Он не демонстрирует свое богатство, не бросается деньгами, не стремиться привлекать к себе внимание. Однако образ немногословного и избегающего внимания предпринимателя Викторас Буткус разрушил на конференции "Точка излома 2017", где поделился как своими планами, так и семейными ценностями и замечаниями по поводу литовского бизнеса.
Viktoras Butkus
© DELFI / Karolina Pansevič

В последнее время Буткус чаще появляется в публичных местах: в Вильнюсе на его деньги строят музей современного искусства MO, предприниматель чаще стал делиться своими идеями. Пока этого не было, по его мнению, говорить было не о чем. "У меня есть такая особенность - я не люблю говорить о двух вещах. Первое – не говорю о том, чего не знаю. Когда я был директором Fermentаs, говорил о науке и бизнесе, поскольку хорошо в этом разбирался. Второе, я не очень люблю говорить, что сделаю, если этого не сделаю, будут спрашивать, почему не сделал, зачем это нужно? Сейчас, когда вокруг музея стоят краны, могу смело говорить: полгода назад не говорил бы", – сказал он.

Он сказал, что не избегает публичных мест, только видно иначе их воспринимает. "Я хожу в театры, на концерты, моя жена дома - наш министр культуры, у нас есть билеты на все фестивали, но той элиты, о которой вы говорите, я там не вижу, разве что бывают на престижных концертах. Надо выбирать, что такое это публичное пространство: если это фестиваль моды, да, туда мы не ходим", – сказал Буткус.

Почему он как обычные богатые люди не демонстрирует яхты и виллы? Этот вопрос ему кажется странным: у него таких игрушек нет, а демонстрировать богатство, по его мнению, неэтично. "Да, у нас есть вилла – построенный в 1940 г. домик в деревне, где собирается наша семья", – сказал он, прибавив, что на практике чаще всего общался с иностранными учеными-предпринимателями, умными и богатыми людьми, которые, вероятно, способствовали формированию его имиджа.

"Когда работаешь на Западе, этичное поведение очень важно. Я не хочу ничего говорить о Литве, но на западе нетерпимо относятся к такому явлению, когда руководитель ездит на пятом BMW, а работникам платит минимум, или устраивает работников на полставки за полминимума. Это абсолютно неэтично", – считает Буткус.

Он сказал, что не стремился к богатству, когда начинал бизнес. Так сложилось, что в 1990 г. Литва обрела независимость, и лаборатория, в которой он работал, перестала получать финансирование, пришлось думать, как выжить.

"То, чем я занимался всю жизнь, для меня было интересной игрой", – рассказал он, заметив, что важным оказалась возможность применения этого на практике.

В 2010 г. Fermentas был продан американской компании Thermo Fisher Scientific. Получив свою долю, он в первую очередь рассчитался с государством - заплатил больше 10 млн. евро. Потом стал думать, что делать с оставшейся частью. Он с женой Дангуоле решил, что просто отдать их трем детям - неразумно.

"По статистике, деньги пропадают в третьем поколении: внуки тратят деньги очень быстро и не на лучшее", – сказал он, объясняя свое решение. Буткус не скрывал: его дети не знали отказа ни в чем, что было связано с учебой, культурой и здоровьем. все они окончили учебу за границей и вернулись в Литву, здесь работают и зарабатывают сами. "Если были какие-то проблемы с поведением, я говорил, что терплю, учу своим примером. Сработало – ни один не выбрал плохую дорогу", – сказал предприниматель. А думая, что делать с деньгами, он вспомнил слова американского миллиардера Уоррена Буффета, что должно быть стыдно умирать богатым.

"Сначала я этого не понимал. Но думал,надо что-то делать", – шутил предприниматель. Но потом заметил, что надо уметь не только умно зарабатывать деньги, но и тратить их с умом. А идея музея современного искусства показалась ему отличной.

В коллекции, собранной Буткусом – около 4500 творений современного искусства. Большая часть – времен независимости Литвы, после 1990 г., есть из из советского периода.

Эта коллекция стоила Буткусам 5 млн. евро, еще 3 лн. стоила земля и 7 млн. будет стоить строительство здания музея. Всего – 15 млн. евро. Но на его содержание потребуется еще по 600 000 евро в год. Буткус надеется, что найдутся те, кто захочет об это позаботиться.

На вопрос из зала, не станет ли он финансировать и эту часть расходов, Буткус, шутя, ответил: "Последнее отдать не могу, еще и моя собака хочет есть".