"Усатые бобры историографии", угроза с Востока и другие национальности как константа в истории Литвы, а также бездействие литовских властей и отсутствие стратегии в отношении национальных общин стали предметом сообщений принимавших участие в конференции историков и исследователей. Главный мотив выступлений – всё это важная составляющая безопасности.
© DELFI / Tomas Vinickas

На конференции о ситуации с нацменьшинствами и политике в этой сфере, организованной социал-демократами в cтоличном Доме польской культуры, присутствовали представители польской и азербайджанской диаспор. Мероприятие было озаглавлено как "Предотвращение межэтнической напряженности и оптимизация формируемой и проводимой государством политики в отношении национальностей".

О своеобразной "доле" социал-демократов поднимать вопросы, о которых избегают говорить в последнее время, в ходе вступительной речи заявил лидер соцдемов Гинтаутас Палуцкас. По его мнению, сегодня вести речь о нацменьшинствах необходимо. В то же время в стране, согласно Палуцкасу, есть два основных нарратива: согласие или ассимиляция. Это два концептуальных направления политики, утверждал он.

Палуцкас заметил, что в этом контексте часто речь идёт о войне памяти и интерпретации исторических фактов с целью оправдания собственного нарратива и мировоззрения. Другие бои идут по мере развития литовского национализма, отметил политик. В первой части конференции выступали историки, которые наметили основные моменты данной проблематики.

Является ли язык единственным средством интеграции?

Историк Альвидас Никжентайтис отметил, что высказаться на тему нацменьшинств его заставила инициатива консерваторов Аудронюса Ажубалиса и Лауринаса Кащюнаса увеличить часы преподавания в школах нацменьшинств на литовском языке. По его словам, в данном случае были перепутаны средства и цели. Никжентайтис уверял, что никто не оспаривает тезиса о владении языком как ключе к успешной интеграции. Но является ли язык единственным фактором интеграции национальных общин, а самое главное - является ли это действенным?

"У талибов нет ушей": стратегия в отношении нацменьшинств Литвы – составляющая безопасности
© DELFI / Orestas Gurevičius

В первую очередь, считает старший исследователь отдела истории Литвы XX-го столетия Института истории, стоит отметить, что с 1990 года ситуация сильно изменилась, и в 2018 году можно вести речь о крупных положительных переменах в области интеграции национальных меньшинств в литовское общество.

"Как показывают различные статистические данные и мои наблюдения как гражданина, большая часть представителей национальных меньшинств до 40 лет достаточно хорошо владеет литовским языком, - утверждал Никжентайтис. – За 28 лет независимости большая часть живущих в Литве поляков и русских стали по крайней мере двуязычными. Но заметен другой парадокс. Данные опроса 2016 года показали, что почти 73% представителям национальных меньшинств нравится президент России Путин, однако почти 65% респондентов были готовы защищать Литву от внешнего врага".

Он обратил внимание на разницу в этом вопросе между учащимися и выпускниками литовских школ и школ нацменьшинств, отметив, что эта разница невелика. Это говорит о том, что "установки литовцев и нелитовцев в вопросе защиты страны сильно не отличаются, однако некоторые основные ценности отличаются очень сильно".

Литовское государство, как заметил историк, до сих пор не форсировало политики литуанизации национальных общин и можно было бы ничего в этом вопросе и не делать, но лишь в том случае, если считать "разницу в ценностях этнических и не этнических литовцев удовлетворительной".

По мнению Никжентайтиса, политика в отношении национальных меньшинств должна учитывать психологические аспекты, болезненные аспекты этой категории граждан, иначе "ускорение форсирования интеграционной политики может вызвать нежелательные психологические травмы, что может подтолкнуть представителей национальных общин в ряды врагов государства".

Общая традиция и общее прошлое

Никжентайтис подчеркнул, что самосознание современной нации состоит из языковой и общекультурной традиции, а в случае самоинтеграции нацобщин – ощущения общего прошлого.

"Можно лишь сожалеть, что в литовском самосознании доминирует языковой национализм, поскольку исторический национализм даёт больше возможностей для воспитания гражданственности", - заключил он.

В качестве иллюстрации своего утверждения он привел пример Беларуси и Украины. Согласно проведённым несколько лет назад у соседей исследованиям, против интеграции с Россией больше настроены русскоязычные белорусы, которые чаще связывают себя с наследием Великого княжества Литовского. Что касается Украины, то многие русскоязычные граждане этой страны воюют против России. "Важно отметить, что язык на линии фронта с Россией в данный момент русский, а не украинский", - говорил историк.

Ощущение общности прошлого является связующим звеном между литовцами и поляками Литвы, которые связываю себя с историей ВКЛ, продолжал он. ВКЛ может также стать таким звеном между литовцами и живущими здесь белорусами, как им могут стать и трагедии XX века. Кроме того, по мнению историка, важно показать, что опыт нацменьшинств может быть важен для всей Литвы.

"Таким образом, мне кажется, что акцент на ощущении общего прошлого, поощрение диалога между большинством и меньшинством в самой Литве было бы более действенным средством, чем форсируемая с помощью новых законов языковая ассимиляция меньшинств", - заключил Никжетайтис.

У Литвы есть необходимые инструменты для проведения политики интеграции – Департамент по делам национальных меньшинств. Но, считает историк, ему не хватает "не только финансовых ресурсов, но и интеллектуального потенциала". Не хватает сотрудничества между этим департаментом с Министерством науки и образования, потенциал и ресурсы этого учреждения фактически не используются. Никжентайтис в заключение заявил, что отсутствие в Литве политики в отношении национальных общин привело к тому, что департамент никого особенно и не волнует, однако пришло время для создания национальной стратегии по этому вопросу: "Её создание и реализация были бы важными и для безопасности Литвы".

"Мне кажется, что создание модуля цивилизованного поведения в отношении представителей нацменьшинств, без лишения их возможности сохранять свою культуру, является важной составляющей национальной безопасности", - считает он.

"Усатые бобры историографии"

Другой известный литовский историк Альфредас Бумблаускас напомнил, что обо всем этом он уже говорил несколько лет назад на конференции по этому же вопросу. О роли исторических нарративов в этнических конфликтах. "И сегодня я задаю вопрос: каким образом LitPolUkrbrig может воевать на общем фронте, если они начнут выяснять, кто кого "продал" при Люблинской унии?"

Отношение нарративов, по его словам, является сущностным вопросом, поскольку до сих пор в Литве среди литовских патриотов остается мысль об древней цивилизации (хотя археология перечеркивает такие теории) балтов и угрозе соседей. И нет разницы, продолжал он, кричишь ты или говоришь тихо: "Талибы не слышат, у них нет ушей". Историк вспомнил, как однажды после разговора с покойным ныне социал-демократом Юстинасом Каросасом понял, что с ними он договорится быстрее.

"У талибов нет ушей": стратегия в отношении нацменьшинств Литвы – составляющая безопасности
© DELFI / Orestas Gurevičius

После восстановления независимости Литвы модель литовскости (lietuviskumas) никуда не делась и до сих пор остается доминирующей, когда соседи являются для Литвы причиной неудач, говорил Бумблаускас. По его словам, такая модель, вероятно, была необходима возрождающемуся народу, но сейчас это не так.

"После геополитической, геоцивилизационной революции 2004 года, а присоединение к ЕС и НАТО – это революция, такая модель литовскости бессильна, – продолжал он. – Поэтому литовцы должны переформатировать свое мышление. Иначе ничего не будет. А переформатирование невозможно без новых учебников истории, в то время как литовские историки не могут в этом помочь".

Нарративу народников, считает Бумблаускас, необходима Балтийская Атлантида, "поскольку иначе трудно объяснить, куда делось то, что уничтожили соседи". Необходим тезис, что была какая-то мощная цивилизация балтов, "которую уничтожили польские ксендзы".

По его словам, "усатые бобры историографии" (стоящие на таких основаниях историки-народники), владеют умами. Между тем он напомнил, что один из символов их идеологии – Витаутас Великий – сам никогда не был таким народником: он создавал состоявшую из разных народов империю. Он также считает, что историк не должен говорить то, что от него ждут, наоборот, он должен вести речь так, как никто не ожидает.

"А мы что делаем? Историки – коллаборанты с усатыми бобрами. Они ничего не делают, чтобы вмешаться в превращение в историю существующих мифов. Весь мир историков находится рядом с актуальностью. Усатые бобры продолжают существовать, пишут, берут деньги Академии наук и распространяют мифы", - говорил он.

Бумблаускас уверен, что нужно вести речь о поиске новых нарративов. Никакой объективной правды народа не существует, народники не единственные патриоты, поэтому нужно всё переосмыслить.

"В общем, уважаемые, усатые бобры правят нами, желаю успеха в нашей безнадёжной работе", - заключил Бумблаускас.

Нет стратегии

В свою очередь Имантас Мелянас, специалист по этническим проблемам, исследующий в том числе и активность России в сопредельных государствах отметил, что государственные учреждения Литвы не создали никакой стратегии в отношении национальных меньшинств, что может обернуться угрозой для самой Литвы.

По его словам, до сих пор к фобиям и стереотипам в отношении национальных общин относятся толерантно, "очевидно опасаются не угодить верующей в них невежественных“. "Наверное полагают, что все устоится и разрешится само по себе. Но это не так. И через 30 лет возникают всё те же вопросы, а некоторые из них даже обострились", - утверждал эксперт.

Он привёл многочисленные примеры попыток России расколоть литовское общество, равно как это происходит и в других странах, которые ранее были республиками СССР.

Мелянас уверен, что нерешаемые долгое время проблемы зачастую разрешаются взрывом, "особенно когда взрывное устройство управляется дистанционно". Москва, говорил он, ведет множество проектов по разжиганию розни, чему он привёл массу примеров. По его словам, эти процессы происходят и в Литве, Россия занимается экспортом сепаратизма, создает новые идентичности и имеет целью отхватить у приграничных государств территории для создания там зоны конфликта.

"У талибов нет ушей": стратегия в отношении нацменьшинств Литвы – составляющая безопасности
© DELFI / Orestas Gurevičius

По мнению Мелянаса, Москва через посольство РФ в Литве, с которым связаны прокремлевские организации, работает на территориях, которые входят в состав Литвы сравнительно недавно. Это Вильнюс и Клайпеда. Однако Мелянас подчеркнул: это не означает, что все русские Литвы одобряют такие провокации, к организации которых тщательно готовятся.

Мелянас уверен, что разжигание межнациональной розни в сопредельных государствах является одним из способов, с помощью которого Россия проводит свою "сепаратистскую политику".

Он также отдельно остановился на вопросе польского нацменьшинства и заметил, что разрыв с литовскими поляками не уменьшается, что означает, что Литва шла не по тому пути.

"Я думаю, что самое время заменить этнографическую формулу Литвы на этнологическую и рассматривать фундаментальной её частью не только Аукштайтию, Жемайтию, Сувалькию, Дзукию и Малую Литву, но и поляков Литвы. Соответствующим образом должен быть скорректирован наш взгляд на историю, культуру и политику. Только тогда можно надеяться на настоящую, а не показательную гармонию в отношениях между нашими национальными общинами. Негативный ответ на предложения такого рода будет означать, что кому-то очень хочется облегчить работу для появления "вежливых людей" с Востока и дождаться в Литве собственного Нагорного Карабаха", - заключил он.

Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии

Близкие, друзья и поклонники таланта прощаются с режиссером Някрошюсом

20 ноября в Сантаришкской больнице скоропостижно...

Каунасская семья пришла в ужас после посещения психолога (6)

Выяснилось, что семьи, у которых забрали детей, не...

Писатель Томас Венцлова переезжает жить в Вильнюс (8)

После сорокалетней эмиграции литовский поэт,...

TOP новостей

Главой Интерпола избран представитель Южной Кореи (86)

Главой международной полицейской организации Интерпол...

Каунасская семья пришла в ужас после посещения психолога (6)

Выяснилось, что семьи, у которых забрали детей, не...

Погода: синоптики прогнозируют снег и гололед (1)

Наступила последняя декада ноября, а с ней и...