Политический активист из Азербайджана, член партии "Мусават" Азад Хасанов вместе с семьей получил политическое убежище в Литве в январе 2016 года. В начале октября этого года он рискнул вернуться в родную страну, чтобы попрощаться с умирающим отцом.
© Asm. albumo nuotr.

На следующий же день он был похищен группой лиц в гражданском, примерно пять дней никому из близких ничего не было известно о его дальнейшей судьбе. Позднее появилась информация, что Хасанов находится в заключении и ждет суда по обвинению в контрабанде наркотиков в особо крупных размерах.

Обозревателю inBaltic Виктору Денисенко удалось встретиться и поговорить женой Хасанова - Тараной Маммедовой, оставшейся в Вильнюсе с ребенком. По ее словам, преследование ее мужа носит исключительно политический характер, хотя и маскируется криминальной статьей. Маммедова отмечает, что в Азербайджане это является обычной практикой.

Расскажите, что случилось с вашим мужем?

Мой муж Азад Хасанов был политическим активистом в Азербайджане. Он всегда боролся против несправедливости. В 2014 году мы были вынуждены покинуть свою родину, после того, как мой муж организовал очередную акцию протеста. После нее на нас начали давить, моего мужа арестовали и избили, нам поступали угрозы. Мы решили, что оставаться в Азербайджане больше небезопасно, поэтому уехали в Европу. Сначала мы оказались в Швеции, но так как въехали по литовской визе – нам сказали, что и искать убежище мы должны в Литве. Поэтому мы сюда и перебрались и в 2016 году получили постоянный вид на жительство.

Как официально звучит ваш юридический статус в Литве?

Мы политические беженцы (Официально статус звучит как "беженцы" - inBaltic). Это дает нам право на постоянный ВНЖ в Литве.

Легко ли было покинуть Азербайджан?

Психологически это было тяжело. Муж очень переживал. Когда его мать умерла, у нас еще не было никаких официальных документов. Поэтому, когда утром 10 октября нам позвонили и сказали Азаду, что отец при смерти – он решил ехать назад попрощаться.

Насколько понимаю, он вылетел в Баку в тот же день. А когда его задержали?

Это произошло на следующий день, 11 октября. К соседнему дому подъехал черный автомобиль "Хюндай". По свидетельствам брата мужа, который это видел, в задержание моего мужа участвовало 4-5 человек в штатском. Они не представились, ни показали никаких документов. Увезли его в неизвестном направлении. Родные и близкие пять дней не могли его найти. Его брат звонил в полицию, говорил, что человека похитили, но никто не реагировал. Пять дней найти моего мужа не мог и адвокат, предоставленный партией "Мусават". Куда бы ни звонили – не было никаких вестей.

Через пять дней адвокату наконец сказали, что моего мужа вывезли в Кюрдахане, где находится следственный изолятор. Также сказали, что был суд, и ему назначена предварительная мера пресечение в виде ареста на четыре месяца, а обвиняют его в контрабанде наркотиков. Хочу подчеркнуть, что наш адвокат в этом процессе не участвовал, что и как там происходило не видел.

К вашему мужу применялись какие-то меры воздействия?

Я точно не знаю, но предполагаю, что моего мужа могли бить. Единственное, что знаю – это то, что не убили, он жив. Но наверняка пытали, поскольку он подписал признательные показания, а обвинение просто абсурдное. Мой муж, когда прилетел в Баку, прошел проверку в аэропорту. Его тогда не задержали. Посудите сами, как такое возможно, если бы он действительно что-то вез. При этом для меня очевидно, что обвинения ложные. Мой муж никогда даже не курил, не пробовал алкоголя.

Хочу, чтобы вы знали, что мой муж не единственный такой. В Азербайджане есть намного больше политических заключенных, против которых сфабрикованы дела по криминальным статьям. 90% таких обвинений связанно именно с наркотиками.

Позволяют ли сейчас вашему мужу общаться с адвокатом?

Да, уже 16 октября адвокат в первый раз увиделся с Азадом. Юрист нам сообщил, что мой муж находится в крайне подавленном психическом состоянии. Его, похоже, сильно напугали. Мы предполагаем, что пугали тем, что что-то плохое может случиться с близкими. Адвокат передал, что мой муж сказал, чтобы мы держались…

Какие перспективы вы видите в связи со сложившейся ситуацией?

Я не вижу никаких перспектив. Он уже у них в руках. Там нет никакой свободы, никакого правосудия. Их ничего не волнует, кроме того, что он критиковал власть, выступал против нее. Это как приговор.

Единственное, на что надеюсь, что ему не дадут максимальный срок. Все равно это первая судимость. А так, по статье, ему грозит от 5 до 12 лет. При этом и сами судьи должны понимать, что человека оклеветали, что это расправа.

Я знаю, что вы обращались в соответствующие литовские институции за помощью. Получили ли какой-то ответ?

Не было никакой реакции на мои обращения. Никто мне не отвечает. Я думаю, что Литва не окажем мне в этом вопросе поддержку.

Азад Хасанов и Тарана Маммадова с сыном
Азад Хасанов и Тарана Маммадова с сыном
© Asm. albumo nuotr.

А международные правозащитные организации?

Я написала в местный "Freedom House". Они тоже отказались мне помочь. Сказали, чтобы я обращалась в азербайджанский филиал, что могут помочь только там (По нашим данным, у "Freedom House" нет филиала в Азербайджане. Скорее всего речь идет о местных правозащитниках - inBaltic). Но Литва – Европа. Здесь они действуют свободно, а в Азербайджане и правозащитники находятся под сильным давлением. Я уже обратилась и к ним, но им в Азербайджане очень сложно что-то сделать. Они сами там под прицелом.

Осознавал ли ваш муж те риски, на которые он идет, возвращаясь в Азербайджан?

Да, конечно, он понимал это. Он даже билет купил только в одну сторону. Но мне об этом не говорил, не говорил, что его скорее всего там арестуют. Сразу в аэропорту его и не тронули. Он спокойно добрался до дома отца. Ночью еще позвонил мне, что добрался. Я даже сказала ему: "Ты счастливый, ты на родине".

А вас не пытаются сейчас выманить в Азербайджан?

Нет, но на меня оказывается психологическое давление. Я стала замечать слежку. Ведешь ребенка в школу, и появляется человек, который демонстративно громко говорит по телефону по-азербайджански, потом тебя фотографирует. Раньше ничего этого не было. Конечно, мне тяжело, я осталась одна с ребенком. Но, честно говоря, я уже не боюсь. Я потеряла свою родину, теперь еще разлучена с мужем. Что случилось – то случилось.

Но я также понимаю, что все это делается специально. Не только меня хотят запугать, но хотят в целом добиться, чтобы другие беженцы-азербайджанцы испугались. Чтобы они видели, что власть в Азербайджане о них не забывает, чтобы они просто сами боялись открывать рот.

Оригинал статьи - на сайте inbaltic.lt

Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии

"Список Путина" будет представлен в Вашингтоне (22)

На этой неделе состоится несколько встреч в различных...

Дело Кручинскасов: с отца подозрения сняты, мать ждет суд (8)

Прокуроры завершили расследование в деле каунасской...

Литовский премьер: зарплаты снизились у 20% учителей, причина – снижение нагрузки (14)

Литовский премьер Саулюс Сквернялис повторяет, что не...

TOP новостей

Старые кадры о главном: фильм "Свидетели Путина" как призыв к покаянию Специально для DELFI (452)

Документальный фильм Виталия Манского "Свидетели...

Литовский премьер: зарплаты снизились у 20% учителей, причина – снижение нагрузки (14)

Литовский премьер Саулюс Сквернялис повторяет, что не...

Ремесленники возмущены повышением цен за места на ярмарке Казюкаса (28)

Ярмарка Казюкаса, которая пройдет в марте 2019 года уже...