aA
"Я родился в чужой стране, прожил здесь большую часть своей жизни, но на подсознательном уровне всегда чувствовал, что мой дом не в России, подлинный дом – это земля твоих предков, мой дом – это Литва", - об этом в эксклюзивном интервью Delfi рассказал потомок литовских переселенцев Алексей Сальминис, лелеющий надежду вернуться на историческую родину.
"Мы – народ, разделенный войной": российский литовец мечтает вернуться на родину предков
© DELFI / Domantas Pipas

Еще недавно Алексей строил планы на будущее в Литве. В прошлом году он впервые ступил на землю предков, увиделся с родней, связь с которой фактически оборвалась после Второй мировой войны. Благодаря литовским корням ему удалось быстро получить постоянный вид на жительство и начать процедуру оформления гражданства, но в августе 2019 года мечта о воссоединении была внезапно разрушена – против Алексея возбудили уголовное дело по статье «мошенничество». Герой нашей истории утверждает, что дело сфабриковано – он уверен в том, что в развале его бизнеса в сфере туризма замешаны люди, связанные с ФСБ, но об этом позже.

Отметим, что мы не можем с уверенностью говорить и давать однозначные оценки этому делу, в нем много спорных моментов и черных пятен, с которыми будет разбираться суд, однако история Алексея Сальминиса заслуживает внимания. Она заставляет задуматься о прошлом: о трагедии разделенного народа, о последствиях жестокой смены политического строя, об искалеченных судьбах десятков тысяч семей, о цене справедливости и о маленьком человеке перед лицом системы.

Все слова и историю Алексея Сальминиса мы узнали и ретранслировали из письма, которое передала нашему журналисту родная сестра героя этого материала.

Литва, которую мы потеряли


История семьи Сальминисов насчитывает не одно столетие. Потомственные земледельцы жили в Биржайском районе – на севере Литвы. Они честно трудились, став теми, кого в России было принято называть «кулаками», то есть зажиточными крестьянами, имевшими собственную землю, хороший дом и возможность нанимать рабочих. О больших богатствах в те годы речи, конечно, не шло, но Сальминисы были состоятельными людьми – подлинными детьми многогранной и самобытной крестьянской цивилизации. В России она была фактически уничтожена и разорена уже к 30-м годам прошлого столетия, но в Литве эта особая культура – вселенная крестьянства – просуществовала дольше, она жила вплоть до нового прихода советской власти в 1944-1945 годах.

«Мой дедушка Мартинас Сальминис родился в 1925 году на хуторе Юлиянава, около границы с Латвией, недалеко от Биржай. В 1944 году Красная армия уже вошла на территорию Литвы – страну освободили от немцев, но сами военные уходить не собирались, а стали наводить свои порядки, фактически наплевав на уклад тех, кто по праву был хозяином этой земли. Получилось так, что в районе, где проживала наша семья, осталось всего четыре парня призывного возраста. Среди них был и мой дед. Советские власти хотели принудительно забрать их в армию. Двое попытались сбежать – их расстреляли. В итоге моему дедушке и его родственнику пришлось покориться. Их отправили ни куда-нибудь, а на далекий остров Сахалин – защищать «родину» у японских рубежей. Дальше было некуда. Представьте, каким это было шоком для молодых ребят, всю жизнь проживших в Литве. Их же отправили за десятки тысяч километров», - повествует Алексей.

"Мы – народ, разделенный войной": российский литовец мечтает вернуться на родину предков
© Фото из личного архива

По его словам, Мартинас Сальминис лелеял мечту о возвращении домой, но для этого потребовалось несколько лет.
«Дед не раз рассказывал, как им было страшно покидать дом, служить так далеко от родной усадьбы, но советское государство это не интересовало. Изначально домой смог вернуться лишь дедушкин родственник, а его самого не отпускали. За это время ему удалось – пришлось обжиться на Сахалине. Там он встретил свою любовь, женился и только в 1948 году они, уже вдвоем, с моей бабушкой двинулись в Биржай», - пересказывает Алексей воспоминания своего деда.

Несмотря на долгий путь домой, радость от возвращения в родные пенаты омрачили последующие события. Воодушевление быстро уступило место разочарованиям и суровой реальности. Села были обескровлены, хутора опустели, в Литве на борьбу с новыми непрошеными гостями, взявшими власть, поднялись десятки людей. Многие ушли в леса, взялись за оружие, что лишь усилило маховик репрессий против местного населения.
«Это была война всех против всех. С одной стороны, боялись коммунистов, с другой – партизан и лжепартизан, также известных как «стрибай», - говорит Алексей Сальминис, вспоминая рассказы своего деда.

Изначально коммунисты боролись против тех, кто противился мобилизации. Под таким предлогом было арестовано свыше 12 тыс. человек, но в 1948 году репрессии приобрели массовый характер – они перекинулись на крестьянство. Власти запустили механизм принудительной коллективизации, стремясь избавиться от местного кулачества. 1948-1949 годы – одна из наиболее черных страниц для литовцев за все время бесчеловечной сталинской политики. За два года в ссылку отправили 75 тыс. человек. Больше половины всех репрессированных – женщины и дети. Лишь после смерти Сталина во время хрущевской «оттепели» литовцам разрешили вернуться домой. При этом местные власти в лице литовских коммунистов и литовского советского руководства долгое время не разрешали ссыльным приехать домой. Это была сознательная политика партийной верхушки Литовской ССР.

"Мы – народ, разделенный войной": российский литовец мечтает вернуться на родину предков
© Фото из личного архива

«Жить в Литве стало небезопасно – это было очень тяжелое и страшное время. Семья деда находилась в зоне риска, поэтому бабушка настояла на том, чтобы они поехали к ее родне в Куйбывшевскую область. Это положило начало новой жизни для нашей семьи – другая страна, другая языковая среда, другая культура. Я родился в 1987 году в небольшом городе Нефтегорск под Самарой», - повествует наш собеседник.

Память о родине


Несмотря на жизнь вдали от исторической родины, Мартинас Сальминис, как глава семьи, бережно хранил в памяти воспоминания о Биржай, чтил литовские традиции. Его внук Алексей с детства впитал любовь к народным песням и национальным блюдам. В детстве, проводя каникулы у деда, он даже научился немного говорить по-литовски, но со временем язык забылся – сегодня он открывает его заново.

«В начале 80-х мой отец служил в армии. Из-за происхождения его решили отправить в Литву. Благодаря этому, спустя многие годы, дедушка смог приехать навестить родственников… Помню, что не одно наше семейное застолье не проходило без литовских песен – песен о любви, о природе, о вековых лесах. В детстве я проводил каникулы у деда, а когда возвращался, то говорил с ярко выраженным литовским акцентом», - говорит собеседник.

"Мы – народ, разделенный войной": российский литовец мечтает вернуться на родину предков
© Фото из личного архива

По словам Алексея, быть литовцем в Самаре было не так просто. В детстве он не раз подвергался насмешкам со стороны сверстников из-за своей необычной, по российским меркам, фамилии и национальности. Позже аналогичная история повторилась и в университете. Алексей с горечью вспоминает, что всегда чувствовал себя немного чужим, хотя прожил в России всю свою сознательную жизнь. В 2017 году он твердо решил – настала пора возвращаться домой.

Зов о помощи


Тем не менее впервые в Литву Алексей смог приехать только в 2019 году, он прибыл с целым пакетом документов, нашел родственников и даже родного брата своего деда, который недавно отметил свое 90-летие. По воле судеб, оказалось, что он по-прежнему живет в Биржай, он ждал встречи со своим внучатым племянником, но все планы разрушились в одночасье.

«Родственники помогли найти место, где стоял дом, в котором жила семья дедушки, а также деревенское кладбище, где покоятся наши предки. В июне я получил все необходимые документы и статус постоянного жителя Литвы. Я не собирался покидать страну так скоро, но недавно отцу сделали сложную операцию, и у него резко ухудшилось здоровье, поэтому мне нужно было, хотя бы ненадолго, вернуться в Нефтегорск. И вот когда я приехал домой, прямо там к нам нагрянули с обыском и предъявили обвинение. Меня обвиняют в том, что я незаконно присвоил 3 млн рублей, а те, кто развернул кампанию против меня и уничтожил мою репутацию и бизнес говорят о 10-20 млн рубля, но все это ложь», - рассказывает Алексей Сальминис, едва сдерживая слезы.

По его словам, сотрудники правоохранительных органов вели себя неподобающе. Сегодня он ухаживает за больным отцом, а обвинения о присвоенных миллионах он называет фикцией. Алексей говорит, что семья с трудом собрала деньги на адвоката, а если бы он хотел сбежать с вымышленными деньгами, то точно не возвращался бы в Россию.

«Меня задержали 20 августа – прямо дома, повезли в отделение в другой город – за 170 километров. Во время пути машину три раза останавливалась в лесу, где на меня давили, угрожали избить. Полицейские изъяли загранпаспорт, литовскую карту, они знали о том, что я уже подал документы на литовское гражданство. Документы я действительно подал в Вильнюсе, это было 9 мая. Полиция же открыто говорила мне: ты предатель родины. Мол, как я посмел в «святой праздник 9 мая уехать в фашистскую страну» и тому подобное. Позже на меня надавили, чтобы я подписал явку с повинной. В итоге надели браслет и посадили под домашний арест. На многократные жалобы и нарушения никто не реагирует. На данный момент мне запретили пользоваться любыми средствами связи, но я пытаюсь как-то достучаться до мира. Надежда на справедливость угасает с каждым днем», - сокрушается он.

Алексей Сальминис обвиняется по статье 159 УК РФ – «мошенничество». Его обвиняют в том, что он, будучи менеджером туристической фирмы, незаконно присвоил 3 млн рублей. По мнению следствия, именно на эти деньги он уехал в Литву, сделал пластическую операцию и решил начать новую жизнь за границей, избежав наказания за преступление. Сам Алексей называет дело сфабрикованным. По словам ответчика, его бизнес сознательно довели до фактического банкротства. Одна из клиенток, связанная, по его мнению, со спецслужбами, развернула против него кампанию в Интернете. Она посеяла панику, что привело к массовым требованиям со стороны других клиентов о том, чтобы его фирма срочно вернула деньги, но в такой ситуации ни одна компания, равно как и банк, не могут выплатить все и сразу.

«До отъезда в Литву ко мне обращалась девушка по имени Екатерина Калячкина с настойчивыми просьбами предоставить личные данные по клиентам фирмы, где я работал менеджером по туризму, но я отказывался, - рассказывает он. – Я уверен, что это ФСБ. Незадолго до поездки она приезжала ко мне с очередными просьбами выдать данные клиентов. Дело в том, что я работал со специфическими людьми, среди моих клиентов были судьи, члены ЛГБТ-сообщества, представители местных властей и бизнесмены. Все это могло вызвать интерес», - утверждает собеседник.

Алексей говорит, что еще до отъезда за ним следили неизвестные люди, один раз его даже избили, но правоохранительные органы отказались расследовать это дело. Сегодня упомянутая девушка выступает в качестве истца. По его словам, она развернула массированную кампанию в местных соцсетях, опорочив его честь и достоинство, и у нее это получилось. Поскольку город маленький, а дело стало резонансным, бизнес пошел под откос. Часть свидетелей, выступавшая в поддержку обвиняемого, по ряду причин позже отказалась выступить в его пользу, оборвав все связи. Сам он связывает это с угрозами в их адрес.

"Мы – народ, разделенный войной": российский литовец мечтает вернуться на родину предков
© Фото из личного архива

Герой нашей истории открыто говорит о родственных и дружественных связях упомянутой Екатерины, желавшей заполучить личные данные клиентов, с сотрудниками МВД и ФСБ. Несмотря на то, что он вместе с адвокатом не раз указывал на ряд фальсификаций и нарушения, следствие, как будто нарочно игнорирует эти факты.

«У меня никогда не было проблем с законом. Сейчас все дошло до того, что мой бизнес фактически довели до разорения. Это была сознательная кампания. Меня представили как мошенника, гомосексуала, лжеца… Я оказался на грани самоубийства… Моему адвокату несколько раз поступали угрозы. Из гражданского дела сделали уголовное, но все наши аргументы следствие принимать не хотело, в ответ мы слышали лишь отговорки и угрозы. Как говорится: был бы человек, а статья найдется. Это дословные слова следователя», - сокрушается Алексей.

Впрочем, у Екатерины Колячкиной иная версия случившегося. По ее словам, Алексея она знала давно и пользовалась его услугами несколько раз. У них всегда были доверительные отношения, но все изменилось, когда в мае прошлого года у ее семьи сорвался отпуск. Алексей перестал выходить на связь, у четы Колячкиных, их родителей и друзей семьи сгорели свыше 4 тыс. евро, которые они выплатили ему как туроператору. Уладить разногласия в досудебном порядке не удалось, поэтому она решила предать эту историю гласности, побудив людей составить коллективный иск. Ответчик, тем не менее, настаивает, что это часть спланированной кампании с целью обрушить его репутацию и сломать карьеру. Герой утверждает, что у него есть свидетели, готовые отстоять его доброе имя. Дело уже передано в суд.

«Люди, которые похищают деньги, особенно миллионы, - не возвращаются в Россию. Постоянный вид на жительство у меня уже был на руках, если бы я присвоил те суммы, в которых меня обвиняют, то мог бы позволить себе нанять дорогих адвокатов, хоть в Литве, хоть в России. Я бы мог остаться, меня бы никто не экстрадировал, да и жил бы я себе припеваючи», - подчеркивает Алексей.

Сегодня потомственный литовец уповает лишь на помощь исторической родины. Он почти потерял надежду пробиться через стену непонимания в Нефтегорске. В российскую систему он не верит, а справедливый суд надежды крайне мало. В будущем Алексей готов отстаивать свои права в Европейском суде по правам человека, но это может занять годы.
«Возможно, это совпадение, но теперь мое литовское происхождение вновь играет против меня. Мне очень страшно. Я гоню от себя мысли о суициде, но уже не знаю, смогу ли вернуться домой – в Литву, смогу ли вновь увидеть родню, пройтись по зеленой траве опустевшей деревеньки, обнять родного брата своего деда… Я знаю, что меня ждут и надеются на скорейшее возвращение. Я стал заложником страны, чужой страны, в которой родился. Я всегда считал себя литовцем, который волей-неволей был разлучен со своей родиной. Не знаю, имею ли право просить о помощи, но хочу, чтобы об этой истории услышали в Литве. Так мне станет легче, так у меня появится надежда», - подытожил свою историю Алексей Сальминис.

Все слова и историю Алексея Сальминиса мы узнали и ретранслировали из письма, которое передала нашему журналисту родная сестра героя этого материала.

В поисках родины


Вопросы поддержки литовских соотечественников, проживающих на постсоветском пространстве, стоят довольно остро. Между тем система оказания помощи и сама стратегия государства по этому направлению размыты.

Для того, чтобы прояснить ситуацию мы обратились к бывшему многолетнему председателю общины литовцев в Республике Карелия Гитане Буйвидайте. Сегодня она живет в Литве и руководит ассоциацией "Mes", концентрирующейся на культурных проектах и сплочении представителей литовской диаспоры в России и Казахстане.

"Как правило, большинство литовцев, живущих в России – это потомки ссыльных. Дети, внуки, правнуки. С каждым годом их число сокращается. Многие потеряли, а некоторые так и не обрели связь с исторической родиной, поскольку жизнь, языковая среда и окружение диктуют свои правила. Литва оказывает посильную помощь соотечественникам, но таковыми считаются лишь граждане Литвы или потомки репрессированных, претендующих на гражданство. Они могут в ускоренном порядке могут получить паспорт, пройти бесплатные курсы по изучению в университете, получить единовременные субсидии, возможность пройти переквалификацию в вузах Литвы. Также государство компенсирует им плату за проезд и перевозку вещей. До 2009 года людей ставили в очередь на получение бесплатного жилья", - говорит Гитана Буйвидайте.

По ее словам, за последние 30 лет число литовцев в разных регионах России уменьшилось более чем в два раза. Если раньше большая часть из них проживала в Иркутске, Красноярске, в Карелии, то сегодня многие перебрались в европейскую часть РФ, поближе к Москве и Петербургу, поскольку жизнь в регионах в плане работы и зарплат стала тяжелее – возможностей меньше. На данный момент, говорит Гитана, официально в России насчитывается около 30 тыс. литовцев.

"Процесс естественной ассимиляции, безусловно, не проходит бесследно. Эта статистика не связана с тем, что российские литовцы массово уезжают в Литву. На примере Карелии я хорошо знаю, что люди с литовскими корнями забывают историю своих бабушек и дедушек. Если еще десять лет назад, в России проживало около 80 тыс. литовцев, то сегодня 30-40 тыс., при этом 10 тыс. живут в Калининграде", - сказала Гитана Буйвидайте.

В 1992 году правительство разработало Программу по возвращению в Литву политзаключенных и ссыльных, а также членов их семей. В рамках этого правового механизма государство оказывает помощь тем, кто хочет вернуться на историческую родину. Благодаря этой программе в период с 1992 по 2017 годы в Литву вернулось свыше 5000 человек. В рамках этого правового механизма государство гарантирует и компенсирует расходы на переселение, предоставляет единовременные выплаты для размещения-заселения и рабочие места на тех или иных субъектах и предприятиях, которые оплачивает Биржа труда, а не работодатель.

Помимо этого, переселенцам организуют курсы по изучению литовского языка и (в случае необходимости) курсы по получению квалификации или переквалификации, говоря о специальности и трудовых навыках.

Размер единовременной выплаты на размещение-заселение составляет 1014 евро, для ребенка младше 18 лет – 724 евро. Также государство предоставляет единовременную субсидию для граждан Литвы, живущих на территории бывшего СССР, если у них есть желание вернуться на родину. Размер такой выплаты составляет 290 евро.

Кроме этого, государство оказывает поддержку детям переселенцев, которые проходят обучение в Вильнюсском литовском доме. С 1994 года все расходы по изучению литовского языка для бывших политзаключенных, ссыльных и их членов семей берет на себя государство. В будущем возвращенцы могут сдать экзамен на I, II или III категорию по знанию государственного языка.

По новейшим данным Соцмина, за это время единовременными субсидиями воспользовались около 3000 человек. С 1992 по 2016 годы государство обеспечило квартирами 2 012 семей возвращенцев. Расходы на обеспечение жильем за этот период составили около 32 млн евро. В период с 2015 по 2017 годы на интеграцию бывших ссыльных и возвращенцев было израсходовано порядка 1,5 млн евро. В течение ближайших трех лет в правительстве предусмотрено выделить на упомянутые нужды 3,9 млн евро, 3,3 млн евро пойдут на обеспечение людей квартирами.

По данным на конец 2017 года, квартиры ожидают 194 семьи. 155 из них живут в Вильнюсе, в Клайпеде – 33, в Каунасе – 2, в Паневежисе – 2, в Паланге – 1, в Лаздияй – 1.

Упомянутую программу осуществляет и претворяет в жизнь Департамент по надзору за социальными услугами при Министерстве социальной защиты и труда.

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!

ru.DELFI.lt
|Populiariausi straipsniai ir video
|Maža didelių žinių kaina