, каждая страна должна показать на практике готовность соответствовать необходимым критериям. Сербия формально идет в этом направлении, и я бы хотел, чтобы моя страна стала следующим членом ЕС из региона Западных Балкан, сразу после Хорватии. И хотя у нас не всегда схожие устремления и стиль поведения, это реально доказывает намерение стать страной-членом ЕС.

Если мы сравниваем это с ВП, то видим разные страны. Беларусь стоит отдельно, Армения в данный момент принимает решение двигаться в сторону Евразии, Молдова в очень трудной ситуации не потому что не становится ближе к ЕС, а поскольку проводит ряд реформ, которые должны быть приняты. На мой взгляд, Украина наиболее важная страна, но никто не знает, каким будет окончательное решение в связи со стратегическим выбором Украины. И сейчас мы подходим к Азербайджану и Грузии. Азербайджан самодостаточная страна, очень важная для Европы в том, что касается энергетических моментов. Грузия в этом контексте также является страной со значительной геостратегической позицией, она стоит трубопроводы. И, если быть реалистом, каждый, кто думает только о правах человека и игнорирует фактор экономики и энергетики, находится в очень сложном положении в смысле поиска сбалансированного решения. Поэтому я всегда принимают во внимание все эти вещи.

- Некоторые уверены, что принципы и права человека — это главное, о чем должен беспокоится ЕС и страны ВП. Аргумент других заключается в том, что через экономическое сотрудничество эти страны станут ближе к стандартам ЕС. Что совместить эти аргументы?

- Я вырос среди диссидентов, мой отец был диссидентом в бывшей Югославии во времена Броза Тито. Я крепко связан с ценностями прав человека и подобными этому вопросами. Но я также был президентом, и мой опыт мне подсказывает, что у того, кто думает о том, что важны лишь ценности, не будет устойчивой политики. И поэтому я призывают всех быть реалистами с тем, чтобы найти решение — защищать ценности и права человека для каждой группы национальных, религиозных меньшинств, ЛГТБ-сообществ, но в то же время принимать во внимание фактор экономики. Если мы игнорируем оба этих момента или один из них, будет очень сложная ситуация, при которой трудно найти путь для защиты прав человека.

- Как вы оцениваете российский фактор в этой инициативе?

- Россия — крупная держава, она ведет себя как крупная держава. Я был президентом небольшой страны и в отношениях с ЕС имел дело с этим фактором крупной державы. Поэтому мы должны понять, что Россия иногда должна себя вести как крупная держава, имея в виду ответственность ее лидерства.

В то же время Россия не слишком осведомлена в связи со устремлениями ЕС в отношении Восточного партнерства. И они хотели бы защитить свои собственные интересы в этих странах. Они хотели бы увеличить свое влияние в этих странах и не только в них, но также и на Западных Балканах. И везде в мире, как крупная держава. Как это делает США в Тихоокеанском и других регионах.

Но в плане будущего ВП влияние России является очень важным. И ЕС должен серьезно принять это во внимание и попытаться убедить Россию, что ВП не направлено против нее. В противном случае ЕС будет сложно вести устойчивую и успешную политику в регионе ВП.

В заключение я скажу: какой бы ни была позиция России, ЕС должен продолжать политику ВП и пытаться убедить ее, что ВП не направлено против России. В ином случае ЕС упустит стратегический момент и не станет глобальной супердержавой. Это очень важно в течение следующих двадцати лет, так я вижу ситуацию.

ru.DELFI.lt
Строго запрещено копировать и распространять информацию, представленную на DELFI.lt, в электронных и традиционных СМИ в любом виде без официального разрешения, а если разрешение получено, необходимо указать источник – Delfi.
|Populiariausi straipsniai ir video
|Maža didelių žinių kaina