aA
Бывший мэр Вильнюса Артурас Зуокас 20 февраля оценил в фейсбуке заявления своей супруги Агне Зуокене. В открытом заявлении он указал, что она нуждается в помощи.
Artūras Zuokas
Artūras Zuokas
© DELFI / Kiril Čachovskij

Политик указал, что близкие уже ничем ей помочь не могут.

"Я не знаю, что и как писать, но знаю, что должен как-то объяснить и объясниться. Всю ночь и все утро я говорю с собой... Агне нужна помощь, которую, к сожалению, ни я, ни другие близкие оказать уже не можем. Прошу поддержать ее, несмотря на то, что это нелегко. С течением времени ЖАЛОСТЬ близких стала СНИСХОЖДЕНИЕМ, а для Агне – повод ничего не менять...", – писал он.

"Потом мы столкнулись с законами, которые ставят превыше всего "тайну человека" и приводят к таким ситуациям, когда нуждающийся в помощи человек остается один на один со своей "тайной". И это называют правом человека, несмотря на то, что она ведет к гибели. Говорят, что другой не может брать на себя чужое бремя. Можно лишь помочь человеку сбросить его, но только если он сам этого хочет. Как разбудить такое желание!", – писал Зуокас.

Он призвал людей не критиковать Агне за ее слова.

"Прошу, не пишите обидные и оскорбительные комментарии под записями, оставленными Агне. Если можете, напишите: "Агне, ты можешь помочь себе. Ради себя и ради тех, кто тебя любит" – ведь так много лет призывал женщину заботиться о своем здоровье"... Именно это было написано на розовом автобусе, который посетили сотни тысяч женщин. Дорогие женщины, прошу вас, сейчас ваша очередь призвать Агне позаботиться о ее здоровье", – писал он в фейсбуке.

Агне Зуокене дала эксклюзивное интервью журналистам Delfi. Она процитировала написанное в полицию заявление и сказала, что Зуокас пытается представить ее больным человеком, не отвечающим за свои действия, который даже может покончить с собой и при этом маскирует свои реальные цели.

Во время беседы политик подчеркнула, что не чувствует себя в безопасности. А на прямой вопрос, неужели супруг думает о покушении на ее жизнь, Зуокене ответила: "Однозначно".

"Психологическое и физическое насилие я испытывала на протяжении всех 28 лет супружеской жизни с Зуокасом", – сказала Delfi Зуокене.

"Сейчас мы разводимся, однако втроем живем в нашей квартире. В 2019 году Зуокаса не было дома около 100 дней, а в 2020 г. он появился дома только 12 января. 13 января начался положенный в рамках развода процесс медиации", – сказала Зуокене.

Рядом с квартирой супругов находится принадлежащий им гостевой дом, в котором Зуокене держит свой компьютер и рабочие документы.

"Я унесла его из квартиры осенью 2019 года, поскольку Артурас проверял мой компьютер и документы в нем. После этого он поменял замок в рабочем кабинете, и я до сих пор не могу забрать оставшиеся там документы", – рассказала женщина.

По ее словам, 14 января была запланирована общая встреча, но в этот день: "В 7.45 ч. Артурас позвонил в дверь гостевого дома, а когда я открыла дверь, обвинил меня в том, что я взяла его компьютер, хотел силой пройти в помещение, где нет его вещей. Я сказала, что впущу его только с полицией. Мы вместе осмотрели все наше жилье, но компьютера там не было. Тогда он побежал в гостевой дом, дверь в который была открыта: он толкам меня, у меня на руках и ногах остались синяки. Я хотела вызвать полицию, но у меня на это не было времени. Он обошел всю квартиру, но своего компьютера не нашел".

"Я уверена, что это была преднамеренная провокация, чтобы вывести меня из себя перед процессом медиации" – считает Зуокене.

По ее словам, она рассказала об этом судье.

"Я сказала судье, я не чувствую себя в безопасности, я сказала, что за мою жизнь уже больше года боятся дети и друзья. Есть вероятность, что Артурас может меня убить и представить это как самоубийство", – сказала Зуокене.

"Я говорила раньше о самоубийстве, но таких намерений у меня никогда не было", – сказала она.

"Хочу заверить, что я никогда не пыталась и не буду пытаться покончить с собой", - продолжила женщина.

"Я скажу так, не боюсь это произнести – я боюсь, что меня убьют. И это будет представлено как самоубийство. Причина - имущество. У нас лично нет никакого имущество, все общее, это имущество компаний, а они принадлежат семье", - сказала женщина.

Зуокене рассказала и об инциденте 18 февраля.

"Он к этому готовился, он знал, когда мы уедем. (…) JisОн выселил меня из дома, слава Богу, не на улицы", – рассказала Агне, сказав, что она с дочерью на несколько дне ездила в Аникщяй, где и получила смс-сообщение Зуокаса.

"Добрый день дорогие дети и Агне, как мы знаем, мама живет не только в нашей квартире на Ужупё x–17, но и приходит в квартиру на Ужупё x–10, где живем мы с Эмилией. Я никогда не был против того, чтобы мама навещала Эмилию, когда ей этого хочется и когда этого хочет Эмилия, но в последнее время Агне была виновницей ряда стрессовых ситуаций, которые выясняет полиция. По нашему общему решению, большую часть мебели из квартиры на Ужупё x–17 мы отдали вам, а другую увезли на склад. Сегодня мебель вернулась в квартиру на Ужупё x–17, где живет мама. (…) Я надеюсь, мы все с уважением относимся к личной жизни друг друга и спокойствию, чтобы не было никаких недоразумений", – писал он в семейном чате.

Дальнейшую ситуацию зафиксировали приставы - ни Агне, ни дочь не смогли открыть квартиру на Ужупё х-10 ключами, которые у них были. Когда позвонили в дверь, ее открыл Зуокас и впустил дочь, но не впустил Зуокене. Пытаясь закрыть дверь, он прижал ногу и руку Агне. Когда Агне убрала ногу, Зуокас закрыл дверь на ключ. После этого Зуокене вызвала полицию.

Напомним, что в минувший вторник Зуокене обратилась в полицию, сообщив о насилии в ближайшем окружении. Чета Зуокасов сейчас разводится.

"Полиция выезжала, написано заявление, собрана информация для уточнения, ее передали в 3-й комиссариат полиции, который все и выяснит. Сообщалось о насилии в ближайшем окружении", – сказала BNS пресс-секретарь Вильнюсской полиции Юлия Самороковская.

Адвокат Зуокене Кястутис Швиринас сказал, что Зуокене не впустили в квартиру в Ужуписе и не разрешили увидеться с несовершеннолетней дочерью.

Пресс-секретарь Государственной службы по правам ребенка и усыновлению Арунас Малиновскис сказал Delfi, что сейчас специалисты общаются с семьей.

"Было сообщение, с семьей общаются, выслушивают позицию ребенка. Общаются с обоими родителями, пока решения нет, но процедура начата", – сказал он, заметив, что для службы главное - "мнение ребенка".

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!

ru.DELFI.lt
|Populiariausi straipsniai ir video
|Maža didelių žinių kaina