Когда вы слышите название Рукла, вероятно, думаете об армии, о беженцах. И не зря: этим и прославился городок. Однако, по словам главы местного "Каритаса" Виргинии Норейкене (она занимает этот пост 22 года), люди приезжают в Руклу после личных трагедий.
© DELFI / Domantas Pipas


С Виргинией журналисты встретились в офисе "Каритаса". В нем стоят ящики с одеждой и продуктами. Мы садимся за стол и слышим, что в соседнем помещении молятся дети с монахиней.

Виргиния рассказала, что приехала в Руклу после развода. "Бывший муж со своей зависимостью остался в Каунасе, а я приехала сюда", – сказала собеседница.

Первые свои дни в Рукле она вряд ли забудет. "Когда я сюда приехала, то подумала: о Господи, русские ссылали в Сибирь, а тут и Сибирь не нужна. Это ссылка в Литве", – вспоминает Виргиния.

По ее словам, сюда приезжают жить люди из Каунаса и Кайшядориса. Это люди, переживающие кризис в своей жизни и ищущие более дешевое жилье. "Приезжают и люди с зависимостями, не стоит это скрывать. Может, у них не задалась жизнь. По их вине или по вине обстоятельств. Всякое в жизни бывает, мы не настолько сильны", – сказала Виргиния.

Она помнит моду 1995 г. в Рукле: молодые люди обманывали алкоголиков из Каунаса. "Пьяные люди подписывали какие-то бумаги. Обманщики продавали их жилье в Каунасе и привозили их в Руклу. Если у такого обманщика была совесть, то покупали квартиру в 13-м доме, а другие не трудились это делать - привозили и оставляли здесь", – рассказала Виргиния.

"Сколько здесь трагических судеб... Если бы я все записывала, получилась бы интересная книга. Виноваты болезни зависимости", – заметила она.

Сегодня, по ее словам, в городе все изменилось к лучшему, но несчастья случаются. В "Каритас" ежедневно приходит немало людей, чтобы бесплатно поесть, дети приходят на занятия, те, кто хочет вылечиться от алкоголизма, посещают встречи анонимных алкоголиков.

В центре работают 4 повара. Продукты жертвует "Продовольственный банк", добрые люди и военные.

"В этом году приходят поесть около 95 взрослых. Очень много. В прошлом году было много грибов и ягод. Люди их собирали и так зарабатывали. В прошлом году летом приходили 35-40 взрослых. А сейчас нет ни ягод, ни грибов", – заметила Виргиния.

По ее словам, главное - накормить всех детей. "Летом детей немного, около 30. Но осенью станет больше - 60-70 точно. Они говорят, что здесь вкусно готовят. Мы никого не прогоняем", – заверила женщина. Приходят поесть и одинокие старики.

Иногда люди возмущаются, что пенсионеров кормят бесплатно.

"Разве пенсия в 230 евро это много? Это на гране нищеты: неважно, сколько получает, 230 или 300, пусть приходит. Ведь надо покупать лекарства", – сказала Виргиния.

Из Каунаса женщина уехала от алкоголика-мужа, но в Рукле ее постоянные клиенты - как раз алкоголики.

"Я ненавидела алкоголиков. У меня был нехороший опыт", – но сейчас, по ее словам она уже простила мужу. На вопрос, как после такой личной истории ей удается работать с такими же людьми, больными алкоголизмом, как и ее муж, Виргиния ответила.

"Муж - близкий человек, у нас есть дочь. Для меня это было тяжелое испытание. Говорят, своя рубашка ближе к телу.

А на приходящих сюда людей я смотрю, как на слабых. Они приходят, я должна давать. Жаль этих людей. Сначала я кричала на них: зачем вы пьете? Как на мужа. Потом мы начинали говорить. И я поняла, что криком ничего не добьешься, не изменишь. Многого можно добиться добром".

По ее словам, алкоголикам нельзя демонстрировать жалость. "Надо быть с ними жестокими, не жалеть. Если жалеешь, они знают, придут, поплачутся. Надо действовать решительно. Раз можно пожалеть, другой. Но если это систематическое явление, тогда что? Все впустую. Неважно, наркоманы ли они, драчуны ли – женщина должна быть твердой. Я в Рукле не пропала", – сказала глава "Каритаса".

Людям, которые сюда приходят, материальные вещи не нужны. Им нужны занятия, развлечения, чтобы отвлечься от алкоголя. "Молодежь в Рукле не задерживается или идет по стопам родителей", – сказала собеседница.

В Рукле живет около 2000 человек, а 1000 – дети. "3 года назад в Рукле было 750 детей до 15 лет. До 16 уже 900. Детей много, потому что много многодетных семей. Они ленятся, должны работать, а не щелкать семечки, а не раздевать или одевать прохожих", – возмущается Виргиния.

По ее словам, она к молодежи относится строго - есть руки, должны работать.

"20 лет назад за этим столом ели родители, сейчас их дети и даже внуки. Цель их жизни – дети. Как играют их дети? Говорят, когда буду, как мама, у меня будет много детей. Сформировалась модель многодетных семей. А детям ведь все нужно: обучение, одежда, любовь. Любви у них нет", – убеждена Виргиния. Но она заверила, что не все многодетные семьи входят в группу риска.

Она считает, что пособия надо платить только тем, кто работает. "Бывает, человек не может работать. Но если здоровые и не работают, то сдавай ребенка в детский сад и иди работай, тогда только получишь пособие. Почему государство их так балует? Они получают пособия, пропивают деньги, детям леденец дают. Работа есть, Йонава в 7 км, кто хочет, найдет работу. Они не хотят, а у многих нет социальных навыков. Такая жизнь у нас в городке", – возмущается собеседница.

Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии

TOP новостей

Литве на заметку: 5 сценариев российского вмешательства в президентские выборы Украины Специально для DELFI (1)

Президентская гонка, которая неофициально уже...

Самолет Пригожина покинул Литву, его починкой занималась компания Жемялиса (37)

12 октября из-за технических неполадок в Вильнюсском...

Премьер: правительство может отказаться от публикации проектов через СМИ (1)

Премьер-министр Литвы Саулюс Сквернялис во вторник...

РПЦ объявила о разрыве отношений с Константинопольским патриархатом (129)

Сегодня в Минске прошло заседание Священного Синода...