Русское население Литвы в советский период не было однородным и состояло в основном из местных жителей, людей оказавшихся здесь по разным причинам в ходе Второй мировой войны, приезжих агитработников, демобилизованных военнослужащих и направленных специалистов. Неодинаково они оценивали и советский режим.
Фото mylimasvilnius.wordpress.com

«Русские Литвы, кроме большинства приезжих, в плане отношения к советской власти не слишком отличались от остальной части общества, и настроения у них были самые разные: от полного неприятия - до желания сотрудничать любыми средствами. Часть из них также пострадала от советского режима», - утверждает в интервью DELFI глава Института этнических исследований, доктор исторических наук Андрюс Марцинкявичюс, автор нового исследования «Конструирование идентичности русских в Советской Литве: политика, переписи населения и историческая память».

Исследование было проведено в Вильнюсском университете в рамках проекта "Традиция и образ Великого княжества Литовского и современная идентичность". Проект финансировался Научным советом Литвы.

Часть русских не угодили режиму

Как утверждает автор исследования, до сих пор в Литве не было сколько-нибудь последовательного взгляда на историю русских в Литве. Межвоенное время и период после 90-х годов на данный момент уже неплохо изучен, а советское время, которое врезалось между двумя этими периодами, осталось «за бортом». По словам Андрюса Марцинкявичюса, имело смысл взглянуть на это время не только с точки зрения политической истории, но и социального развития.

«Надо сказать, что преобладает мнение, что русское население Литвы в советский период было однородным, монолитом, который в контексте политики советских властей ехал в Литву в хорошо известных целях. Поэтому моей целью было посмотреть на это более широко. И начать можно с того, что уже в 1940 году, в момент аннексии Литвы, местные русские не составляли какой-то однородной этнической группы. Они отличались по различным критериям – религиозному (это были и староверы и православные), по социальному и культурному – это были люди от земледельцев на периферии до городской интеллигенции», - констатирует глава Института этнических исследований.

По его словам, после 1940 года эту этническую группу затронули различные изменения, так как, не будучи единой, она не одинаково оценивала и советский режим.

Андрюс Марцинкявичюс
Андрюс Марцинкявичюс
© Asmeninio archyvo nuotr.

«В частности, были русские, это в основном эмигранты из России, которые бежали оттуда после революции 1917 года и обосновались в Литве. У них уже была установка, что советский режим для них неприемлем. Они, по сути, даже не ожидая вступления Красной армии, постарались из Литвы эмигрировать. За ними последовали интеллигенты из среды коренного русского населения. Но, конечно, были и те, кто в Литве остался, но не потому, что положительно оценивал режим, они просто не хотели или не смогли эмигрировать и, по сути, тоже от режима пострадали. И хотя по национальности эти люди были русскими, но новой власти не угодили с точки зрения «классовой борьбы» и стали объектом репрессий и депортаций. Среди таких жертв оказались известный юрист Иван Татаринцев, бывший полковник Российской и Литовской армии Виктор Энглер, видные деятели старообрядческой общины братья Прозоровы, некоторые православные священники, члены русских организации межвоенного периода и др.», - отмечает ученый.

«Конечно, если смотреть на то, как сильно пострадали другие этнические группы, например, литовцы или поляки, потери русских не были столь значительными, но тут важен сам факт присутствия негативного отношения к ним со стороны режима, потому что те люди, которые пострадали, были представителями интеллигентных профессий и они формировали социальное и культурное лицо местных русских. Поэтому очень важно подчеркнуть эту утрату», - уверен Марцинкявичюс.

По его словам, репрессии в отношении населения Литвы со стороны советских органов осуществлялись с 1940 года до Великой отечественной войны, а также – после войны.

«Важно сказать и то, что в межвоенной Литве было немало земледельцев русской национальности, они проживали на периферии. Часть из них изменение режима восприняла пассивно, другие , надо признать, этого ожидали. Потому что жизнь в деревне в межвоенное время не была легкой, и были люди, которые верили, что укрепление советского режима обещает что-то положительное в материальном отношении. Поэтому тут можно сказать, что коренные русские в плане отношения к советской власти не слишком отличались от остальной части общества, и настроения у них были самые разные – от полного неприятия до желания сотрудничать любыми средствами», - констатирует Марцинкявичюс.

Он также акцентирует миграционные процессы, которые коснулись русского меньшинства. Об этих процессах можно делать вывод из всеобщих переписей населения. Однако, уверен ученый, не совсем верно сравнивать эти данные механически.

«Например, делается такое сравнение: в 1923 году в Литве проживало чуть более 50 000 русских, а в ходе первой переписи после войны 1959 года их было 230 000. И делается вывод, что приехало около 180 000 тысяч. Тут важно сказать, что немалое число тут составляли так называемые коренные русские и их отпрыски. Другое дело, что большая часть из них проживала в провинции, и они не формировали общественное лицо русского населения наподобие того, как это делали приехавшие в города советские партийные работники, представители репрессивных органов, военные – все те, что формировали отрицательный имидж русских Литвы в советское время», - утверждает ученый.

По его словам, коренные русские мигрировали чаще в пределах самой Литвы, что было связано с коллективизацией, проводимой в сельской местности, и антирелигиозной кампанией. Часто они уезжали в поисках лучшей жизни в города.

«Этот аспект, как правило, не учитывается. Узкий круг ученых с этим ознакомлен, а вот широкой публике это не известно. С одной стороны, коренные русские также формируют общественное лицо городов Литвы, с другой стороны, их сложно выделить из общей массы – советская власть совершенно им не доверяет по политическим мотивам, и эта часть жителей не может претендовать на престижные должности. И тут надо отметить, что люди часто придерживались приспособленческой позиции, отчасти желая защитить себя и свою семью. Ведь если они, например, работали педагогами, то старались особо не вдаваться в исторические подробности, ведь всем было известно, как в советские годы работала система доносов и как от этого можно было пострадать», - рассказывает ученый.

Сближаться с приезжими или с литовцами?

Бобришская церковь - одна из самых древних в Литве
Бобришская церковь - одна из самых древних в Литве
© wikipedia nuotr.

Как свидетельствует ученый, отношения коренных и приезжих русских не были одинаковыми. Например, в юго-восточной части страны, где издавна проживала традиционная община староверов Литвы, истоки которой восходили еще к истории Великого княжества Литовского, в советские годы происходило своеобразное смешение местных и приезжих.

«Ясно одно, что советский режим внес изменения в идентичность местных русских, в особенности это отразилось на идентичности их детей и внуков, которые ощутили на себе влияние советской идеологии. И понятно, что некоторое сближение с прибывшими русскими имело место. В частности, многих из них стало объединять память о Второй мировой войне. С другой стороны, были случаи, когда коренные русские Литвы в контексте советской политики сближались с литовцами или даже ассимилировались в литовском обществе, так как их в некотором смысле сближала похожая судьба. Ведь интеллигенты обеих национальностей не могли себя реализовать в полной мере. И не все в курсе, что в крови многих литовских известных личностей течет русская кровь. Например, корни известного артиста и режиссера оперы и балета Йонаса Катакинаса восходят к русским иммигрантам времен российской империи, которые поселились в Жемайтии», - говорит Марцинкявичюс.

По его словам, установить точно, сколько в Литве в советские годы проживало так называемых коренных русских непросто. «Надо сказать, что уровень рождаемости русского населения, по сравнению с другими этническими группами, был довольно высоким. Поэтому можно предположить, что к 1959 году они еще составляли немалую часть русского общества – около четверти. Чем дальше, тем сложнее это точно установить, поскольку черта между идентичностью местных и приезжих исчезала в силу последствий осуществления советской политики и идеологии», - отмечает ученый.

Марцинкявичюс констатирует, что в Литву в советские годы приезжали не только представители партийной номенклатуры, агитработники или низкоквалифицированная рабочая сила, но и специалисты, в основном инженеры.

«Приоритетом советской политики была индустриализация, однако Литва была привлекательна и для творческих личностей, которые искали более свободной творческой атмосферы. И в Литве этой свободы все-таки было больше, нежели в других регионах СССР. Примером этого может послужить известное джазовое трио во главе с Владимиром Тарасовым, которое и в этот период прекрасно реализовало свои возможности и оказало в целом большое влияние на развитие джазовой музыки в Литве. Однако не такие люди определяли имидж русских в массовом сознании литовского общества», - говорит ученый.

В заключение он также добавил, что в советские годы были запрещены любые проявления русской несоветской культуры. И если в межвоенное время в Литве действовали различные русские национальные организации, выпускалась печать на русском языке и религиозная литература, то в советские годы подобные формы культурной самореализации были уже невозможны. Естественно, что это тоже способствовал «забвению» досоветской истории русских в Литве и идентификации их исключительно с иммигрантами советского периода.

Строго запрещено копировать и распространять информацию, представленную на DELFI.lt, в электронных и традиционных СМИ в любом виде без официального разрешения, а если разрешение получено, необходимо указать источник – Delfi.

Еврокомиссия дала положительную оценку проекту бюджета Литвы

Проект бюджета Литвы на 2020 год является хорошим,...

В Кедайняйском районе волки напугали школьников (2)

В Кедайняйском районе волки стали головной болью даже...

Министерство рассматривает отказ от дополнительных выходных для родителей (32)

Индра, воспитывающая одного ребенка, после Нового года...

В лесах зацвели печеночницы – есть ли вероятность их исчезновения

Супруг Юрате из Вильнюса 20 ноября, выгуливая собаку в...

TOP новостей

Министерство рассматривает отказ от дополнительных выходных для родителей (32)

Индра, воспитывающая одного ребенка, после Нового года...

Зов переработчиков о помощи: защитите нас от Lidl (46)

Три ассоциации, объединяющие производителей и...

"Меня не убедило": в справке ДГБ Литвы Розова ничего угрожающего не нашла Томашевский о справке ДГБ: "Здесь практически ничего нет" (27)

Член парламента Литвы Ирина Розова заявляет, что не...

Российский экс-министр через Swedbank в Эстонии вывел в офшоры миллионы евро (8)

Российский магнат, бывший министр Михаил Абызов...