Глава Наблюдательного совета Укроборонпрома Айварас Абромавичус в интервью ЛІГА.net рассказал о "смотрящих" за военкой, компетенциях Зеленского, предательстве Порошенко и влиянии Коломойского.
Aivaras Abromavičius
© DELFI / Domantas Pipas

Интервью с Айварасом Абромавичусом проходило на следующий день после его назначения главой набсовета Укроборонпрома - огромного концерна, объединяющего все госпредприятия оборонно-промышленного комплекса Украины.

Концерн известен не только многомиллионными военными подрядами, но и коррупционными скандалами. Самый известный разразился в марте этого года, когда журналисты Bihus.Info обнародовали информацию о связи сына первого зама секретаря СНБО Олега Гладковского с контрабандистами поставляющими российские комплектующие для украинской армии. Тогда Гладковский лишился своего поста, а информация о масштабных коррупционных схемах в Укроборонпроме потопила рейтинг Петра Порошенко.

- Зеленский этого не хочет повторить, поэтому заинтересован в эффективной трансформации компании, - уверяет Абромавичус. Среди первых его шагов замена старых топ-менеджеров на новых, масштабный аудит, корпоратизация и ликвидация схем.

Aivaras Abromavičius
Aivaras Abromavičius
© DELFI / Domantas Pipas

Это длительный процесс. Если верить редактору американского издания Atlantic Council Мелинде Херинг, у Абрамавичуса есть шансы продолжить его в кресле премьера. Она назвала его имя среди пяти вероятных кандидатов на пост. А сам он поделился материалом в своем Twitter.

- Еще ничего не известно, давайте подождем завершения выборов, - туманно отвечает Абромавичус на вопрос о возможном премьерстве.

Это вторая попытка литовца с украинским паспортом закрепиться в украинском политикуме. Первая - произошла в 2014 году, когда он возглавил Минэкономики. В начале 2016-го Абромавичус со скандалом покинул должность, заявив на специально созванной пресс-конференции, что не собирается "быть ширмой для откровенной коррупции" и обвинил первого замглавы фракции БПП Игоря Кононенко в блокировании работы министерства.

После начала президентской кампании Абромавичус присоединился в качестве советника к команде Владимира Зеленского.

Укроборонпром и реформа ОПК

- Вы возглавили набсовет Укроборонпрома (УОП). Ваши первые шаги.

- Первый - проведение международного финансового аудита предприятий Укроборонпрома за 2018-2019 гг. Этот простейший вопрос затянулся на два года, но так быть не должно.

Аудит покажет реальное финансовое состояние компании, но его целью не является раскрытие коррупционных схем. В этом есть недопонимание со стороны общества.

Второй шаг - кадровые изменения. Они назрели.

Третий - стратегия. Ее разработке с привлечением внешних экспертов также посвятим следующее заседание в сентябре.

Четвертый шаг - это структура управления. Сейчас вокруг УОП очень много стейкхолдеров, слишком много людей - их больше десяти - из разных ветвей власти, которые влияют или пытаются влиять на компанию. Это очень запутанная и неэффективная система управления и ее надо менять.

- Как?

- УОП должен управляться исключительно через набсовет, а уже его состав формируется с учетом интересов офиса Президента, Кабмина и СНБО. Состав набсовета надо расширить с пяти членов, до минимум семи, добавить туда больше разных компетенций.

Aivaras Abromavičius
Aivaras Abromavičius
© DELFI / Domantas Pipas

- До недавнего времени считалось, что Сергей Пашинский и Олег Гладковский - конкуренты по распилу оборонки. Они сохраняют влияние?

- Когда на оборонку получили влияние Гладковский, Пашинский и многие другие, конечно произошли кадровые изменения, в структуре появились близкие к ним люди. Я не могу сказать, что все менеджеры концерна делают какие-то неправильные вещи - я увидел достаточно много профессионализма.

У меня самая большая претензия к людям, которых вы назвали, - наличие серьезного конфликта интересов. Это связано с тем, что они имеют в частном секторе компании, которые участвуют в ОПК.

Люди имеющие бизнес в этой отрасли не должны даже близко подходить к формированию политики или к ключевым госпредприятиям в этом же секторе.

- Увольнять будете в том числе и по соображениям политической целесообразности?

- Когда открываешь интернет, а оттуда льется негатив на человека, как из ящика пандоры, - страдает имидж компании и имидж руководства страны в целом. Нам с такими людьми не по пути.

- Что планируется делать с советским наследием - склады, непрофильные активы, оружие, боеприпасы - тоже продавать? Сколько его осталось?

- Сейчас никто не знает, сколько и чего у нас есть. К тому же все по чуть-чуть растаскивается. Нужно проводить инвентаризацию. Выяснять что не нужно, затем от этого прозрачно избавляться и реинвестировать обратно в компанию.

- Назовите топ-3 схемы в системе оборонки. Какой масштаб коррупции?

- Точной цифры нет. Думаю это сотни миллионов долларов за весь период работы концерна.

- Насколько мы зависим от РФ в поставках комплектующих?

- Зависимость сокращается очень быстро и она должна падать путем большей кооперации компаний внутри концерна. У меня есть более точная информация по отдельно взятым предприятиям, но поделиться ей не могу.

- Сейчас Украина продает оружия на $1,1 млрд, к 2025 году планируется продавать в пять раз больше. За счет чего?

- Прежде всего - экспортный потенциал. Я общался с руководителями спецэкоспортеров и видно, что мы можем сильно увеличить экспорт на отдельных направлениях и рынках.

В чем мы сильны? Проектирование и производство ракет. Есть очень большой потенциал в авиастроении и он не раскрыт. Отрасль сложная и здесь может быть два результата: или все, или ничего. Середины не будет. Есть частный сектор, доля которого будет расти. Уже сейчас около половины продаж спецэкспортеров составляет продукция частных компаний.

Второе направление - поставки для Минобороны. Считаем, что объемы закупки отечественной техники (и вообще всей техники) для нужд армии недостаточны. ВВП будет расти, расходы на оборону будут расти и, надеемся, будет расти процент от бюджета Минобороны, который приходиться на вооружение. Сейчас он меньше 20%.

Третье направление - развитие производства продукции необоронной сферы.

Почему Украина упустила шанс при Порошенко и как будет с Зеленским

- У вас большие реформаторские амбиции в оборонке. Я вспоминаю 2014 год, когда вы пришли в Минэкономики. Тогда новое правительство называли "спецназом реформ". Были большие ожидания и чувство, что можно многое изменить. К концу каденции Петра Порошенко этого чувства уже не было. Что тогда помешало воспользоваться окном возможностей? Почему сейчас мы не упустим шанс на перемены?

- Люди, которые назначили меня на должность, оказались как раз теми, кто впоследствии мешал. Поддержка была только первые 12 месяцев. В этот период заменили 80% руководителей в министерстве, создали систему госзакупок Prozorro, провели дерегуляцию.

Сейчас ситуация, наверное, похожа на конец 2014 года. В том смысле, что опять есть запрос на технократов и понимание, что старые политики ничего нового делать по другому не собираются. А мы же все понимаем, что если Кабмин будет делать все как раньше, с бесконечными совещаниями, согласованиями, правительственными комитетами, затягиванием времени, рассмотрением в парламенте, результат будет таким же, как и всегда.

- То есть дело не столько в людях, сколько в системе?

- Нет, все начинается с людей. Достаточно посмотреть, кого назначили на должность, сразу легко спрогнозировать, какой будет результат.

Я считаю, что в Кабмине можно создать команду мечты. У нас уже есть большое количество светлых людей, которые себя реализовали в отдельных направлениях. Их просто нужно собрать и дать полномочия. Руководитель (премьер-министр) должен гарантировать свободу действий, делегировать, поддерживать, не мешать и подставить плечо, когда будут какие-то политические моменты. Например, навязывание кадровой политики, труднопроходимые барьеры в парламенте, правительстве и т.д.

Aivaras Abromavičius
Aivaras Abromavičius
© DELFI / Domantas Pipas

Премьер-министр - это командный игрок, он должен создать из правительства сплоченную команду. Этого, к сожалению, в сегодняшнем Кабмине нет.

- На днях в Atlantic Council вышла колонка Мелинда Хэринг в которой перечисляются пять возможных претендентов на должность премьер-министра. Это вы, Владислав Рашкован, Юрий Витренко, Андрей Коболев и Александр Данилюк. Конкурс за кресло премьер-министра уже идет? С вами общались?

- Прежде всего, могу сказать, что это очень достойная группа людей. Если они займут ключевые должности в правительстве - это будет фантастическая история для страны.

Возможно будет приниматься решение в сторону политического тяжеловеса...

- Юлии Тимошенко?

- Что я считаю неправильным. Потому что глубина проблем и с привлечением инвестиций, и с запуском экономики, и в социалке не позволяют их решать старыми методами. Нужен серьезный прорыв - храбрые и кардинальные кадровые решения.

- То есть процесс выбора премьер-министра еще не идет?

- Еще рано. Думаю примерно через месяц после выборов мы увидим состав Кабмина.

- Мы вам чуть-чуть подиграем. Поэтому такой вопрос: если выбор остановится на вашей кандидатуре, ваши первые три решение на посту премьер-министра?

- Первые решения будут конечно касаться кадровых вопросов.

Второе - я бы сразу максимально упростил весь процесс принятия решений в Кабмине и министерствах, что даст нам скорость и значительно улучшит шансы на быстрые изменения.

Третье - реформирование структур кардинально влияющих на экономическую ситуацию в стране. Это ФГИ, налоговая, таможня, АМКУ.

- Вы уже однажды выходили на пресс-конференцию с разоблачительными заявлениями по поводу действующей на тот момент власти. Что может вас сподвигнуть пойти на такой шаг снова?

- Считаю, что люди, назначившие меня в прошлый раз на должность министра, меня сильно предали. Они не просто саботировали или мешали делать то, что изначально просили. Но еще и делали другие неприятные вещи, которые даже трудно комментировать. Так, например, в разгар сыплющихся с разных сторон физических угроз мне лично и даже моей семье, за 12 часов они снимали охрану (охрана от СБУ "Альфа", предоставленная администрацией президента), подвергая необоснованному риску и создавая дополнительный прессинг.

Конечно, это был элемент запугивания. Я понимал: мне таким способом намекают, что я делаю им что-то не комфортное и, что меня хотят склонить к кооперации. Все это было крайне неприятно, неправильно - так не делается.

Даже не представляю, что в будущем подобная ситуация может произойти снова, поэтому исключаю возможность проведения какой-то конференции, куда-то выйти и т.д.

Считаю, что нынешний президент - человек слова. Я присутствовал на дискуссии в узком кругу, когда после победы на выборах президента обсуждался план действий на первые 100 дней. Кто-то предложил не делать налоговую амнистию. Президент сказал: "Подождите, я же обещал?! Если мы это пообещали, мы это будем делать".

Volodymyras Zelenskis ir Aivaras Abromavičius
Volodymyras Zelenskis ir Aivaras Abromavičius
© DELFI / Šarūnas Mažeika

Пока что я вижу, что президент Зеленский все что пообещал, старается делать. Здесь я иногда сравниваю его с американским президентом Трампом, которого часто упрекают за то, что он строит стену между США и Мексикой. Но он же обещал ее построить. Почему он пересматривает торговые договора с Мексикой, Канадой, ЕС, Китаем? Он это обещал.

- Сегодня в интервью ни разу не прозвучало имя Игоря Коломойского. Вы считаете этот человек на стороне светлых или темных сил?

- У Коломойского крайне негативный имидж на западе - это факт. У него неоднозначная репутация здесь. А вот консьержке на первом этаже в нашем доме, Коломойский нравится. Он человек умный, резкий, нестандартный, создал хороший интерфейс в ПриватБанке, которым пользовалось до четверти населения страны.

Считаю, что крупный бизнес, включая Коломойского, Ахметова, Фирташа, не должен влиять на политику и не должен действовать старыми методами.

- Офис президента возглавляет юрист Коломойского. Вы верите, что Коломойский не влияет на президента?

- Я не вижу большого участия (Коломойского. - Ред.). Нам же говорили, что близкие к Коломойскому люди составят большинство в списке партии Слуга народа. Сколько там людей, близких к Коломойскому? Наверное, не больше 10.

Коломойский Коломойским, но Зеленский - самодостаточный, независимый президент, у которого нет руководителей и обязательств ни перед какой бизнес-структурой. И это правильно, так должно быть, за это голосовали люди, это дает шанс и вселяет надежду в нас всех.

Министр: решение латышей по БелАЭС – моральное поражение Литвы (8)

В связи с намерениями Латвии импортировать...

"Визит к настоящим друзьям": спикер украинской Рады прибывает в Литву (23)

Завершающий своё пребывание на посту председателя...

Самые влиятельные в Литве - 2019 год: список политиков (36)

DELFI объявляет новую часть проекта "Самые влиятельные в...

TOP новостей

У переправы в Смильтине невиданные очереди: среди водителей есть и пройдохи (1)

Водитель экспресса Нида - Клайпеда , остановившийся в...

Работодатели в Литве нашли новый способ задабривания работников (1)

12% или каждая 8 компания в Литве – столько компаний, по...

ВидеоМы! Новая серия про 90-е в Литве. ТВ и кино с тех лет и до сегодняшнего дня (2)

Какие передачи и фильмы мы смотрели в 90-е ? Где теперь...