Президент Даля Грибаускайте новый Трудовой кодекс вернула на обсуждение и представила свои поправки.
Irena Šiaulienė
© DELFI / Domantas Pipas

Но Сейм может отклонить вето президента, если правящее большинство наберет 71 голос. А это возможно, так как социал-демократы, Партия труда и партия «Порядок и справедливость» формально в Сейме имеют 78 голосов. Кроме этого, правящие продолжают злиться на Грибаускайте за критику, высказанную в последнем годовом докладе.

Но специалист по связям с общественностью Ариюс Катаускас утверждает, что, отклонив вето, правящие выстрелят себе в ногу, потому что тогда будет казаться, что о работающих думает только президент.

«Отклонить вето перед выборами, когда президент может сказать, что социал-демократы не заботятся о человеке, и они могут свой транспарант с лозунгом «Главное - человек» выбросить на помойку? Я пока такого варианта не вижу», - сказал Катаускас.

Катаускас утверждает, что идея ТК была неправильно представлена общественности, а после того, как Грибаускайте предложила свои поправки, желающие отклонить вето могут выглядеть как политики, которым безразличны работающие.

Катаускас отметил, что заявление президента о несбалансированном, принятом по принципу бульдозера Трудовом кодексе – важный элемент, так как Грибаускайте по-прежнему является самым популярным политиком в стране.

По данным опроса, проведенного в июне компанией Vilmorus, президента положительно оценивают 54,8% респондентов, отрицательно - 27,3%.

По мнению Катаускаса, сейчас, перед выборами, партиям не выгодно конфликтовать с президентом, разве что они просчитали бы, что конфликт поможет им на выборах.

Он считает еще одной серьезной ошибкой отсутствие сторонников. По его мнению, Движение либералов не может выступать, так как охвачено скандалом. Премьер Альгирдас Буткявичюс может оппонировать президенту, но он выглядит несерьезно, когда, представляя аргументы о том, что возрастет эмиграция, если не будет принят ТК, в то же время проводит опрос по интернету, как остановить этот процесс.

«В этой ситуации социал-демократы будут думать, как сохранить лицо. Я не верю, что они вступят в острый конфликт», - сказал собеседник.

«Я считаю, что команда премьера должна взять на себя ответственность, что ТК не был подготовлен для принятия в Сейме. Один пример. Президент утверждает, что принятый в Сейме ТК повысит эмиграцию. Премьер говорит, что он снизит эмиграцию. Премьер, который недавно провел опрос, что делать, чтобы снизить эмиграцию. Это смешно. Это значит, что он не знает, что делать, не знает, что он говорит. В этом контексте президент (…) выглядит сильнее», - сказал Катаускас.

Как поведут себя партии после вето?

21 июня за принятие нового Трудового кодекса голосовали 65 членов Сейма, против – 12, и 14 воздержались. За голосовали в основном социал-демократы, Партия труда и партия «Порядок и справедливость» - то есть, правящая коалиция. Новый ТК приняла и немалая часть членов Союза отечества – Христианских демократов Литвы и Движения либералов.

Как поведут себя партии после вето президента? Староста фракции социал-демократов Ирена Шяулене, голосовавшая за ТК, сказала, что у партии еще не было возможности обсудить поправки президента, поэтому еще неизвестно, согласны ли с ними члены партии. Она сама считает, что поправки не разрушают ТК, поэтому их можно одобрить.

Социал-демократы, которые не одобряли ТК, предпочли вообще не участвовать в голосовании. Например, Альгирдас Сисас. Бируте Весайте сказала, что одобряет поправки президента. Гедиминас Киркилас считает, что поправки надо обсудить. По его словам, главная проблема в том, что вето президента надо либо принять, либо отклонить – руководствуясь Статутом Сейма, невозможно что-то менять.

Партия труда планирует отклонить вето президента, сказал лидер партии Валентинас Мазуронис. Он сказал, что главная цель – чтобы новый ТК действовал с 1 января 2017 года. Но он не исключил возможности вернуться к некоторым предложениям президента в будущем.

«Этот кодекс – не только кодекс. Здесь пахнет предвыборной борьбой, кто сильнее, кто лучше, кто кого победит. Мы подумаем, какую позицию занять», - сказал Мазуронис.

Фракция партии «Порядок и справедливость» пока не обсуждала вето, и ждет вердикта Роландаса Паксаса. Он подчеркнул, что президент не общается с премьером, и поэтому наложила вето на ТК, хотя могла предложить свои поправки, не возвращая закон в Сейм.

По статуту Сейма, предполагается, что после того, как президент наложит вето на правовой акт, об этом сообщается на ближайшем заседании Сейма. Но сейчас непонятно, когда будет ближайшее заседание – в июле или в сентябре. Оно пройдет в июле, если парламентарии решат созвать внеочередную сессию, и в сентябре – если решать обсуждать вопрос на осенней сессии.

Сейм должен будет решить:

1. обсуждать ли закон заново (вопрос идет в комитет),
2.или считать его непринятым (заканчивается обсуждение).

Если Сейм решит обсуждать заново, вопрос попадает в комитет, и потом на заседании идет голосование:

1. принять весь закон без изменений (отклонение вето президента, необходим 71 голос «за»),
2. одобрить поправки президента (вето принимается, необходимо более половины голосов «за»).