aA
Многочисленные нарушения компании "Grigeo Klaipėda" вызвали широкий общественный резонанс. Министр охраны окружающей среды Литвы Кястутис Навицкас утверждает, что решение о сливе неочищенных стоков прямо в Куршский залив было преднамеренным шагом. Утверждается, что подобные действия длились годами, теперь ущерб, нанесенный природе, должны оценить ученые.
Морские биологи прольют свет на масштабы загрязнений со стороны Grigeo Klaipėda
© DELFI / Orestas Gurevičius

Накануне президент Гитанас Науседа объявил, что направит деньги в Институт морских исследований при Клайпедском государственном университете (КУ). Речь идет о 4 тысячах евро, полученных главой государства в ходе избирательной кампании от главы группы предприятий Grigeo Гинтаутаса Пангониса. Последний, таким образом, поддержал его на выборах. Литовский лидер считает, что к работе и проверкам можно и нужно привлечь отечественных исследователей. В связи с этим мы обратились за комментариями в сам Институт, попытавшись выяснить, какие задачи возлагают на морских биологов, регулярно исследующих изменения морской среды Балтийского моря и Куршского залива.

Однозначных ответов нет

На наши вопросы ответил морской биолог, ведущий научный сотрудник Института морских исследований при КУ, профессор Сергей Оленин. В 2016 году он был избран академиком в Академию наук Литвы. По словам ученого, клайпедские исследователи могут оценить масштаб нарушений, но здесь есть свои нюансы.

Морские биологи прольют свет на масштабы загрязнений со стороны Grigeo Klaipėda
© DELFI / Tomas Vinickas

"Отмечу, что деньги были переданы нашему Институту без всяких условий, но, конечно, не случайно. Куршский залив для нас – постоянный полигон исследований, на котором отрабатываются методы, применяемые в дальнейшем в разных районах мира – от Средиземного моря до Бразилии и Арктики. Мы в состоянии дать ответы на вопросы о масштабе загрязнений. Конечно, 4 тыс. евро – это небольшая сумма, но за эти деньги можно снарядить экспедицию и провести соответствующие замеры на месте, куда, как утверждается, спускались отходы со стороны упомянутого предприятия. Пока разрабатывается план исследований. Мы не собираемся подменять госструктуры, которые будут проводить расследования, в том числе и экологические. Результаты наших работ будут представлены на национальной конференции по морским и береговым исследованиям, которая происходит ежегодно в начале апреля. Однако, нужно заметить, что Куршский залив, особенно в литовской его части, это проточный водоем, из которого многие загрязнения выносятся в море, поэтому не всегда можно получить однозначный ответ", - говорит он.

Тем не менее выявить проблему все-таки можно. Если, как утверждают в Минприроды, отходы спускали много лет, это не могло не сказаться на окружающей среде.

"Нужно больше внимания уделять стабильным параметрам. Тем, которые показывают, как накапливаются загрязнения в донных отложениях и живущих там бентосных животных. Физические и химические параметры устанавливаются довольно быстро, а биологические требуют больше времени. Полученные данные надо сравнить с результатами измерений на соседних участках, которые не были подвержены загрязняющему воздействию и, таким образом, определить, было ли негативное влияние, оказали ли эти отходы влияние на экосистему. Если речь идет о загрязнениях и спуске промышленных отходов, который продолжался не один год, то можно ожидать существенных изменений. Такое исследование может занять несколько недель и даже месяцев. Учитывая то, что идет расследование и дело находится на контроле в Администрации президента и правительстве, очевидно, Институт постарается сделать все как можно быстрее", - сказал морской биолог.

Морские биологи прольют свет на масштабы загрязнений со стороны Grigeo Klaipėda
© DELFI / Rita Gečiūnaitė

Сергей Оленин констатировал, что новость о недобросовестных действиях компании вызвала изумление у него как у жителя Клайпеды и ученого. По его словам, скрыть факт многочисленных нарушений и трубы, из которой выпускают отходы, крайне сложно. В качестве подтверждения он привел похожий случай на Куршской косе, когда представители Института работали в Юодкранте и в определенный час зафиксировали резкий скачок содержания в воде фосфора, который превышал все параметры. Спуск отходов происходил ночью, а на следующее утро исследователи обнаружили трубу, которая ведет прямо в залив. Тогда проблему удалось быстро локализовать.

"В наше время утаить такие нарушения невозможно. Меня очень удивили эти новости. Если в 90-е годы или в начале 2000-х годов те или иные предприятия могли бы сэкономить на этом какие-то центы, то сегодня, как мне казалось, все давно привыкли, что лучше жить по правилам, иначе тебя ждут большие последствия. Сегодня речь идет об огромных штрафах, о сворачивании производства, имиджевом ударе и, возможно, фактической остановке работы предприятия. Игра явно не стоит свеч, и сегодняшняя ситуация тому подтверждение. С другой стороны, мне непонятно, как ответственные структуры, Департамент охраны окружающей среды, госагентства, проводящие аудит, могли не замечать такую деятельность – это вызывает большое удивление", - сетует профессор.

Море как человек

На вопрос о том, могли ли многолетние нарушения компании сказаться на Балтике и существенно навредить экологии, учитывая, что потоки тех или иных нечистот могло вынести в море, Сергей Оленин подчеркнул, что за последние шесть лет исследователи не фиксировали никаких радикальных изменений. Купаться точно можно, а громкие заявления о том, что экологическая ситуация в Балтийском море критическая, не имеют ничего общего с реальностью.

"На данный момент Институт находится на заключительной стадии расширенного исследования о ситуации на Балтике. Оно называется следующим образом: оценка состояния морской среды Балтийского моря в соответствии с Рамочной директивой по морской стратегии ЕС. В последний раз мы проделывали такую работу в 2011-2013 годах. Каждые шесть лет исследования повторяются. Это делают все морские государства ЕС, а мы работаем в исключительной экономической зоне Литвы в Балтийском море.

Сергей Оленин
Сергей Оленин
© Asm. archyvo nuotr.

Исследования продолжаются, но первые результаты говорят о том, что в целом положение не ухудшилось, где-то стало лучше, но есть параметры, которые нас беспокоят. Здоровье моря можно сравнить со здоровьем человека. Общее состояние может быть совсем неплохим, но в воде, равно как и в крови, может не хватать тех или иных элементов или же, напротив, могут быть какие-то избытки. Так и здесь. Если делать общие оценки, говоря о временном промежутке в 20-30 лет, то ситуация даже улучшилась. По крайней мере, она стабилизировалась, поэтому алармистские разговоры о том, что Балтика вот-вот "загнется"не имеют ничего общего с реальностью", - утверждает ученый.

Несмотря на это, в Куршском заливе положение не столь благоприятное, как в литовской части Балтики.

"Сказать, что ситуация в Куршском заливе явно улучшается, нет оснований. С другой стороны, здесь крайне сложно давать односложные ответы. На водоем влияет огромное количество факторов, мы ведь говорим не о закрытой системе, где все видно и понятно, а о заливе, который связан с реками и морем, и деятельностью людей. Скажем, в какие-то годы мы фиксировали, что вода в заливе не цветет и были этому рады, но это не означает то, что улучшение наступило именно из-за прекращения сброса неочищенных стоков какого-то предприятия. Конечно, такие мероприятия постепенно приводят к оздоровлению обстановки, но в природе очень редки прямые функциональные связи. На состояние среды может повлиять и то, какой была зима, когда высвобождаются и как весной связываются биогены. В этом году зима очень теплая, значит, все возможные негативные последствия мы увидим летом", - подытожил эксперт.

Причины для беспокойства

В то же время Оленин указал на болезненные точки, вызывающие серьезные опасения у ученых. Некоторые тенденции и параметры действительно могут быть связаны с загрязнениями, неочищенными стоками и грубым вмешательством человека в устоявшиеся природные процессы.

"Параметров довольно много, одни в норме, другие – нет. Например, установлено плохое состояние восточно-балтийской популяции трески. Не удалось снизить количество попадающих в море азотных соединений до рекомендованных Хельсинкской комиссии (HELCOM) величин. До 2015 года положение улучшалось, но потом ситуация начала ухудшаться. Возможные причины кроются в интенсификации сельского хозяйства, увеличении использования удобрений, недостаточно развитой сети сбора сточных вод, а также в климатических изменениях, из-за которых может увеличиваться эрозия почвы и вымывание биогенов", - пояснил биолог.

Морские биологи прольют свет на масштабы загрязнений со стороны Grigeo Klaipėda
© Dalius Rakutis

В результате скандала с Grigeo Klaipėda многие опасаются за качество вылавливаемой на Балтике рыбы. Основная угроза – заражение морепродуктов тяжелыми металлами, но профессор развеял панические настроения.

"Как раз наши данные говорят о том, что положение немного улучшилось. По крайней мере, не ухудшалось. Такой вывод сделан в ходе исследования. Концентрация тяжелых металлов типа свинца, ртути и кадмия так же находится в пределах нормы, то есть с добываемыми у нас морепродуктами все в порядке", - резюмировал профессор.

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!

ru.DELFI.lt
|Populiariausi straipsniai ir video

TOP новостей

По уровню заболеваемости коронавирусом Литва на третьем месте в Европе (26)

Литва перешла еще один рубеж. Если во время первой волны...

ВРИО премьер-министра Литвы: перелома нет, надо обсуждать другие меры (36)

В Литве число больных коронавирусом не снижается,...

Литва не получила ответов Минска о системе охлаждения на БелАЭС (9)

Литва не получила ответов Минска о состоянии системы...

Еще один скачок – 2450 новых случаев коронавируса в Литве и 17 смертей (14)

За сутки в Литве от коронавируса скончались 17 человек,...

|Maža didelių žinių kaina