Фотопроект с таким названием, посвященный трагическим событиям января 1991 года в Литве, открывается в Ельцин Центре в Екатеринбурге 13 января. Его автор – известный российский фоторепортер Евгений Кондаков, сообщает "Ельцин центр".
Alfredo Girdziušo nuotraukos
© Alfredo Girdziušo nuotraukos

Четверть века назад молодой фотокорреспондент еженедельника «Московские новости», отправившийся в свою первую самостоятельную командировку, стал свидетелем столкновений граждан Литвы с введенными в центр города советскими войсками.

Тогда в Вильнюсе погибли, по разным данным, от 14 до 16 человек, почти полторы сотни получили ранения. Военная операция в Вильнюсе стала реакцией кремлевского руководства на провозглашение независимости Литвы.

Государство, называвшееся Советский Союз, распадалось.

«Московские новости» вышли со специальным выпуском, в котором было опубликовано заявление учредителей газеты под названием «Преступление режима, который не хочет сходить со сцены».

Автор проекта Евгений Кондаков вспоминает: «Сотни людей стояли целый день на Пушкинской площади, у редакции «Московских новостей», и читали этот номер, выставленный в настенных стендах. Через несколько дней в Москве состоялся многотысячный митинг в поддержку литовцев. Часть тиража с помощью пилотов «Аэрофлота» переправили в Вильнюс, газету распространяли на баррикадах парламента…».

В Екатеринбурге откроется выставка "Танки не взяли Вильнюс"
© Фото - фонд Б.Ельцина

В момент противостояния первый президент России Борис Ельцин решительно выступил в поддержку Литвы. Совместно с руководителями Литвы, Латвии, Эстонии в Таллине он подписал совместное заявление о признании их независимости, а также осудил использование военной силы. В 1992 году Ельцин был награжден литовской «Медалью памяти 13 января».

Проект «Танки не взяли Вильнюс», основанный на фото и газетных публикациях, осуществлен при поддержке Президентского центра Б.Н. Ельцина.

Презентация проекта состоится 13 января 2016 года. Фотовыставку представят автор проекта Евгений Кондаков, главный редактор газеты «Московские новости» в 90-е годы Виктор Лошак, соавтор письма «Преступление режима, который не хочет сходить со сцены» политолог Александр Ципко.

В то время «Московские новости», возглавляемые Егором Яковлевым, были газетой, которой доверяли больше остальных, которую больше других читали. У редакции, размещавшейся тогда на Пушкинской площади в Москве, стояли стенды со свежим номером, и у стендов собирались сотни людей, неравнодушные граждане. Обсуждали, спорили, на самом высоком интеллектуальном уровне. Равнодушных не было.

Тот специальный выпуск «Московских новостей», посвященный событиям в Вильнюсе, потряс страну. Евгений Кондаков вспоминает свою командировку:

- Евгений, как вы оказались в Вильнюсе?

- В командировку меня отправила редакция «Московских новостей», куда я незадолго до этого пришел работать. Так далеко и без пишущего корреспондента отправился впервые. Пишущий корреспондент - Татьяна Яхлакова - приехала в Вильнюс уже после того, как ввели танки, и мы с ней там даже не встретились, только в Москве обменялись впечатлениями.

- Добирались не без сложностей?

- Город уже был на особом положении, билеты свободно не продавались, в то время и в спокойные места билет приобрести было непросто. Потребовались связи Егора Владимировича Яковлева. Он по своим каналам сумел достать билеты. А самолет, как потом я увидел, был полупустой.

Проблем добраться из аэропорта до города не было. Я приехал до того, как войска ввели в город. Общественный транспорт нормально работал, как и такси.

- Как определили эпицентр, где главные события происходят?

- Фотограф всегда ориентируется на массы, ему надо туда, где много людей, где бурление. Это была площадь перед парламентом, там шли перманентные митинги: одни группы людей сменяли другие, менялись лозунги, были лозунги и на русском языке, типа «Поддерживаем решения Горбачева» и в подобном духе. Были плакаты и на английском, но основная масса, конечно, на литовском языке. При этом «антисоветские» плакаты не были направлены против людей, стоявших рядом, а против идеологии, против той системы.

Если ту ситуацию называть противостоянием, то оно не было вооруженным. Там были обычные граждане, такие же советские люди, как в Москве, просто у них был совсем другой настрой. Не было никакой агрессии, люди были внутренне спокойные и уверенные в себе. У меня было ощущение, что эти люди приняли для себя решение что-то сделать со своей жизнью, изменить ее, и решение менять не будут.

- Фотографировать вам и другим репортерам не препятствовали?

- После того, когда ввели в город войска, тяжелую технику, военные требовали, иногда жестко, уходить от техники, не снимать. Некоторые журналисты пострадали, им разбили аппаратуру, но я старался на рожон не лезть. У меня обошлось. Штурм телебашни я не снимал: когда я узнал, что это случилось, и туда добрался, все уже было кончено.

- Попробуйте вспомнить, как вы там себя чувствовали?

- Личное – очень сильное впечатление, это первая моя горячая точка, после этого было много всего другого: Таджикистан, Осетия, Чечня, но тогда первый раз мне пришлось увидеть погибших, убитых людей. Помимо того, что это моя очень сильная личная история, уже тогда мне было понятно, что это история важная и для страны. Я понимал, что людей вместо того, чтобы с ними разговаривать, бьют дубиной по голове и используют танки, что эти люди никогда не вернутся обратно и сделают все, что от них зависит, чтобы быть по другую сторону границы от тех, кто их бьет. И еще – у меня, как совсем молодого фоторепортера, был профессиональный азарт.

- Возвращаться в редакцию пришлось также не самым простым образом?

- После того, как в город были введены военные, объявлены комендантский час и специальный режим, вокзалы контролировались, и для перемещений требовалось специальное разрешение, я не мог рисковать. Чтобы успеть с материалом в номер, мне надо было срочно доставить пленки в Москву. У меня был билет обратный на самолет, но зная, что в аэропорту возможен досмотр, и фотограф из-за своей аппаратуры привлекает много внимания, я оставил всю фотоаппаратуру у случайных знакомых. Их имен я сейчас даже и не вспомню, а тогда у меня был только их номер телефона. С маленьким рюкзачком я вывез пленки в проходящем поезде, в плацкартном вагоне. Успел! Аппаратуру через пару дней мне переправили с какими-то случайными людьми авиарейсом. Этот момент вызывает сейчас больше всего вопросов и удивления. Это характеристика времени! Совсем другое время!

- В редакции вы чувствовали себя героем дня?

- Здорово, конечно, что я привез эти фотографии. Но дело в том, что огромная работа была сделана в редакции, в эти дни весь коллектив трудился в особом режиме: Татьяна Яхлакова постоянно передавала новости из Вильнюса, в Москве коллеги отслеживали обновление ситуации, писали о развитии событий, взяли интервью у Ельцина.

Сейчас, когда я готовлю выставку, я понял, что она не только о событиях, которые произошли 25 лет назад, конечно, очень важных, но и о журналистской работе, это памятник прессе того времени. Поэтому у меня и на выставке, и в сопроводительном буклете будут присутствовать не только мои фотографии, но и страницы тех «Московских новостей».

Фотографии, около 40, будут большого размера и одновременно с ними - увеличенные страницы «Московских новостей», чтобы можно было прочитать и тексты, напечатанные 25 лет назад.

Ельцин центр

Еврокомиссия дала положительную оценку проекту бюджета Литвы (2)

Проект бюджета Литвы на 2020 год является хорошим,...

В Кедайняйском районе волки напугали школьников (7)

В Кедайняйском районе волки стали головной болью даже...

Министерство рассматривает отказ от дополнительных выходных для родителей (32)

Индра, воспитывающая одного ребенка, после Нового года...

В лесах зацвели печеночницы – есть ли вероятность их исчезновения (1)

Супруг Юрате из Вильнюса 20 ноября, выгуливая собаку в...

TOP новостей

Министерство рассматривает отказ от дополнительных выходных для родителей (32)

Индра, воспитывающая одного ребенка, после Нового года...

Зов переработчиков о помощи: защитите нас от Lidl (99)

Три ассоциации, объединяющие производителей и...

"Меня не убедило": в справке ДГБ Литвы Розова ничего угрожающего не нашла Томашевский о справке ДГБ: "Здесь практически ничего нет" (51)

Член парламента Литвы Ирина Розова заявляет, что не...

Российский экс-министр через Swedbank в Эстонии вывел в офшоры миллионы евро (13)

Российский магнат, бывший министр Михаил Абызов...