За годы независимости Литвы было упущено немало шансов воспитать активную польскую молодежь, однако сделать это еще не поздно, считает активный общественный деятель, один из основателей Польского дискуссионого клуба в Литве Павел Жемойтин. С его мнением спорит историк, гид, а также бывший многолетний лидер скаутов Алина Оболевич, которая считает, что активные молодые люди есть, нужна лишь помощь Литвы и Польши.
Pawel Zemojcin, Alina Obolewicz
© DELFI / Orestas Gurevičius

"Нужно сесть с польскими политиками и общественными деятелями, сделать общий план и выработать стратегию, я уже это делаю и готов этим заниматься, потому что люблю свой народ и вижу перспективы", - говорит Павел Жемойтин.

Проблема все та же: стагнация

Павел Жемойтин много лет работал в Вильнюсском районе и занимался молодежными фольклорными группами - на протяжении 7 лет выступал с концертами и в Литве, и в Польше. В 2014 году он также был одним из основателей Польского дискуссионного клуба. Впоследствии начал заниматься организацией концертов польских исполнителей и в прошлом году зарегистрировал свое публичное учреждение, которое занимается организацией концертов.

"И дискуссионный клуб, и учреждение были созданы по одной и той же причине — из-за стагнации в идеологии, у нас не было диалога, люди боялись говорить. У людей было свое мнение, но им они делились на кухне. А что касается агентства, то мне стало жалко людей вильнюсского края, в Вильнюсе у людей еще есть выбор, а на периферии таких возможностей нет. Хотя проблема осталась той же, на периферии я все еще не могу работать, потому что у людей нет денег, чтобы прийти на концерт польской звезды", - рассказывает в интервью DELFI Павел.

Pawel Zemojcin
Pawel Zemojcin
© DELFI / Orestas Gurevičius


Алина Оболевич - историк, автор книги о польских скаутах Литвы, более 10 лет она была лидером организации скаутов, на данный момент работает гидом и ведет экскурсии для польских и русских туристов по Литве. Алина также является активным участником Польского дискуссионного клуба в Литве.

"Литовские программы не очень интересны, возможно, потому, что рынок сбыта маленький, и денег не хватает. А на российских каналах все больше скрытой пропаганды. Интересно, что в деревнях, люди смотрят белорусские и русские каналы просто исключительно. И это, конечно, оказывает свое влияние, и эти люди лучше осведомлены о политике в этих странах, чем о Литве", - говорит бывший лидер скаутов.

Польская молодежь: не хватает активности

Как считает Павел Жемойтин, польская молодёжь не отличается активностью, и это проблема не только Литвы, но Европы и всего мира.

"Ситуация на сегодняшний день выглядит не очень хорошо, а наши попытки активизировать молодежь не увенчались успехом. Эта проблема касается в особенности Вильнюсского района. Я работал с молодёжью на протяжении 7 лет и за это время, к сожалению, не получилось сделать что-то глобальное, это были в основном фестивали, кружки, но всё этим и заканчивалось. Молодые люди впоследствии просто уезжали или начинали работать и говорили, что их эти вопросы больше не интересуют, ведь к ним и на государственном уровне мало интереса", - говорит Павел.

По его словам, корень проблемы надо искать в многолетней политике польских политиков, которые повторяли: в Литве все плохо, а литовский учить не надо.

"27 лет мы слушали этот негатив, польские политики ездили по Вильнюсскому и Шальчининкскому районам и настраивали поляков против литовцев - так они набирали политические дивиденды, и сейчас у нас есть то, что есть. Очень часто молодёжь не хочет участвовать в культурных мероприятиях и концертах, потому что на них сразу начинается политика и агитации. Та же проблема со школами: очень много поляков не хотят отдавать своих детей в польские школы, потому что там всюду политика",- констатирует Жемойтин.

Alina Obolewicz
Alina Obolewicz
© DELFI / Orestas Gurevičius

С его мнением лишь отчасти согласна Алина Оболевич, у которой больше позитивного опыта работы с польской молодежью.

"У меня большой опыт работы с молодёжью: я более 10 лет была лидером польских скаутов Литвы. Я работала Вильнюсе, и вот там как раз молодёжь была активная. Мне доводилось работать с девочками скаутами и, конечно, Вильнюс более активен, здесь люди привыкли высказывать свое мнение. Здесь больше разных возможностей, у людей больше денег - они могут позволить себе поехать куда-то за границу. В районах, конечно, все больше запущено, но до сих пор организация скаутов очень большая, я слежу за их деятельностью и вижу, что их активность не заканчивается со школой. Многие скауты создали семьи и работают не только на себя, но и на благо других, например, организуют различные благотворительные акции", - говорит собеседница DELFI.

Она отмечает, что в районах организации скаутов, как правило, действуют при школах, где у них есть помещение. И если директор школы связан с политикой и поддерживает ИАПЛ, то группы скаутов должны приспосабливаться к требованиям, потому что иначе могут не получить помещение.

"И эта проблема существует не только у скаутов, но и у различных ансамблей песни и пляски. В Вильнюсе также некоторые польские школы очень политизированы, там учителя и ученики не могут громко высказывать свое мнение, не могут отказаться ехать на какой-то митинг в защиту польских школ, потому что там прямо сверху дается приказ прислать автобусы, и их везут на митинг. Всего лишь несколько школ в Вильнюсе не политизированы. К сожалению, в Польше поляки считают целесообразным финансировать ИАПЛ, хотя она существует на конфликте и сеет рознь, чтобы получить теплые места и финансирование", - уверена Оболевич.

Вильнюсский район — по-прежнему "гетто"

Павел Жемойтин считает, что ситуацию возможно изменить и лучше всего точки соприкосновения искать через культуру.

"К сожалению, мы этого не поняли. Объединение поляков Литвы и ИАПЛ стали вкладывать в польский фольклор, и мы только фольклор и видим. Только краковяки и украинские гопаки! Это должно быть, но это фундамент, но мы на этом стоим уже 27 лет, а больше ничего. Получается, что нас просто тенденциозно запихивали в болото. Что делать? Ответ очень простой. Например, шальчининкский мэр очень хорошо понял, что если у них есть какие-то минусы по нехватке рабочих мест или по инвестициям, они стали инвестировать деньги в мероприятия, которые проводятся на хорошем уровне. А Вильнюсский район — по-прежнему "гетто", - констатирует Жемойтин.

Алина его подхватывает мысль и констатирует, что музыкальные ансамбли существовали еще в советские времена.

"Я сама входила в такой ансамбль. Таких польских ансамблей было очень много. И благодаря этому мы не забыли польский язык. Правда патриотические песни исполнять было нельзя. В те времена кроме одной обязательной песни про Ленина, Сталина или партию на русском языке и трёх песней на литовском языке, можно было петь сколько угодно песней на польском языке, но исключительно народных. Как я позже убедилась, эти народные ансамбли были частью советской осознанной политики", - говорит она.

Павел констатирует, что сейчас на концерты приходит только старшее поколение.

"А что делать с молодежью? Без дотаций Польши популярного польского исполнителя я привезти не могу. В Литве Департамент нацменьшинств может выделить средства, но этого мало, ведь гонорар популярного польского исполнителя составляет минимум 15 000 евро", - констатирует Павел.

"Легче всего идти по проторенному пути: то, что было 27 лет назад, эти народные ансамбли, то же остается и сейчас. На днях я была в Шальчининкай, там выступала группа, хорошая, но на нее пришли только люди старшего поколения. Особенно, когда концерт бесплатный. А молодежь приезжает, пару песен послушает и уезжает, потому что это неинтересно. Люди привыкли к халяве и к такому уровню, а с другой стороны они не знают, что может быть по-другому. Народные ансамбли конечно нужны и хорошо, что их много, но жаль, что сильно не хватает других, оригинальных, интересных для современной молодёжи", - считает Оболевич.

Русская культура vs польские каналы

Собеседники DELFI отмечают, молодежь совсем не знает молодых польских исполнителей, а русских по-прежнему знают все. Именно поэтому важно предоставить альтернативу.

"В прошлом году в мае я создал агентство по мероприятиям. Прошел год уже, а что изменилось? У нас синдром СССР, вроде бы независимость случилась, а мы поляки - и партия, и люди — остались в Советском Союзе. По типу: нам солнца не надо, нам светит ИАПЛ. И это продолжается уже 27 лет. Для молодежи не сделано ничего. Появились сейчас в эфире пять польских каналов — это хорошо, но этого мало", - сокрушается Жемойтин.

"Долгое время у нас показывали российские концерты по РТР, в машине все слушают "Русское радио", а откуда людям знать о польских исполнителях? До последнего момента у нас не было польского телевидения, был только TV Polonia. Конечно, очень нужен канал, который говорил бы о поляках Литвы, но на это нужны большие деньги и неизвестно, потянем ли мы", - говорит Алина Оболевич.

По ее мнению, если не предложить альтернативу, то русификация поляков Литвы будет продолжаться.

"Ведь литовские программы не очень интересны, возможно, потому, что рынок сбыта маленький и денег не хватает. А на российских каналах все больше скрытой пропаганды. Интересно, что в деревнях люди смотрят белорусские и российские каналы просто исключительно. И это, конечно, оказывает свое влияние, и эти люди лучше осведомлены о политике в этих странах, чем о Литве", - говорит бывший лидер скаутов.

Нужны не 800, а 15 000 евро

Pawel Zemojcin
Pawel Zemojcin
© DELFI / Orestas Gurevičius


Как отмечает Жемойтин, проблема в том, что и в Польше, и в Литве существуют проблемы с финансированием подобных проектов.

"Например, Департамент по вопросам нацменьшинств дает средства почти всем, но дают по 500, по 800 евро. У них нет стратегии, и я предложил им ежегодно определять приоритеты — один год приоритет польская община, другой год — русская, потом — другие общины. Деньги можно и нужно выделять всем, но нужен приоритет. И тогда, если бы они выделили 10 000 или 20 000 евро, с этими деньгами уже можно что-то делать. И пусть все за эти деньги конкурируют. Так что цель такая — один большой проект и плюс еще маленькие. И то же самое в Польше, там тоже раздают всем и в основном на фольклор и национальные костюмы. Но этого мало. Я все же думаю, что мы можем сесть с польскими политиками и общественными деятелями и сделать общий план и определить стратегию, я уже это делаю и готов этим заниматься, потому что люблю свой народ и вижу перспективы", - констатирует один из основателей Польского дискуссионного клуба.

Польские туристы: "Вильно наше"

В данный момент Алина работает гидом, ей часто приходится сталкивается с различием во мнениях туристов о балтийской стране.

"Это интересная работа, но зачастую зависит от политической ситуации в регионе. Часто приходится сталкиваться со стереотипами. Чаще всего я работаю с польскими туристами. И мне приходится ломать стереотипы. Например, такой, что литовцы не любят поляков, что "Вильно наше". Некоторые уверены, что Вильнюс - польский город и задаются вопросом, откуда литовцы тут вообще появились. У меня, как у историка, волосы дыбом встают, хотя мне его задают почти ежедневно. Я стараюсь отвечать с юмором, чтобы никого не обидеть и не провоцировать конфликты. Еще часто спрашивают, почему в Литве все так бедно живут. Хотя у них такое впечатление создается потому, что когда они едут из Польши, главные дороги не ведут через населенные пункты, а идут через леса и поля и с автобуса видны избушки-развалюшки или бывшие дачи времен Советского Союза. Всей нашей красоты просто не видно", - констатирует Оболевич.

Есть свои особенности и в работе с русскоязычными туристами, причем это могут быть туристы из Казахстана или Молдовы, и, конечно, россияне.

"В последние несколько лет, когда отношения между ЕС и Россией ухудшились, массово туристы из России уже не приезжают. Приезжают чаще всего индивидуальные туристы. А раньше под новый год все гостиницы были заняты россиянами, и русскоязычных гидов даже не хватало всех обслужить. А сейчас это уже не так, потому что многие насмотрелись всего в телевизоре. И те, которые приезжают, часто задают провокационные вопросы и ищут изъяны и зацепки. Так что гиду сейчас и с поляками, и с россиянами работать очень сложно. И я себя считаю в некотором смысле дипломатом. И стараюсь работать так, чтобы русские, поляки или украинцы после проведенной мною экскурсии уехали влюбленными в Литву и хотели сюда ещё вернуться со своими друзьями и родственниками", - подытоживает Оболевич.

Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии