"За ночлег я плачу 24 евро с чем-то в месяц. За свет и воду платить не надо. Прямо скажу – живи и радуйся. Дают стиралку, есть кухня. Чего еще хотеть? Нужно лишь жить по правилам, нормально", – сказала Виргиния, которая живет в Вильнюсском ночлежном доме уже три года.
© DELFI / Domantas Pipas

В коридоре ночлежного дома нет окон. Сразу за дверью стоят ящики с едой. Директор Вильнюсского ночлежного дома Эдвардас Яблонскис пояснил, что эти продукты привез "Продовольственный банк". "У нас есть несколько кухонь, но постояльцев мы едой не обеспечиваем", – заметил он.

На данный момент в Вильнюсе есть три ночлежных дома, в них могут жить до 300 человек. Летом жильцов в них немного, но зиму все хотят пережить в безопасности и тепле.

Коридоры здесь чисты, но воздух пропитан неприятным запахом. По словам организатора социальной работы Ангеле Суховене и Симоны Яглинской, соцработники здесь работают посменно, чтобы всегда быть рядом, когда нужна помощь.

"На первом этаже живут нетрудоспособные люди, на втором-третьем только мужчины, а на 4 - женщины", – сказала Суховене.

По словам Яблонскиса, больше всего жильцов ночлежного дома - мужчины, все они - люди разного возраста. "Одним удается встать на ноги. Другие пропадают, а потом опять возвращаются, когда их выпускают из тюрем", – сказал директор.

Яблонскис сказал, что растет число людей, нуждающихся в подобных услугах. "Появилось больше инвалидов. Причины разные: наркотики, ампутированные ноги, обмороженные пальцы. Им нужен безопасный ночлег, чтобы мы спокойно спали, чтобы пьяные не ходили под окнами и не кричали", – сказал собеседник.

Он сказал, что здесь живут те, кому некуда пойти, у кого нет имущества, места жительства. Жить они здесь могут 6 месяцев, а потом комиссия решает, предоставлять ли им эту услугу дальше.

В коридоре мы встретили 66-летнюю Виргинию. Она живет здесь уже три года. Соцработник отругала ее за то, что она держит у себя ключ от ванной. Виргиния вернула ключ и сказала, что если ключ не у нее, то в ванной начинаются беспорядки.

"Я привыкла к жизни здесь. Я умею общаться с людьми, не даю себя в обиду. Здесь хорошо. Было бы еще лучше, если бы люди были понормальнее, – смеется она. – Я скажу пару слов погромче, и наступает тишина. Надо иногда наводить порядок, они забывают, где находятся".

Женщина живет на пособие – 145 евро в месяц. Денег на жизнь, по ее словам хватает, особенно после того как она бросила курить. "за ночлег я плачу 24 евро с копейками. Не надо платить за свет и воду. Прямо скажу – живи и радуйся. Дают стиралку, есть кухня. Чего еще хотеть? Нужно лишь жить по правилам", – рассказала Виргиния.

Сейчас она - пенсионерка, а раньше работала маляром-штукатуром и жила в Кретингском районе. "Я вышла замуж за алкоголика. Мучилась 17 лет, а потом убежала", – рассказала женщина. Она уехала за границу. После этого ее муж покончил с собой, поскольку никто о нем не заботился.

У Виргинии 3 дочери, все они выросли в детдоме, куда Виргиния их отдала сама.

"Я работала, муж пил. Девочкам надо было ходить в школу 2,5 км по лесу. Детям страшно было. Председатель знала об этом, знала, что пил мой муж, его мать. Предложила детям место в детском доме. Денег не было, работы тоже. Как их одевать? Это было болезненное решение, но что делать? Смотреть, как муж пьет и насмехается над детьми?", – со слезами на глазах рассказала женщина.

"Я еще не отошла после этого. Мужу не могу простить. Хотя так нельзя говорить, но я наверное всю это злость унесу с собой в могилу. Я ничего не видела, только работала, забыла, что такое сон. Я работала как вол, а ему хоть бы хны: ноги в ботинках на кровать и поет", – рассказала женщина.

Она сама не пьет. Выпивала по молодости. Но когда появились дети, перестала пить.

Убегая от мужа и проблем, в 1999 году она уехала за границу. Вернулась в Литву в 2006 году.

Когда вернулась, деваться было некуда. Она росла с отчимом. Есть у нее сводный брат. Она знала, что ему и достанется квартира. "Еще когда мать была жива я спрашивала, а мне что? Она сказала, что мне достанется собака Пуке, чтобы у контейнера я могла ноги погреть", – вспоминала Виргиния.

На шею дочерям она также не хотела залезать.

"Устроилась уборщицей в магазине. Работала по ночам. Тяжелая работа, но работа. А какую еще найдешь, если ты стар?", – сказала собеседница.

Но вскоре всех ночных уборщиц уволили. Виргиния встала на биржу, но работу так и не нашла. "Появились долги. Звонила брату в Ирландию. Денег у него не брала. Когда умру, буду спокойна, что никому не должна. Не заработала и не надо", – сказала женщина.

На втором этаже у мужчин есть две кухни, два туалета и курилка.

Днем здесь немноголюдно: днем здесь бывают лишь те, кто вернулся с работы или не может работать из-за болезни или инвалидности.

По словам Суховене, главное, чтобы общество принимало живущих здесь людей.

В одной из комнат на втором этаже живет 34-летний Томас. "До этого я был в тюрьме, на улице. С завтрашнего дня начинаю работать", – сказал он. Он будет работать мебельщиком.

"Я сидел на героине с 16 лет. Окружение мое не было плохим. Не обязательно надо быть сыном алкоголика, чтобы начать пить, это стереотип", – сказал Томас.

Он сказал, что вырос в дружественной теплой атмосфере. Как и везде, были свои проблемы, но насилия не было. Сегодня он пытается наладить отношения с семьей, укрепить их.

На вопрос, почему в его жизни появился героин, он сказал, что это было проявление глупой юношеской смелости.

"Хотелось все почувствовать, испытать. Я ни за кого не отвечал, никто меня не контролировал, я был свободен. Мне это понравилось", – сказал он, упомянув, что в тюрьму попал, как и другие наркоманы, за кражи.

"Я перестал употреблять наркотики, когда вышел из тюрьмы", – сказал Томас.

На вопрос, легко ли было в тюрьме получить дозу, он не скрывал, что это так и изменится ситуация не скоро.

Сейчас жизнь Томаса меняется: он нашел работу, кроме того, помогает другим - учит безопасному использованию наркотиков.

"Люди употребляют наркотики. Война давно проиграна, надо просвещать молодежь, если они уже употребляют, то должны делать это безопасно. Я не говорю только о шприцах. Есть разные приспособления, способы", – сказал Томас.

Сам он надеется, что все в его жизни наладится. "Я участвую в программе, проще говоря, пью таблетки. Я не решил еще, что не буду употреблять, вот и все. Пью таблетки. Иначе мой мозг не может работать... Мне не хватает одного слагаемого, чтобы нормально функционировать", – объяснил он.

В такой ситуации, по словам Томаса, главное - не отвернуться от близких.

Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии

Дипломы университетов стран Балтии будут признаваться автоматически (6)

Сейм Литвы планирует ратифицировать договор Литвы,...

Бывшего главу Шяуляйского аэропорта подозревают в подкупе офицера (1)

По данным BNS , в попытке подкупа литовского офицера...

Украинский военный: русские в Украину едут как на сафари – пострелять в "хохлов" (379)

Прилетев в Киев , заметить, что страна воюет, можно по...

Погода: грядёт дождь со снегом (1)

После по-зимнему холодной субботней ночи скромных 7...

TOP новостей

"Жизнь нелегка, но мы живём в единодушии": в Литве отметили день толерантности (97)

"Толерантность начинается с самооценки человека, с...

Погода: грядёт дождь со снегом (1)

После по-зимнему холодной субботней ночи скромных 7...

Икону Матери Божией Остробрамской украсит корона из пожертвованного золота (23)

В воскресенье, в престольный праздник Матери Божией...

Бывшего главу Шяуляйского аэропорта подозревают в подкупе офицера (1)

По данным BNS , в попытке подкупа литовского офицера...