aA
На этой неделе главы Эстонии и Латвии в очередной раз напомнили о необходимости поставить знак равенства между двумя тоталитарными режимами: коммунистическим и фашистским, а также их преступлениями. Литовские политики не исключение. Недавно, находясь в Чехии, к этому призвал премьер-министр Гядиминас Киркилас. Остается выяснить, что имеют в виду политики под словом «коммунизм», и когда же «равенство» восторжествует.
Kinas apžiūri Kinijos Komunistų partijos organizuotą parodą Pekine.
Kinas apžiūri Kinijos Komunistų partijos organizuotą parodą Pekine.
© Reuters/Scanpix
Социал-демократ Юстинас Каросас считает, что осуждение коммунистического режима необходимо, поскольку это вопрос «прощания с историей», но в то же время он уверен, что зацикливаться только на этом не стоит.

«Наша страна предлагает, чтобы негативные деяния коммунистического режима были приравнены к поступкам фашистского режима, – полагает он. – Дискуссия идет и в европейских структурах. Чем это закончится, пока сказать нельзя. Это один из вариантов прощания с прошлым, оно будет нас долгое время провожать. В одном месте мы погасим остроту вопроса, в другом, видимо, нужно ещё больше времени, чтобы всё это исчезло, забыть историю нельзя, но только прошлым заниматься тоже не надо. Это больше моральное осуждение и, в принципе, оно правильно».

Между тем, слова Г.Киркиласа, произнесенные им в Чехии, можно воспринимать неоднозначно. Ведь в рядах СДПЛ есть много бывших коммунистов. Как быть, если между понятиями коммунизм и фашизм будет стоять знак равенства.

«Надо иметь в виду моральный принцип, – считает Ю.Каросас. – Когда мы говорим коммунизм, мы имеем в виду общую преступность коммунизма, а не конкретных людей. Здесь не может быть коллективной ответственности».

В этом уверена и парламентарий, консерватор Вилия Абрамикене. Она уверена, что решает дело не слово, а суть.

«Будем надеяться, что все люди переосмыслили и переоценили ценности, – говорит она. – Это феномен всех обществ Средней и Восточной Европы. Люди ведь не роботы, их не разберешь на частицы и не соберешь заново, так что живем с теми людьми, которые у нас есть. Только у человека есть свойство пересматривать свой путь, переоценивать свои действия и надо этим пользоваться».

В.Абрамикене полагает, что необходимо четко дифференцировать понятия. Точно подбирать слова в высказываниях по поводу коммунизма.

«Не само слово решает, – считает парламентарий. – В Чехии и сейчас есть партия, которая называет себя так, но если почитать устав, то это не та партия, которую надо приравнивать к чему-либо. Слово «коммунизм» само по себе ни о чем не говорит. Я бы сказала коммунистическая диктатура – это было бы более точно. Все-таки надо ясно сказать то, что мы хотим сказать. Назвать это только сталинизмом – тоже неточно. К одному человеку привязывать очень удобно, но недостаточно».

Ю.Каросас тоже уверен в этом. Он считает, что «когда смотришь в философском плане, то это одно и то же, но когда дело доходит до конкретики – возникают нюансы».

Если в европейских странах идет дискуссия по этому вопросу – пример тому будущие слушания, в которых примут участие и представители Литвы, то высказывания о признании преступности коммунистического режима при СССР обычно вызывают у России болезненную реакцию. Официальная Москва воспринимает это как попытку пересмотра истории. Ю.Каросас полагает, что в ближайшее время позиция России вряд ли изменится.

«Если у нас есть люди, которые спорят об этом, то в России это ещё тяжелее. Россия была центром реализации самой коммунистической идеи. Здесь речь идёт о моральном осуждении и напоминании о том, что это не должно повториться».

По его мнению, тот факт, что Россия противится признанию преступности коммунистического режима – реакция странная.

«Это очень интересно, потому что Германия в свое время сама выдвинула концепцию насчет фашизма, это было неприятно, но дело, видимо, в общей культуре и традиции, потому что если сравнивать, то в Германии еще тяжелее было, острее, но они до сих пор это нормально воспринимают, чувствуют свою вину».

В.Абрамикене высказывается похожим образом. Политик называет труднообъяснимой нервозную реакцию России на подобные вопросы, поскольку, как уверена парламентарий, соседи должны сами проявлять активность в этом вопросе.

«Дело в том, что в этих лагерях было очень много русских, – говорит она. – Были репрессии против интеллигенции, крестьянства, церкви, массовые убийства, столько страшных деяний было. Иногда когда кто-то говорит – «коммунизм», то связывает это с Россией, и тогда каждый, кто себя идентифицирует с Россией, воспринимает, что это высказывание против него. Очень трудно подбирать слова, которые не задевали бы. Люди обычно не утруждают себя тем, чтобы продумать над тем, что именно говорят и кого имеют в виду. А это надо делать. И в самой России не нужно бы ходить с плакатами Сталина, не надо бы отходить, но мы видим обратное, видим, что Сталин возвращается как символ мощи в некоторые слои. Это недоразумение. Потому что этот путь никуда не приведет. Он не нужен. Особенно России».

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!

ru.DELFI.lt
Строго запрещено копировать и распространять информацию, представленную на DELFI.lt, в электронных и традиционных СМИ в любом виде без официального разрешения, а если разрешение получено, необходимо указать источник – Delfi.
|Populiariausi straipsniai ir video

TOP новостей

Еще один скачок – 2450 новых случаев коронавируса в Литве и 17 смертей (3)

За сутки в Литве от коронавируса скончались 17 человек,...

Политик Жемайтайтис сказал, кто был рядом с Гражулисом: они уже много лет вместе (15)

В среду в социальных сетях появилось видео с заседания...

Правительство Литвы ужесточило правила карантина (67)

В среду правительство Литвы ужесточило условия...

Комендантский час – крайняя мера: исключений в рабочие дни не будет (24)

Ситуация с коронавирусом в Литве не улучшается. ВРИО...

|Maža didelių žinių kaina