aA
В гостях у "Delfi Главное" иммунолог, профессор Медицинского центра Вильнюсского университета Аурелия Жвирблене, а также инфектолог, профессор Медицинского факультета Вильнюсского университета Витаутас Усонис.

Вместе с медиками и учеными мы обсуждаем создание новой вакцины от коронавируса, о которой на этой неделе объявили компании Pfizer и BioNTec.

Когда ее ждать в Литве, каковы особенности транспортировки и клинических испытаний. Почему литовские врачи не рекомендовали бы закупать российскую вакцину, может ли вакцина попасть на черный рынок?

В то же время ситуация с распространением коронавируса в Литве пока не обнадеживает. Хватит ли Литве трех недель карантина для восстановления контроля над заболеваемостью коронавирусом?

- Вы позитивно оцениваете сам факт наличия вакцины и того, что ее испытания близятся к завершению? Новости о создании вакцины, испытания, которые уже находятся на третьей стадии, действительно являются переломным моментом в контексте истории борьбы с коронавирусом? Не слишком ли мы спешим с радостью по поводу скорой победы над коронавирусом?

Аурелия Жвирблене: “Действительно, это очень важная и хорошая новость. Ее нужно оценивать исключительно позитивно, поскольку до сих пор из всех вакцин, которые проходили третью фазу испытаний, не было таких обнадеживающих по эффективности результатов.

Конечно, еще остаются дела, которые должны быть выполнены. Во-первых, третья фаза клинических испытаний должна завершиться, поскольку это промежуточный результат. Для окончательного подтверждения какого-то процента эффективности потребуется больше зараженных людей в этом клиническом испытании. Число испытуемых уже известно. Должны заболеть 164 добровольца. Именно после этого третья фаза завершится и можно будет назвать точный процент, а также сказать, что испытание прошло успешно”.

Витаутас Усонис: Говоря о борьбе с коронавирусом, нужно отметить, что создание любой вакцины является созданием оружия, инструмента, которым мы сможем воздействовать на эту инфекцию и пандемический процесс. Относительно тех результатов, которые были опубликованы Pfizer в понедельник, то исключительно важно, что показана клиническая эффективность принципиально новой вакцины. Это важно, поскольку до этого в практике не было вакцин подобного класса. Именно поэтому результат важен не только для Pfizer, а и для всех других, кто работает над созданием РНК-вакцин. Конечно же, мы ждем окончания исследований, дальнейших результатов и скорейшего внедрения этого инструмента [вакцины] в нашу ежедневную практику.

- На этой неделе министр здравоохранения сказал, что уже в январе первые дозы вакцины могли бы поступить в Литву. Насколько, на ваш взгляд, это реально, исходя из того, как сейчас протекает тестирование?

Витаутас Усонис: “Видите, путь вакцины от производителя до прививочного кабинета довольно длинный. Конечно, мы все с нетерпением ждем, когда эта вакцина появится. Мы все считаем дни и месяцы. Одни политики говорили, что это может быть до выборов, а другие - что после, поскольку все это для нас очень актуально. Я же говорю очень реалистично. Мы будем поздравлять друг друга тогда, когда эта вакцина будет в наших прививочных кабинетах, а мы будем готовы прививать ее нашим людям. До этого следует закончить испытания одной или другой вакцины.

Сейчас на финальном этапе клинических исследований, около 10-ти кандидатов. Это не только Pfizer, Moderna или AstraZeneca, но и нескольких других. Еще 54 вакцины на данный момент находятся на начальной стадии клинических испытаний. То есть сейчас проводится огромная работа по всему миру с разработкой вакцин. Мы должны дождаться результатов, а уже после внести свой вклад в то, чтобы эти вакцины были использованы как можно более рационально”.

Аурелия Жвирблене: “Вы знаете, транспортировка вакцины - это один вопрос. А другой, как и сказал профессор, заключается в вакцинации людей. До регистрации вакцинация невозможна. Сначала вакцина должна быть зарегистрирована, а уже после ее можно будет использовать для прививок. Транспортировка значит то, что, если вакцина уже будет изготовлена, то какое-то ее количество привезут в страны, в том числе и в Литву. Вакцина просто будет ждать того часа, когда ее разрешат использовать”.

- Транспортировка вакцины должна происходить в холодных контейнерах при температуре -70 или -80 °C. Могут ли возникнуть трудности при транспортировке со странами, где нет такой инфраструктуры, например, жаркая Африка? Как вы считаете?

Аурелия Жвирблене: “Это действительно такой технологический вызов, поскольку РНК-вакцина, сама РНК-молекула не очень стабильна. Именно поэтому данная вакцина должна храниться при таких низких температурах. Для транспортировки скорее всего будет использован сухой лед. Это большие контейнеры, температура в которых -100°C и ниже. Потом вакцина должна поставляться в холодильники, температура которых -70 или -80 °C. Это технический вызов и до сих пор такую проблему не приходилось решать. Если и были сложные в транспортировке вакцины, то минимальная температура составляла -20 °C или от +4 до +6 °C. Здесь есть еще о чем нужно подумать и позаботиться”.

Витаутас Усонис: “В принципе, холодовая цепь не является чем-то новым. Это вполне стандартный процесс. Это не первый раз, когда новые разработанные вакцины требуют жесткой холодовой цепи. Скажем, первые варианты вакцины против ветряной кори, которая прививается в Литве уже много лет, были изготовлены таким образом, что их требовалось транспортировать и хранить при -20 °C.

Конечно же, есть разница между -20 °C и -70 °C или -80 °C. Во-первых, сначала нужно дождаться конца испытаний, рекомендаций производителя по требованиям к холодовой цепи. Следует сказать, что уже сейчас разрабатываются методики и контейнеры, в которых такая вакцина может поставляться. Это не является чем-то совершенно новым. В тех клинических испытания, в которых мы принимали участие в Литве, нам доставляли вакцины в контейнерах с такой же низкой температурой и оборудованием, регистрирующим температурный режим на протяжении всего времени транспортировки. Эти технологии известны, производители готовятся к этому. Нужно надеяться, что это не станет препятствием для распространения вакцин, когда они уже будут разработаны и зарегистрированы”.

- Вы сказали, что нужно дождаться того момента, когда будут проведены все испытания, вакцина будет зарегистрирована и поставлена на рынок. Однако, как вы полагаете, учитывая, что в обществе порой царят скептические отношения по поводу вакцинации, нужно ли сейчас проводить какую-то подготовительную работу по коммуникации с обществом и населением в стране?

Витаутас Усонис: “Абсолютно да! Всемирная организация здравоохранения и другие большие международные организации подчеркивают, как важно проводить разъяснительную работу. Это не первый раз, когда мы говорим о новой вакцине. Тоже самое было с вакциной против рака шейки-матки и рядом других. Очень важно, чтобы общество получило объективную информацию, чтобы эта коммуникация проводилась на хорошем профессиональном уровне не только со стороны медиков и ученых, но и со стороны экспертов в области распространения информации. Это нужно для того, чтобы на момент поступления новой вакцины в страну, люди уже знали о ней, ждали бы ее и принимали решение относительно прививок.

Здесь не нужно думать, что все массово ринутся в прививочные кабинеты. Конечно же, будут скептики и те, кто склонен немного подождать. Я думаю, что иначе и не может быть, потому что люди должны убедиться в том, о чем говорят документы. В первую очередь это безопасность и эффективность вакцин. С другой стороны люди должны увидеть то, как изменится их жизнь, когда вакцины будут зарегистрированы и доступны нашему обществу. Ведь привитому человеку уже будут не обязательны какие-то ограничения в передвижении, посещении общественных мест. Здесь можно приводить много разных примеров того, как это может выглядеть.

Очень важно, не дожидаясь того момента, когда вакцины будут уже у нас, начать рассказывать о них людям. В первую очередь нужно донести, что зарегистрированные вакцины могут быть без всяких исключений только тогда, когда по всем существующим стандартам будет доказана их безопасность и эффективность. Это основоположение. С этой мысли мы и должны начать нашу коммуникацию с обществом. Эта коммуникация должна быть как можно шире”.

По всем прогнозам эта вакцина будет создана в самые рекордные сроки за всю историю человечества. Многие скептики утверждают, что за такие короткие сроки невозможно создать хорошую вакцину. Что вы об этом думаете?

Аурелия Жвирблене: “Безусловно, таких примеров еще не было до сих пор. Я бы хотела дополнить ответ про важность коммуникации. К сожалению, есть категория людей, которых никакие аргументы не убеждают. Я сама лично сталкивалась с ними. Они не верят ни в какие вакцины, в эту, думаю, что тоже. Наверняка, такие люди и не будут вакцинироваться, но я надеюсь, что их меньшинство.

Как и сказал профессор, вакцина не будет зарегистрирована до тех пор, пока не проведут все испытания, а также не получат всю информацию об эффективности и безопасности. Если она уже зарегистрирована, то это значит, что эксперты не наблюдают серьезных побочных эффектов.

То, что вакцина создана в такие короткие сроки, тоже зависит от серьезной ситуации. Крупные фармацевтические компании бросают большие деньги и человеческие ресурсы на разработку этой вакцины. До сих пор еще никогда не было, чтобы в такие короткие сроки создавалась вакцина. В любом случае она пройдет все нужные испытания. Единственный вопрос, на который пока что не будет ответа, заключается в отсутствии сведений о том, как долго будет длиться иммунный ответ. Об этом можно будет сказать только через какое-то определенное время. Будет ли защита через два года или пять лет после прививки, об этом мы узнаем только по прошествию этих лет, а не через несколько месяцев. Сейчас мы можем сказать только про тот срок, который уже прошел, но мы не знаем на будущее”.

Витаутас Усонис: “В процессе разработки вакцин существуют работы, которые невозможно ускорить. Например, после вакцинации стандартно должно пройти 28-дней. После этого периода можно будет взять кровь на анализ, чтобы определить наличие антител. После этого будет введена вторая доза вакцины и также потребуется выждать 28-дней. Этот срок никак нельзя сделать короче.

Другой момент заключается в безопасности вакцин. Как правило в клинических испытаниях определяют несколько сроков: острые реакции [3 дня после прививки], долгосрочные реакции [месяц или три месяца]. Этот срок сократить никак нельзя.

Существует также целый ряд трудоемких и затратных по времени работ. В основном это административные работы, которые включают в себя статистический анализ, распределение клинических исследований. Обратите внимание, что почти все крупные исследователи проводят свои исследования на всех континентах. С одной стороны, это позволяет очень быстро вовлечь в клинические испытания большое количество людей. С другой стороны, это позволяет вовлечь в процесс испытания людей из разных регионов мира, сразу же оценить наличие расовых особенностей, а также другие аспекты.

Такие работы не могут и не делаются быстро. Сроки сокращаются за счет тех компонентов в исследовании, которые могут быть проведены быстрее. Например, регистрация вакцин занимает почти до полутора лет от момента, когда заявка подается на регистрацию. Для того, чтобы сократить эти сроки, регистрирующей организацией было принято решение начать оценку существующих документов. Они уже занимаются отчетами, связанными с доклиническими испытаниями, с документами первых фаз клинических испытаний, включая показатели промежуточных исследований. Это делают, чтобы по окончанию исследования, можно было бы быстро принять окончательное решение, не в ущерб качеству”.

- Мы знаем, что в публичном пространстве первым, кто объявил о создании вакцины, была Россия. Недавно было сообщение, что их вакцина на 92% эффективнее, чем вакцина Pfizer. Как вы с позиции специалистов в этих областях оцениваете эти сроки и ситуацию с вакциной в России? Вы бы рекомендовали нашему правительству закупать российскую вакцину?

Аурелия Жвирблене: “Я бы не рекомендовала, поскольку вакцина не прошла третьей стадии испытания. Она прошла только две фазы, всего несколько десятков людей принимали участие в ее испытании. Конечно же, такого количества людей совершенно недостаточно, поскольку в третьей фазе упор делается на подбор испытуемых с разной расой, возрастом, болезнями. Вакцина, которая была разработана в России, не прошла данной фазы. Я бы ее не рекомендовала”.

Витаутас Усонис: “К сожалению, когда политика внедряется в науку и пытается ее использовать в своих целях, получается конфузное состояние. Фактически то заявление и регистрация вакцины от институт Гамалеи является завершением первой фазы клинических исследований. Публикация в The Lancet показывает, что это было только 7-мь исследуемых человек. Конечно же, не может идти речи о регистрации такой вакцины по тем требованиям, которые предъявляются Европейским медицинским агентством. Рекомендовать можно только то, что официально зарегистрировано Европейским агентством.

Хорошо, когда ученые и медики из разных стран занимаются разработкой новых вакцин. Однако это все должно соответствовать современным стандартам, которые более менее одинаковые в индустриальных государствах. Это именно тот путь, к которому идут те 10 вакцин на финальных испытаниях, о которых мы говорим”.

- Может ли вакцина попасть на черный рынок?

Аурелия Жвирблене: “Не знаю, это очень трудный вопрос. Мало ли какие пути есть на черный рынок. Может быть кто-то привезет вакцину из России, будет ее продавать на нашем рынке. Люди должны как-то критически мыслить и не вакцинировать себя такой вакциной”.

Витаутас Усонис: “Прежде всего, это нелегальные действия, поскольку ввоз или торговля лекарствами из других стран без регистрации в ЕС запрещены. Следует предупредить наших зрителей, что в отличие от лекарств, вакцинам очень нужна холодовая цепь. С момента производства, в течение всей транспортировки, во время хранения в прививочных кабинетах и до момента прививки температурный режим для каждой из вакцин должен быть соблюден.

Если вакцина привезена каким-то неофициальным путем, то никто не может гарантировать правильную транспортировку с применением холодовой цепи. Даже если продукт был качественным на время покупки, то никто не может гарантировать, что при транспортировке он не испортился. Я хотел бы предостеречь всех от приобретения вакцин, которые попали в нашу страну таким нелегальным путем”.

- Факт того, что мы позитивно обсуждаем момент третьей стадии тестирования вакцин, не действует как расслабляющим фактор на людей?

Аурелия Жвирблене: “Мне кажется, если мы думаем об ограничениях и не знаем, до какого именно времени они продлятся, то это приводит к истощению. Если же мы примерно знаем, сколько осталось, то нам легче дождаться этого момента”.

Витаутас Усонис: “Я могу только согласиться с этим. Мы зачастую повторяем, что инфекционные заболевания распространяются тогда, когда существуют все три звена эпидемического процесса: источник инфекции, пути распространения, восприимчивое
Words: 2514. Characters: 17899
Editorial comments
Payment settings
Is paid
Open after x days (optional)
Teaser video (DVideo ID)
Teaser
X

Bold (CTRL+B)
Italic (CTRL+I)
Underline (CTRL+U)
|
Subscript
Superscript
|
Font Color
|
Undo (CTRL+Z)
Redo (CTRL+Shift+Z)
|
Charfixer
Insert Link (CTRL+L)
Paste as Text

Save
Publish
Update
Preview
Hide
Disable
Pictures
LocateGrab (int)Grab (pub)Grab by URL
All channels
Search
Article pictures
remove Re-Crop
Koronaviruso testas

Created:2020-10-23 17:05:48

Source:PA / ScanpixSet for all pictures
Alt:Koronaviruso testasSet for all pictures
Small caption:Koronaviruso testasSet for all picturesDelete
Big caption:Koronaviruso testasSet for all picturesDelete
Sizes available for:Square Master15 Master16 Master17 Master18 Master27 MasterAB Front_big Front_2top Front_thumb Article_small Article_big Article_long Article_tiny Middle_thumb Front_2big Front_3medium Mobile_thumb Top_medium Promo_medium Frontpage_small_wide Frontpage_medium_wide Frontpage_big_wide Frontpage_huge_wide Frontpage_carousel_big Frontpage_carousel_small Frontpage_397_200 Frontpage_40 Occasional_small Frontpage_728_270 Frontpage_355_215 Frontpage_230_139 Frontpage_471_314 Frontpage_150_100 Frontpage_728_485 Frontpage_75_75 Carousel Carousel_media
Use in headline:Set for all pictures
remove Re-CropSet first
Aurelija Žvirblienė

Created:2020-10-22 10:53:01

Source:DELFI / Andrius UfartasSet for all pictures
Alt:Aurelija ŽvirblienėSet for all pictures
Small caption:Aurelija ŽvirblienėSet for all picturesDelete
Big caption:Aurelija ŽvirblienėSet for all picturesDelete
Sizes available for:Square Master15 Master16 Master17 Master18 Master27 MasterAB Front_big Front_2top Front_thumb Article_small Article_big Article_long Article_tiny Middle_thumb Front_2big Front_3medium Mobile_thumb Top_medium Promo_medium Frontpage_small_wide Frontpage_medium_wide Frontpage_big_wide Frontpage_huge_wide Frontpage_carousel_big Frontpage_carousel_small Frontpage_397_200 Frontpage_40 Occasional_small Frontpage_728_270 Frontpage_355_215 Frontpage_230_139 Frontpage_471_314 Frontpage_150_100 Frontpage_728_485 Frontpage_75_75 Carousel Carousel_media
Use in headline:Set for all pictures
remove Re-CropSet first
Prof. habil. dr. Vytautas Usonis

Created:2020-09-28 15:51:12

Source:DELFI / Domantas PipasSet for all pictures
Alt:Prof. habil. dr. Vytautas UsonisSet for all pictures
Small caption:Prof. habil. dr. Vytautas UsonisSet for all picturesDelete
Big caption:Prof. habil. dr. Vytautas UsonisSet for all picturesDelete
Sizes available for:Square Master15 Master16 Master17 Master18 Master27 MasterAB Front_big Front_2top Front_thumb Article_small Article_big Article_long Article_tiny Middle_thumb Front_2big Front_3medium Mobile_thumb Top_medium Promo_medium Frontpage_small_wide Frontpage_medium_wide Frontpage_big_wide Frontpage_huge_wide Frontpage_carousel_big Frontpage_carousel_small Frontpage_397_200 Frontpage_40 Occasional_small Frontpage_728_270 Frontpage_355_215 Frontpage_230_139 Frontpage_471_314 Frontpage_150_100 Frontpage_728_485 Frontpage_75_75 Carousel Carousel_media
Use in headline:Set for all pictures
remove Re-CropSet first
Vakcina

Created:2020-11-10 15:44:44

Source:ScanpixSet for all pictures
Alt:click to edit…Set for all pictures
Small caption:click to edit…Set for all picturesDelete
Big caption:Set for all picturesDelete
Sizes available for:Square Master15 Master16 Master17 Master18 Master27 MasterAB Front_big Front_2top Front_thumb Article_small Article_big Article_long Article_tiny Middle_thumb Front_2big Front_3medium Mobile_thumb Top_medium Promo_medium Frontpage_small_wide Frontpage_medium_wide Frontpage_big_wide Frontpage_huge_wide Frontpage_carousel_big Frontpage_carousel_small Frontpage_397_200 Frontpage_40 Occasional_small Frontpage_728_270 Frontpage_355_215 Frontpage_230_139 Frontpage_471_314 Frontpage_150_100 Frontpage_728_485 Frontpage_75_75 Carousel Carousel_media
Use in headline:Set for all pictures
Categories
Add category
RUS Delfi » Литва » Общество
Relations
Search terms
Add
Related resources
Resource link:
Resource title:
Add
Popup:(opens in new window)
Related articles
Search
Suggest
Current ChannelAll Channels
Order by published date
1."Delfi Главное": бесплатная сеть 5G, взрывы на БелАЭС, Трамп, Байден и новая вакцина. Рассказ заболевшей ведущей! :Delete
2.В Европе появится независимое от ВОЗ ведомство по борьбе с пандемией :Delete
3.Еще один смертельный вирус. Пока мир борется с Сovid-19, смертность от кори растет, а вакцинация срывается :Delete
4.Коронавирус: появилась первая вакцина, которая эффективна на 90% :Delete
Related story groups
Add

Save
Publish
Update
Preview
Hide
Disable
население. К сожалению, источник инфекции существует и он распространился по всей Литве. Пути передачи существуют, если мы это позволяем. Все наше населения является восприимчивым. Последние исследования говорят о том, что менее 3% нашего населения имеют антитела против коронавируса. Это значит, что подавляющее большинство из нас восприимчивы к вирусу.

На сегодня единственным путем контроля заболеваемости является пресечение пути передачи инфекции. Это то, о чем мы постоянно говорим: ограничение мест массового скопления людей, социальная дистанция, ношение маски, дезинфекция. К сожалению, другого пути нет. Это единственная возможность, которая поможет дождаться того времени, когда появится эффективное оружие воздействия на нашу иммунную систему, которое сможет сделать нас невосприимчивыми к вирусу”.

- Какие пути вы видите сейчас в рамках пандемии в Литве? И хватит ли нам трехнедельного карантина?

Аурелия Жвирблене: “Об этом трудно сказать, поскольку сейчас аналитики решают данный вопрос, делают прогнозы и сценарии. Если мы все будем придерживаться требований и ограничений, то существует большая вероятность спада числа зараженных. Мы видим такие примеры, как в Ирландии или же Израиле. Они ввели ограничения, которых придерживались люди, и через четыре неделе в странах наблюдался значительный спад числа инфицированных.

Если мы все будет соблюдать данные требования, то вполне вероятно, что к Рождеству количество новых случаев заражения будет как и в сентябре. Я очень надеюсь, что общество понимает всю серьезность этих требований. Нет другого пути, кроме как соблюдать ограничения, чтобы остановить дальнейший рост числа зараженных”.

Витаутас Усонис: “Очень хотелось бы встречать Рождество так, как мы привыкли. С другой стороны меня очень тревожат данные, которые мы знаем по другим коронавирусам. Я часто цитирую большое исследование американских ученых, которые восемь лет наблюдали за большим числом детей, болеющих коронавирусными простудными заболеваниями. Более 1000 заболеваний в каждом году.

Эти исследователи очень убедительно показали, что сезонным пиком распространения коронавирусов является январь и февраль. Заболеваемость начинается в ноябре или же декабре, потом она достигает своего пика в январе или же феврале, а начиная с марта наступает спад. Если говорить про сегодняшний вид коронавируса, то еще нигде на земном шаре не было цикла данной инфекции.

На сегодняшний день мы можем только сравнивать с одним или же другим вирусом. Очень хотелось бы, чтобы те действия, которые мы предпринимаем, оказались эффективными. Однако еще раз хочу подчеркнуть, что мероприятия общественного здоровья зависят от того, насколько общество сознательно их принимает. Никто не может заставить человека следовать определенным рекомендациям, если он или она будут этому противиться. Мы все должны строго придерживаться тех ограничений, которые сейчас существуют, чтобы как можно более эффективно снизить распространение этой инфекции”.

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!

ru.DELFI.lt
|Populiariausi straipsniai ir video
|Maža didelių žinių kaina